Большая семья: как воспитывается дух братства

Радостней жить, когда есть столько людей, которых можно любить, считает Анна Яночкина – одна из старших детей в 10-детной семье врача. Как складываются в большой семье отношения между братьями и сестрами? Что из опыта многодетного детства удается применить в воспитании своих детей?

Радостней жить, когда есть столько людей, которых можно любить, считает Анна Яночкина – одна из старших детей в 10-детной семье врача. Как складываются в большой семье отношения между братьями и сестрами? Что из опыта многодетного детства удается применить в воспитании своих детей?


2009 год. Роман Николаевич с урожаем 2008 года. (Сестра Полина с сыном Васей, Аня с дочкой Ксеней, Ольга Дмитриевна с дочкой Соней и сестра Маша с дочкой Маней)

— Каковы роли старших и младших братьев и сестер в такой большой семье? Или все равны в правах и обязанностях перед родителями?

— Никакого равенства в большой семье быть не может, конечно. У старших свои обязанности и права, у младших свои. Когда младшие становятся старшими – не ясно. Это загадка. Девочки взрослеют раньше, их и нагружали раньше, мальчики взрослеют медленнее. Просто в какой-то момент становится очевидно, что у ребенка есть возможность помочь.

В моем детстве у нас, старших, были свои дежурные дни (мыли посуду, убирались на кухне и в прихожей, выносили мусор), мы выгуливали младших на площадке, у мамы хватало забот дома. Во время еженедельной генуборки старшие убирались в комнатах. Младшие, конечно, помогали, но ответственность была на старших. Сумел организовать — тебе помогли, не сумел – делай сам. И права тоже были разные, старшие с какого-то возраста могли вечером посидеть с родителями на кухне, когда младшие были уложены спать, пить чай, читать и разговаривать или просто слушать разговоры взрослых.

Бывает, что старший оказывается для младших почти наравне с родителями. У нас в семье почти у каждого старшего есть «свой» младший, которым он занимается больше, чем другими. Это происходит естественно и просто, не думаю, что тут было или есть какое-то родительское принуждение. Либо старший – крестный у младшего (Маша – у Коли, я – у Севы, Ксеня – у Фили), либо занимается им из-за большей привязанности и схожести, либо по принципу общей комнаты. Так получилось, что Ксеня стала жить с Катей, она ее воспитывала больше всех, Митя жил с Филей и т.д.

Мой крестник – брат Сева, у нас с ним разница 10 лет, сейчас он учится на втором курсе ветеринарки. Я ночевала с ним, когда мама отлучала его от груди, на собраниях в школе его бывала и уроки с ним делала, забирала его к себе пожить на время экзаменов и т.д. Это патронство очень многое дает обоим: старшие учатся нести ответственность, а младшие получают дополнительного взрослого, к которому всегда можно прийти со всеми своими проблемами, когда заняты папа и мама, а ребенку нужно выговориться и быть услышанным.

Младшие в какой-то момент перестают быть просто малышами, они по-новому входят в твою жизнь, изумляя своими недетскими способностями и отношением, они становятся друзьями и помощниками. Как-то у меня на кухне собрались трое средних (два студента и один старшеклассник на тот момент) и рьяно обсуждали византийское искусство с моим мужем, я сидела буквально пораженная, молча наблюдала за ними и не могла осознать свалившуюся на меня радость: мои «мелкие» перестали быть мелкими. Это взрослые и самостоятельные люди, имеющие свое мнение и способные его с таким жаром доказывать.


2004 год. На фотографии все кроме Ани, которая в это время лежала на сохранении со своим старшим сыном.

— Не секрет, что многие говорят: многодетным так трудно в детстве, так тесно, скромно и т.д. — какая уж тут радость? А когда вырастают братья-сестры, то стараются жить отдельно, каждый в своем мире. У вас не так? Почему?

— Слава Богу, у нас не так! Муж часто даже зовет меня в шутку Авдотьей Рязаночкой (его семья не такая большая, у него только один брат). Помните историю, как ей дали выбор: кого оставить в живых (мужа, сына или брата). Она выбрала брата, так как замуж можно и еще раз выйти, а сына родить.

Отношение между братьями сестрами — очень теплые. Так было не всегда, в детстве мы много воевали, конечно.

Человеку любого возраста легче и радостней жить, когда есть столько людей, которых можно любить. И про которых ты точно знаешь, что они любят тебя. Радостно осознавать, что твой мир – это не только папа и мама, а еще столько дорогих тебе людей.

Друзья могут быть, а могут и не быть, они преходящи. Семья – постоянна. Без моих младших я бы не кончила институт, не смогла бы работать. После второго курса у нас родился сын, и дальше на протяжении четырех лет почти каждую неделю по разу, а то и по несколько раз, кто-то из младших приезжал к нам, чтобы отпустить меня учиться. Они всегда готовы подхватить детей и помочь, привезти старшего из школы, если муж в командировке, а я не успеваю. Мы привыкли жить, зная, что нет безвыходных ситуаций.

Думаю, что нас сильно сплотила деревня и совместные путешествия (пока в родительской семье было 4-5 детей, мы ходили на байдарках), вечернее ежедневное чтение с обсуждением того, что прочли, любовь и уважение к родителям. Мы росли в обычной хорошей семье, проблемы были всегда и всюду, но родители умели их с лихвой компенсировать.


1996 год.

Мы всегда видели папину нежность к маме и настоящее уважение, я понимаю сейчас, когда сама стала матерью, как важен родительский авторитет. Психологи пишут, что родители должны постоянно поддерживать авторитет друг друга перед детьми, чтобы они осознавали прочность своего мира. Мои родители не занимались специально поддерживанием авторитета, у них и без этого прекрасно получалось. Конечно, ссор было не мало, но всегда ясно было, что это вставной эпизод. Основной сюжет от этого не менялся.

Мама у нас необыкновенно умный человек, очень начитанный, с детства меня поражало, что она помнит наизусть море стихов, папа советовался с ней по каким-то даже медицинским вопросам, про какие-то лекарства (она кончила мед с красным дипломом). Мама – невероятная хозяйка, вкуснее никто не готовит, уютнее никто не сделает. Советует мама чрезвычайно редко и только если попросишь, но это всегда будет взвешенный и точный ответ.

Про папу даже говорить не надо. Для меня до сих пор папа – самый любимый человек после мужа, конечно. У нас никто не умеет так как папа осчастливливать. Он не может продумывать подарки к праздникам, это всегда делала мама, но он умеет как никто создать незапланированный праздник, подарить неожиданный подарок. У меня много теплейших воспоминаний о папиных подарках. Самый последний случился только что.

Пару недель назад у нас решался с мужем вопрос, ехать ли мне на неделю без него в США на свадьбу двоюродного брата и к любимым друзьям, которых год не видела, муж отпускал, но совесть не позволяла мне так капитально подкашивать семейный бюджет. Уже решила не ехать, написала друзьям, чтоб не ждали. И тут вдруг звонит папа, которому я вообще ничего не говорила, и радостно сообщает: «Покупай билеты, я дарю! Что, я не могу свою дочь порадовать?» И это не единичный случай.

Без папы праздник – не праздник. Он у нас центр нашей планетарной системы. С ним всегда просто, понятно и хорошо. Так что мы росли, осознавая прочность нашего мира, любовь родителей друг к другу и к нам. Не надо идеализировать, ссор было всегда достаточно, но это уходит и забывается. Папа у нас всегда легко оттаивает, мама вообще человек мягкий, из нее дети всегда веревки вьют.

Любовь не зависит от тесности и скромности жизни. В семье было полгода, когда папа вообще не работал, уже ушел из Первой Градской из-за страшной травли, а Спасо-Перовский госпиталь еще не открыли. Я запомнила разницу только по тому, что папа много был дома и был грустным. Это сейчас от мамы уже слышала, что мы ели одну гумпомощную крупу и консервы и еле-еле сводили концы с концами. Мне было 14.


1985 год. На даче в Фирсановке.

— Можно ли воспитать детей так, чтобы они сохранились любовь друг ко другу во взрослом возрасте? Или родители не в состоянии на это влиять — это уже личный выбор взрослых, выросших детей?

— Не со всеми общаемся в равной степени, с кем-то из-за большой разницы в возрасте и совершенно разных интересов общаемся меньше, с кем-то больше. Но любим всех. Что имеется ввиду? Часто говорить по телефону или ходить в гости? Тогда нет, с некоторыми общаемся нечасто. Но вы представьте себе полутемный храм в субботу вечером, ты идешь на исповедь и видишь впереди четыре знакомых до боли силуэта, подходишь к ним, встаешь в этот братский строй и так радостно становится. Все разные, у всех свои заботы, учебы, работы, у кого-то дети, а тут перед Богом и духовником все стоят рядом, охваченные общим чувством.

Мы постоянно видимся в храме и у родителей дома, в деревне. Не знаю, как будет дальше, когда у всех уже будут свои семьи, пока у нас только три дочерних семьи. Мне с сестрами, конечно, проще и понятнее, больше общих тем. Взрослых братьев любишь, любуешься ими или переживаешь за них, но не сидишь часами за разговорами.

Думаю, что для дружбы детей и сведению ссор к минимуму, важно, чтобы у детей всегда было неприкосновенное имущество и пространство. Хоть какое-то, но свое. Мы соблюдаем это правило и в наших семьях. У меня всегда был свой крошечный секретерчик и кресло-кровать, которое на день складывалось. У старшей сестры была кровать и письменный стол, у каждого школьника потом был свой стол. Трогать то, то стоит на чужом столе, малышам нельзя. Сел за чужой стол, пока брат в школе – уберись к его приходу, чтобы он не расстраивался.

Иногда происходят какие-то события, встряхивающие нас и заставляющие по-новому взглянуть на родных. Мы мало общались с одним из братьев в последние годы, у нас были совершенно разные круги общения, интересы, стиль жизни и взгляды на нее. Даже не разные, а часто противоположные. И вот он попал в армию, я уехала в командировку в Бурятию, мы были в разных концах страны, и потекла вдруг отрывочная пронзительная переписка смсками. И эти наши с ним ночные переписки такой внутренней болью отдались… За много сотен километров от меня есть родной человек, живущий сейчас теми же воспоминаниями, которые и меня возвращают к жизни. Надеюсь, что с возрастом эти связующие нас нити не разорвутся.


2004 год. Путешествие на двух нивах по русскому северу.

— Разделение ролей на «папины дела» и «мамины обязанности» существует в вашей семье? Или у вас каждый помогает, кто чем может?

— Есть папины обязанности и есть мамины, но я не помню, чтобы мама от груза своих стонала. Она очень мудрый человек, многое из мужских взяла постепенно на себя, так как папа у нас много отсутствует дома в силу своей профессии. Если, например, мама не научится запускать в деревне отопление и не изучит всю эту сложную водяную систему, а папу вызовут на роды, что всем делать? Дома сидеть?

Мама сама справляется с бытовыми вопросами и справлялась всегда, но папа – вдохновитель, тот, кто осуществляет «общее практическое руководство». Ни одно по-настоящему важное дело не обходилось без папы, даже если он не принимал непосредственное участие, чувствовалось, что он причастен. Идеализировать не надо, папа не бросался чистить картошку или убираться за уставшую маму, но и она не устраивала сцен: «Ах, ты мне не помогаешь! Я тут зашиваюсь вечно одна!»

Мы знали, что папа действительно занят, работа у его такая, которая требует отдыха, этот отдых мама ему всегда устраивала. В деревне папа на весь день уплывал на байдарке по Леже выслеживать рыб, наблюдать лес, он возвращался веселый и наполненный радостью, привозил кучу рыбы. Мы с сестрой в темноте на комарах чистили ее и ворчали. А мама днем сама со всем справлялась. Папа, например, никогда не гулял с детьми, потому что в его семье не было такой привычки, и мама была вынуждена обходиться сама или позже силами старших детей. У нас на Ленинском был тихий двор, на который выходили окна кухни, мы гуляли сами с дошкольного возраста и выгуливали младших. Младенцы спали в коляске на балконе, с ними гулять было не надо. Зато как мы ценили прогулки в парке всей семьей после службы! Или походы в лес в деревне.


2011 год, круиз по Нилу. На фотографии все дети кроме Маши, Ксени и Мити.

— Есть ли в вашей семье такие дела, бытовые традиции, которые считаются абсолютно важными — вне зависимости, есть ли время или нет, есть ли силы или нет?

— Вечернее чтение мама никогда почти не пропускала, при любых обстоятельствах читала, и читала всегда по многу. Сядет в детской на стул, вытянет уставшие ноги на соседний, на коленях вязание или кормящийся младенец, рядом на столе чай, в руках книга.

Мы читаем своим детям не каждый день, если очень поздно или у меня много дел, я укладываю их без чтения, они возмущаются, а я чувствую свою вину. Вообще, невозможно уйти никуда от сравнения. Себя с мамой, мужа – с папой, и всегда эти сравнения огорчают. Я не могу многого дать своим детям, что давали родители нам.


2012 год. Путешествие по Франции.

— Благодаря чему мир с его соблазнами не так вас притягивал в подростковом возрасте или в юности? Почему вы смогли устоять? Что ваши родители делали такого, чтобы уберечь вас?

— Мы совершенно не ощущали враждебность светского мира, наши родители сами в недавнем прошлом принадлежали ему, было достаточно очень хороших людей среди неверующих родственников и друзей. А вот по принципу многодетности мы сильно отличались от других.

У нас было осознание того, что быть не таким, как все, быть непохожим на внешних людей – это не недостаток, это привилегия. Мы не тяготились многодетностью, а наоборот, сочувствовали тем, кто вырос один. Это же так скучно! Мы видели среди своих малодетных друзей таких, которым покупали игрушки и одежду, но они почему-то тянулись к нам. Было очевидно, что никакие игрушки не заменят нашу шумную компанию. Я вижу это сейчас по своим детям, их двое, игрушек у них море, но никаким калачом их нельзя выманить из дома бабушки и дедушки, где тоже, конечно, много игрушек, но там другая атмосфера, там шумно и весело, там всегда что-то происходит. Да я и сама скучаю по всему этому и очень люблю у них бывать.

Если вернуться к вопросу о противостоянии соблазнам внешнего мира, то тут я не могу сказать, что родители специально что-то делали, чтобы отворотить нас от этого мира. Они сами пришли к вере, это для них был вопрос собственного выбора. Храм для них никогда не был формальной обязаловкой, мы, дети, видели и чувствовали это. Наши родители всегда были очень искренними с нами, они не боялись говорить о своих ошибках доцерковного периода. Иногда это были беседы по случаю, но чаще всего экспромт. Мы понимали, что частная неправота папы в данный момент времени не дискредитирует общую идею, он сам не стеснялся признавать, что был не прав в чем-то.

Откровенность и искренность родителей, лишенность какого бы то ни было лицемерия не давали нам усомниться в верности их, а значит и нашего пути. У многих подростков бывает период охлаждения к храму, был и у нас (обычно он наступал в старшей школе или сразу после нее), но он проходил, так как был счастливый опыт детской веры. А этот опыт дали нам родители.

Не было с их стороны какого-то глобального дидактизма, постоянно нравоучения. Нас спрашивали позже, говорила ли с нами мама о вопросах веры, обсуждала ли смысл жизни и т.д. Специально этого никогда не было, мы чувствовали, что мама старается не говорить о по-настоящему важном и сложном, чтобы избежать какого бы то ни было лицемерия. Это ее внутреннее переживание, а не выплескивание всего наружу, учило нас не меньше.


2012 год. Роман Николаевич и Ольга Дмитриевна с младшей дочкой и внуками.

— Как вы считаете, что нужно делать родителям, чтобы дети выросли христианами?

— Не думаю, что имею моральное право давать такие советы. У меня нет опыта воспитания взрослых детей.

Пока вижу только, что детей надо водить в храм постоянно, не делать перерывов больше пары недель. Большие перерывы – тяжело. Даже за летний отпуск маленькие дети разучиваются быть в храме. Им становится сложно и скучно, появляется мысль, что можно не идти, а побыть дома. Мне кажется, храм для детей должен быть привычным местом, мы как родители должны помочь им полюбить его.


2012 год.

— Какие основные ошибки допускают родители, пытаясь воспитать детей в вере? Что вам нравилось и было важным, а что казалось излишним и скорее «мешало жить»?

— Разве тут можно универсализировать? Даже в рамках одной семьи к разным детям применимы разные правила. Кого-то нельзя заставлять идти в храм, если ребенок противиться. Кого-то нужно обязательно вести, игнорируя протесты. Ребенок потом будет благодарен, а другой затаит злобу.

Мама не говорила нам о том, как надо жить, а жила с нами так, как надо.

Был у мамы один способ оставить подростка, который не хочет идти на всенощную, дома так, чтобы никому не было грустно. Мама видела, что кто-то не хочет идти в храм и тогда оставляла не просто так, а сидеть с младшими детьми. Старший при деле, нет чувства вины.


2006 год. На ступенях у Храма Христа Спасителя после вручения Ольге Дмитриевне ордена.

— С какими основными проблемами сталкивается семья, родители, пытаясь воспитать детей в вере? Как преодолеть трудности?

— Моя семья дала мне чувство защищенности на всю жизнь, в любой ситуации при любой проблеме где-то на периферии сознания есть мысль: “Что бы ни было, семья – главное. А она есть, и она меня любит”. Поэтому никогда нет кромешной тоски и одиночества.


Там же.

— Насколько в вашей семьей воспроизводятся традиции многодетности?

— Вышли замуж пока только три старшие сестры: у Маши четверо, у двух по двое детей. Я думаю и надеюсь, что никому из моих братьев и сестер не чужда идея многодетности, но жизнь, к сожалению, не всегда складывается так, как мечтаешь. Бывает, что-то получается иначе, чем ты хотел, против твоей воли. Это грустно, но надо учиться с этим жить. Я пытаюсь.

Читайте также воспоминания Анны ЯНОЧКИНОЙ о том, как в их большой семье праздновали Рождество

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.