Болезнь и уход близкого человека приводят нас в растерянность, незнание о том, как вести себя и что делать, умножают боль

Основатель и главврач Первого московского хосписа Вера Васильевна Миллионщикова Фото с сайта mk.ru

Книга «Человек умирает. Что делать?» — это сборник текстов разных авторов, отечественных и зарубежных. Под одной обложкой – справочная информация и материалы, которые помогут пройти период расставания и горя.

В подготовке первых глав участвовала основатель и главврач Первого московского хосписа Вера Васильевна Миллионщикова, после ее смерти работу продолжила команда фонда помощи хосписам «Вера». Книга еще не издана, но уже востребована.

«Мы очень долго думали, писать ли все эти тексты. Какая тональность будет правильной? Когда и каким образом они попадут к вам в руки? До или после? От кого – от заботливой медсестры, от друга, или от чужого равнодушного человека? Помогут ли они вам или еще больше расстроят?

Ведь раз вы это читаете, то вряд ли у вас сейчас легкое время. Я очень вам сочувствую. Мне тоже пришлось переживать горе утраты, и я тоже сталкивалась с массой вопросов и не знала, с чего начать», – пишет в предисловии президент фонда «Вера» Нюта Федермессер.

Президент фонда «Вера» Нюта Федермессер Фото: facebook.com

Слушать важнее, чем говорить

Тема смерти – неудобна, обсуждать смерть у постели больного или с его родственниками кажется нам почти кощунством, как будто разговоры на эту тему могут ускорить его уход, как будто мы желаем ему смерти. И мы уходим от темы, забалтываем себя и близких пустыми фразами: «Все будет хорошо», «Ты у нас еще ого-го!»

Сотрудники хосписа учат родственников и посетителей меньше говорить, больше слушать своих близких. На то, чтобы «просто» присутствовать и слушать, тоже необходимо мужество.

Если умирающий сам заговаривает о смерти – выслушайте его, не прерывайте. Не пытайтесь сменить тему. Это трудно и больно, но если вы решитесь на такой разговор, он даст вам обоим много возможностей: сказать слова любви и благодарности, спросить о чем-то важном, пока можно.

В такие минуты важно все, мелочей не бывает. Найти способ связи можно почти всегда, если человек слишком слаб, – попробуйте предложить карандаш и бумагу или клавиатуру компьютера.

Возможно, умирающий захочет поделится с вами своими желаниями, расскажет о том, что хотел бы успеть или увидеть. Пресекая разговор в зародыше, вы никогда этого не узнаете. Если ваш близкий затронет практические и финансовые вопросы, помните, что проговорить их – лучше, чем предполагать потом, задним числом, что ваш близкий думал по тому или иному поводу.

Если человек в коме или под воздействием лекарственных препаратов, не переставайте обращаться к нему по имени и говорить с ним. Не говорите о нем в третьем лице в его присутствии. Не говорите о нем в прошедшем времени. Держите за руку, гладьте, обнимайте, бережно расчесывайте волосы – любое прикосновение может стать для него знаком вашего присутствия и любви.

Опыт умирания нужен тем, кто рядом

В сборник вошел текст, который многие из нас встречали в интернете, впервые он был опубликован в блоге. Автор, Олег Фисенко, написал его в ялтинской больнице и назвал «Советы умирающего»:

«Я писал не о себе, я просто стал голосом стариков, которые умирали рядом. Но их руки говорили со мной, учили меня жить, заставили меня встать с больничной койки и помогать тем, кому хуже. Опыт умирания нужен не тем, кто умирает, а тем, кто рядом, кто прячется от тоски и боли, как своей, так и боли родного человека.

Нас не учат умирать, а этому надо учиться. К этому надо готовиться, как к вступительному экзамену. А сейчас все мы, даже самые сильные, не более чем растерянные, перепуганные дети, когда приближается лодка смерти. Я не философ, но умирающие, поразили меня.

Советы умирающего: что делать

1. Вспомнить все. Привлечь всех
Просто подумай обо мне. Вспомни меня, живого. Составь список: что ест, что читает, с кем болтает. Принеси мне меня, живого, сконструированного из моих воспоминаний. Научи этому каждого: друга, приятеля, сослуживца. Пусть придет каждый, и каждый расскажет что-то интересное. Пусть готовятся, репетируют, оживляя передо мной сцены жизни, к которой хочется вернуться. Это, и только это мне нужно – жизнь, которую я теряю, но которую я очень, очень люблю, жизнь рядом с тобой, рядом с каждым человеком, которому я нужен и который нужен мне.

2. Найдите радость в себе. И принесите мне.
Мне нужно много радости. Не надо бросать все свои дела, я этого не хочу. Звони. Пиши. Присылай самые дурацкие открытки, письма, сувениры. Ты переполнена жизнью, но не знаешь, как со мной поделиться? Используй меня! Научись жизни у меня, потому что именно сейчас, именно в эти минуты, умирая, я начинаю понимать, как ценна каждая минута жизни.

Ты приходишь ко мне, а я лежу под капельницей, ты и говоришь: «Слушай, мне такая интересная работа подвернулась…» Еще вчера я бы спросил, зачем ты меня грузишь своей работой. А сегодня я этого хочу, хочу туда, к работе, ко всему, от чего отгородила больница.

3. Прикасайтесь.
Держи меня за руку. Растирайте мне плечи. Гладь меня по спине. Прикасайся к моим волосам, как мама в детстве. Зачем приходить ко мне в больницу? Прикоснуться ко мне. Что бы вы ни говорили, какую бы еду и подарки ни несли – прикасайтесь. Я не знаю, как это работает. Я просто вижу. Просто держите меня за руку. И я буду жить.

4. Помогите двигаться!
Даже с самыми страшными заболеваниями это надо делать. Разотрите мне руки. Медленно, бережно, аккуратно. Помассируйте каждый суставчик. Пошевелите каждый палец, ладонь, кисть. Мои руки холодны. Только в твоих руках они теплеют. Это – счастье.

5. Дайте мне контакт с природой, с красотой, с миром, который я теряю.
Не нужно пафосных букетов. Один цветок, веточка, гриб, кусочек коры. Принесите мне камень с морского берега и расскажите, как выглядит сегодня море. Принесите книгу, чтобы рассказать, как вы неожиданно купили ее, думая обо мне.

Поймите – я оторван от мира. Мой мир – больничные стены. И все, что вы принесете, возвращает мне мир, в который хочется вернуться. И еще одно. Красота. Все, что я вижу в больнице, – унижение эстетического чувства. Приносите мне красивые вещи. Самые красивые, пусть и самые дешевые. Поймите – я не хочу больничную одежду!. Даже умирая, я хочу быть королем, и ты, моя королева, должна приходить ко мне самая красивая!

6. Приходите сильными. Не приходите слабыми.
Да, я умирающий, нуждаюсь в вашей энергии. Я получу только то, что вы сами отдадите. Остается один «простой» вопрос: где брать эту силу? Если вы плохо себя чувствуете – не приходите. Если вы в плохом настроении – не звоните, не пишите, не приходите. Если я вас раздражаю – не приходите. Все это означает, что вы слабый, а я сильный.

Именно сейчас, когда я умираю, вы обязаны жить полной жизнью, обязаны раскрыть в себе все источники радости, удивления, счастья, которых вам так не хватало раньше. Вы мне нужны – переполненные успехами и впечатлениями.

В каком круге находишься ты?

Американский психолог Cьюзан Силк предложила «теорию колец», обозначив людей, находящихся в разной степени близости к больному в виде концентрических кругов.

«Теория колец» не открывает америк, она лишь упорядочивает то, что многие из нас интуитивно чувствовали. Психолог предлагает нарисовать несколько окружностей, и в центральный, внутренний круг вписать имя человека, с которым случилась беда.

В следующем круге, внешнем по отношению к центральному, – имена его самых близких, родственников – мужа, жены, детей, родителей, сестер и братьев. В следующем круге с еще большим диаметром – имена родственников не столь близких. В самом большом, самом внешнем круге будут знакомые и приятели человека, нуждающегося в поддержке. А между ними и родственниками «второй» и «третьей степени» – близкие друзья.

Таким образом, мы изобразили личную вселенную больного и иерархию окружающих по степени близости к нему.

У людей каждого «круга» – свои правила поведения. «Страдающий» — человек, находящийся в центре, вправе не ограничивать себя в проявлениях чувств, которые он испытывает, переживая горе. Жаловаться, рыдать, стонать, сетовать на несправедливость жизни – прерогатива человека, находящегося в центре (но вряд ли кто-то из «обитателей» других, внешних кругов захотел бы с ним поменяться).

В принципе, стонать и жаловаться может каждый, но – обращаясь к людям, чьи имена значатся в большем круге, внешнем по отношению к кругу, к которому «причислены» вы сами.

Прежде чем сказать что-то человеку, который находится в кругах, приближенных к центру, нужно хорошо подумать. Помогут ли ваши слова? Поддержат? Утешат? Если уверенности нет – лучше промолчать.

Отдельно хочется предостеречь от желания что-то посоветовать тем, кто находится во внутреннем круге. Советы этим людям, как правило, не нужны, а нужны утешение и поддержка.

Войдя в дом, где случилась беда, лучше сказать: «Я очень сожалею…» или «Вижу, как тебе тяжело». Или просто – принесите что-то из еды, это бывает кстати. Не бойтесь предлагать помощь, но уважайте право горюющего от нее отказаться.

Избегайте «слива» жалоб и негатива не только в центр круга, но и в любой другой круг меньше вашего. Помните, что вы можете говорить что угодно, только дождитесь возможности сказать об этом кому-то то из круга больше вашего. Принцип прост: слова поддержки адресуйте во внутренний круг, просьбы о поддержке – во внешний.

Не подавляйте боль разлуки

Во 2 и 3 главах книги дан алгоритм действий тогда, когда человек уже умер, список необходимых для оформления документов и последовательность прохождения инстанций.

Много практических советов, которые могут помочь людям, потерявшим голову от горя про день похорон и организацию поминок, получение пособий и общение с агентами, о погребении в соответствии с канонами традиционных религий, о религиозных обрядах и суевериях.

Но для родственников ушедшего тяжелые дни с его смертью не кончаются. Им предстоит учиться жить заново. Главу «Не подавляйте боль разлуки» написала сотрудник Первого Московского хосписа Фредерика де Граф, духовная дочь владыки Антония Сурожского:

«Я думаю, важно не подавлять боль разлуки, не избегать ее. Часто тем, кто переживает горе смерти и потери близкого, дают сразу же успокоительное. В первый момент это часто необходимо. Особенно если у человека слабое, больное сердце.

Но потом, если подавить, притупить эту боль, уже не будет такого глубокого переживания. Начинаются хлопоты, связанные с похоронами и поминками. Поэтому так важно не лишить родственников этой остроты горя сразу же после смерти близкого, когда можно переживать боль особенно сильно. Нужно дать выход эмоциям, возможность поплакать и даже покричать, посидеть как можно дольше с тем, который только что умер. Ведь это единственный момент, когда еще есть время быть рядом, и время, чтобы начать переживать свое горе.

Боль по ушедшему близкому – это тоже часть жизни. Только пережив все горе, можно выйти из него.

Наоборот, если переживания подавлены, то горе, скорее всего, проявится соматически, то есть человек может заболеть.

Мы ответственны за то, как относимся к горю. Мы можем стать «жертвой судьбы» или выбрать путь свободы и расти, пережив горе, выйти из него, обогащенным этим опытом.

Осмысление страдания, осмысление смерти очень важны для нас. Если нет осмысления, если нет смысла в страдании, тогда будет депрессия.

Венецианов А.Г., «Причащение умирающей» (1839) Фото с сайта rmuseum.ru

В переживании горя для всех есть определенная задача. Владыка Антоний Сурожский советует всматриваться в жизнь человека, который умер, и изучать, что в его жизни было достойно, светло, увидеть величие человека, и чтобы мир не оскудел после его смерти, воплотить именно эти качества в своей собственной жизни».

Книгу «Человек умирает. Что делать?» пока не вышла в печать, но ее можно скачать на сайте фонда Вера:

Человек умирает