Дочь оставила престарелую мать на вокзале, попросив подождать «пару минут» — без денег, без вещей, без документов. Ожидание тянется уже шестой месяц

Без дома, денег, документов и, скорее всего, дочери, осталась Анна Ивановна Ященко. 60-летняя дочь Раиса позвала маму переехать к ней в Старый Оскол и — оставила на вокзале. Анна Ивановна так и ждет дочь — со второго ноября… В мае бабушке исполнится 78 лет.

Анна Ивановна всю жизнь жила и работала на Украине, в селе Гремяч, бывшем колхозе, вместе с дочерью и мужем. Муж умер, дочь уехала в Россию. За полгода до приезда Анны Ивановны в Старый Оскол Раиса написала ей в письме, что нашла хорошего мужчину, работящего, с машиной и домом. Раиса позвала к себе мать и, между прочим, настоятельно попросила продать дом в селе, где сама жила с рождения.

«Когда она мне написала, я стала маяться, — рассказывает Анна Ивановна — Какой переезд на старости лет?! Соседки советовали никуда не ехать. Но потом я рассудила, что надо, продала хату за 50 тысяч гривен, собрала вещи и отправилась в путь. Мы до этого с ней больше полугода не виделись, соскучилась».

На вокзале Анну Ивановну встретила дочь и двое мужчин на машине. Погрузили сумки матери в багажник и поехали на автовокзал. Там Раиса Николаевна попросила маму «подождать пару минут». Они тянутся по сей день…

Днем Анна Ивановна ждала дочь на автовокзале. Ночью пряталась за мусорными баками, где спала, накрывшись кусками картона. Через несколько дней начала просить милостыню. Потом она перебралась на железнодорожный вокзал, где можно было спать ночью. Там ее заметили сотрудники милиции и вызвали «скорую», потому что бабушка явно плохо себя чувствовала.

Анну Ивановну привезли в инфекционное отделение второй больницы Старого Оскола с бронхитом, где она лежала до 18 ноября, пока ее не вылечили и не перевели в отделение сестринского ухода при Старооскольском медицинском колледже. Там она и находится до сих пор — уже 4 месяца.

Первыми об этой истории узнали корреспонденты газеты «Православное Осколье» — и забили тревогу.

«Бабушка Аня сейчас на поддерживающем лечении, — рассказывает Надежда Федоровна Грицун, заведующая отделением сестринского ухода. — У нее атеросклероз сосудов головного мозга. С таким диагнозом люди спокойно живут дома, просто пьют лекарства. Других проблем со здоровьем у Анны Ивановны нет. Она бодро ходит на своих ногах, голова работает отлично. Есть некоторые возрастные изменения, но в пределах нормы. Поэтому можно сказать, что у нас она находится по социальным показаниям. Мы не можем бабушку Аню выписать: куда она пойдет? Вот и живет у нас уже почти четыре месяца, хотя по правилам, больше двух лечение не длится».

Бесконечно жить в больнице Анна Ивановна, здоровый человек и гражданка другого государства, конечно, не может. В отделении всего 30 мест, финансируемых из городского бюджета. Поэтому Н. Ф. Грицун делает все возможное, чтобы проблему как-то решить: «Мы уже написали письмо начальнику миграционной службы, чтобы Анну Ивановну переправили на родину. Может, ее устроят в какой-нибудь дом ветеранов, где она сможет жить. Написали ходатайство начальнику УВД Старого Оскола с просьбой помочь восстановить документы, разыскать ее дочь. Что мы еще можем сделать?».

Сама Анна Ященко никаких заявлений, конечно же, не писала. Не будет она ничего писать и на свою дочь. Если заговорить с ней о случившемся, начинает плакать. Бабушка не исключает того, что Раису просто убили, забрав у нее сумки с деньгами, вырученными от продажи дома (в рублях это около 200 тысяч). То же предполагает и Ольга Васильевна, социальный работник Ильинского храма в Старом Осколе. Она приезжает в больницу с отцом Василием, клириком этого храма, который причащает больных. Бабушка Аня уже несколько раз причастилась.

«Может быть, Раиса задолжала что-то этим мужчинам, — размышляет Ольга Васильевна, — они ее принудили заставить мать продать дом, а потом обокрали и… Дочь ведь пьющая, бабушка говорила: «выпивает». Если бы Раиса сама хотела присвоить себе деньги, то давно бы это сделала, а тут ведь торопила мать, значит, были какие-то причины… Хотя даже если так, ее оправдать нельзя. Какой нормальный человек позволит себе обобрать мать и бросить вот так вот, без всяких путей домой, без документов… Когда я впервые услышала эту историю, у меня волосы дыбом встали, я не хотела верить».

Вариант того, что у Анны Ивановны просто «плохо с головой», как бывает у стариков, что она забыла, что произошло и выдумала свою версию, отметают все, в том числе квалифицированные медицинские и социальные работники. «Она в совершенно здравом уме», — уверена Надежда Грицун. Об этом же говорит отец Василий, причащавший бабушку: «Она полностью адекватна. Я не раз слышал ее историю. Если бы Анна выдумывала, то рассказ бы как-то видоизменялся, но он совершенно одинаков. Это не заученный сценарий, это — правда». Отец Василий уверен, что пропажа дочери с деньгами и документами Анны Ивановны — результат продуманного плана. «Я только не понимаю, как и где теперь искать эту дочь. Они могли на машине уехать куда угодно. У нас же город почти на границе, так что не понятно даже, в какой стране искать».

Но уже ищут. В УВД Старого Оскола заверяют, что дело движется, проверка материалов идет и найти человека не проблема, «было бы желание».

А пока несчастная бабуля занимает себя, чем может, чтобы отвлечься от безнадежных мыслей: читает, вяжет, общается с другими больными и социальными работниками. И до сих пор ждет, хотя дочкины «пара минут» и затянулись на 5 месяцев.