Копты страдают за веру в центре Москвы. Большая семья из Египта по фамилии Михаил-Юзеф ютится в маленьком офисе комитета «Гражданское Содействие»

Копты страдают за веру в центре Москвы. Большая семья из Египта по фамилии Михаил-Юзеф ютится в маленьком офисе комитета «Гражданское Содействие».

Молодые люди бежали из родной страны по религиозным причинам. Детей били за отступление от законов Шариата, девушкам угрожали, мужчины же потеряли веру в то, что можно защитить родных на территории «братьев мусульман», которым христиане братьями быть перестали.

Взрослые, трое маленьких детей и двое подростков ждут направления в центр временного размещения в Перми. Там те, кто покинули родную страну, находятся до вынесения решения о статусе беженца. Два других подобных центра в России – в Тверской области и Краснодарском крае – не функционируют. Если бы не случай и отзывчивость столичных соцработников, гражданам Египта пришлось бы мерзнуть на улице.

Обратившись к закону РФ «О беженцах» от 1993-го года, кажется, что в России можно без особых проблем укрыться от насилия, которое пострадавшая сторона испытывает на родине. Но все не так просто. Как правило, тех, кто пребывает на территорию РФ в поисках убежища, пугает непосредственно вопрос въезда в страну. За визу и рекомендации в прохождении паспортного контроля иностранцы платят посредникам огромные деньги, зачастую последние. На практике же, при пересечении границы все только начинается.

Первое, с чем сталкивается иностранец в Москве – нужно встать на миграционный учет. Без регистрации в России гражданин другой страны может находиться не больше семи дней. Семи календарных дней. Дальше принимающая страна или сам мигрант должны подать документы в Федеральную миграционную службу.

Однако далеко не все, кто в панике бегут из дома, готовы к этому шагу и знают, что надо делать в чужой стране. В случае с семьей Михаил-Юзеф получилось, что они ехали в никуда. Здесь их никто не встречал и размещать не намеревался. Первый день они с маленькими детьми провели в вестибюле метро. И неизвестно, как сложилась бы их судьба в дальнейшем, если бы не добрые люди, которые подсказали телефон «Гражданского содействия». В благотворительной организации гражданам Египта предоставили переводчика и рассказали, как действовать дальше согласно закону РФ.

А дальше нужно дождаться предоставления места во временном центре размещения, потом пройти интервью для получения статуса беженцев. Это официальное собеседование «выдерживает» лишь незначительная часть приезжих, рассказывают сотрудники «Гражданского Содействия». С мигрантами разговаривают крайне жестко, особо не входя в положение. Причина для отказа чаше всего такая: «не предоставлены основания, что проживание в родной стране опасно для жизни».

Семья Михаил-Юзеф вариант возвращения домой не рассматривает даже в самом страшном сне. Как можно вернуться туда, где твоего ребенка унижает учитель в школе, где обращаясь в полицию, ты находишь не справедливость, а унижение и понимаешь, что завтра можешь не вернуться домой живым.

Вот только страшно, что и здесь остаться в живых крайне сложно, ведь нет ни дома, ни даже временного пристанища.

Пока решается вопрос со временным, но официальным размещением, нужно где-то ночевать. Среди бежавших из Египта мужчин и женщин есть одна молодая мама с грудничком. Ее, к счастью, приютила у себя москвичка (именно она встретила семью в метро и помогла выйти на «Гражданское содействие»). Остальные проводят дни и ночи в кабинетах организации. Без еды, возможности принять душ, выспаться и даже выйти на улицу с детьми (пока нет регистрации).

Несмотря на то, что в маленьком офисном помещении разместились девять человек из восточной страны, беспорядка нет. Все вещи аккуратно сложены, на кухне чистая посуда, дети спокойно рисуют, взрослые негромко разговаривают. Эмоции пробиваются только тогда, когда глава семейства – Виктор Михаил-Юзеф – пытается рассказать, что с ними произошло. Английским он не владеет, и обращается в качестве переводчика к зашедшему в «Гражданское содействие» гражданину Сирии, который также ждет помощи от организации. Через пять минут становится ясно, что переводчик не нужен. Глаза на мокром месте, Виктор активно жестикулирует, гладя по голове то дочь, то сына, показывает, как их грубо хватали за волосы, толкали, кричали, принуждали принять ислам. И в конце рассказа отчаянно оголяет запястья – коптский крест в виде татуировки.

«Гражданское содействие» существует на спонсорские пожертвования, в основном, зарубежные, но сейчас ситуация в организации критическая, денег не хватает, разместить семью из Египта даже в самой дешевой гостинице нет возможности. Рассмотрение документов же, как показывает практика, может занять примерно месяц. До этого момента беженцам приходится находиться в ожидании в Москве, но где – непонятно.

«Мне кажется, миграционной службе надо озаботиться тем, чтобы создать центр временного размещения где-то недалеко от Москвы. Потому что большинство беженцев все-таки прилетают в Россию через международные столичные аэропорты», — отмечает координатор проектов комитета «Гражданское содействие» Марина Лексина.

Организаций, которые помогают беженцам в России, не так много. Помимо центра Светланы Ганнушкиной «Гражданское содействие», который работает с 1990-го года, есть информационно-правовой центр «Миграция и закон» Гавхар Джураевой, приют «Незнайка» Сапара Кульянова. Но все они сейчас также столкнулись с проблемой большого притока беженцев. В частности, из неспокойной Сирии. Также помощь беженцам в России оказывает УВКБ (Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев) ООН. Но в компетенцию управления не входит размещение мигрантов.

Когда семья Михаил-Юзеф получит направление в центр временного размещения, встанет вопрос о том, как туда добраться. Базируется он в 100 километрах от Перми, городе Очер. По закону, транспортировку в место проживания должно оплачивать государство, но чаще всего это не так. А значит, «Гражданскому содействию» нужно будет решить и этот вопрос. В случае отказа в получении статуса беженцев граждан Египта опять же ждут трудности.

«В случае отказа в статусе беженцев, наши юристы выясняют, есть ли у мигрантов основания для международной защиты. Тогда можно помочь им либо выехать в третью страну для получения убежища, либо возвратиться на родину. Но также в случае отказа можно попробовать его опротестовать, мы в таких случаях помогаем обратившимся составить исковое заявление и т.д.», -поясняет представитель российского офиса УВКБ ООН Галина Негрустуева.

При самом неудачном развитии сценария, благотворительным организациям приходится искать деньги на то, чтобы мигранты могли покинуть Россию. «В такие моменты мы просто умоляем какую-то гостиницу при посольстве предоставить места беженцам, хотя бы на несколько дней. Потом собираем деньги на обратный путь, договариваемся с железной дорогой о предоставлении льготных билетов. Часто обращаемся к кому-то с просьбой кормить по дороге мигрантов, чтобы они могли доехать до места назначения», — рассказывает руководитель проекта Информационно-правовой Центр «Миграция и Закон» Гавхар Джураева.

На сегодняшний день в России обладают статусом беженцев всего 800 человек. При этом в листе ожидания на получение ответа от миграционной службы находятся больше десяти тысяч иностранцев. К сожалению, многие из них оказываются не в лучшем положении, чем на родине. В первую очередь, по причине закостенелости бюрократического аппарата. И пока бумаги проходят все необходимые инстанции, доброжелательные копты вынуждены смотреть на снег с нескрываемым ужасом. Ведь от того, чтобы снова оказаться на улице, они не застрахованы ничем, кроме человеческого отношения.