Блаженная Матрона с раннего детства испытала, может быть, самую тяжкую боль – боль отторжения, неприятия, нелюбви самых близких – родителей и братьев-сестер. Память 29 июля

Блаженная Матрона. Фрагмент иконы. Фото с сайта stefmon.ru

В 7 лет ослепла, в 10 — перестала ходить 

Есть блаженные, Христа ради юродивые, которых трудно понять: они «чудят», совершают вызывающие поступки, загадочно разговаривают.

Есть другие, «понятные», часто тяжело болеющие с детства, но только вот не они, физически немощные инвалиды, просят помощи, а люди идут к ним за утешением. И исполняется на них в полной мере сказанное Богом апостолу Павлу: «Сила Моя в немощи совершается»

Блаженство первых и вторых — в полном предании себя воле Божией, какой бы она не была, — полном настолько, что кажется юродством, потому что непонятно и раздражает.

Во все времена блаженные, юродивые напоминали о том, что ценности земные – благополучие, карьера, счастье в личной жизни, даже здоровье – вторые по счету. Очень важные, но вторые.

А первое – Бог и мир совести с Ним, законы Неба, так часто попираемые даже не безбожием, а фарисейским ханжеством, «обрядами веры», в житейской суете.

Жизнь блаженного не описать канонами, в их жизни вообще мало «каноничного», и даже рождаются они «неканонично». Святая Мат­рё­на Анемнясевская (1864-1936) родилась не в благочестивой  семье с крепкими христианскими устоями: ее отец крепко пил, считался на деревне пропойцей, хозяйство было запущенным, оба родителя, как говорит житие, «по внеш­не­му ви­ду ка­за­лись ка­ки­ми-то недо­раз­ви­ты­ми».

Неизвестно почему ро­ди­те­ли нелю­би­ли Матрону, хотя она была живым, здоровым ребенком. «Приедут, бывало, с базара, — говорила Матрона, — всех сестер оделят гостинцами, а меня обойдут, так я, молча, и отойду в сторону обиженная…». Ей, боль­ше чем ко­му-ни­будь из бра­тьев и се­стер, доставалось ру­гани и по­боев.

В се­мь лет Мат­ре­на за­бо­ле­ла ос­пой и ослепла. Сле­пой де­воч­ке непросто было справляться с домашней работой и нянчаньем: од­на­жды она неча­ян­но уро­ни­ла сест­рен­ку с крыль­ца на зем­лю. Мать схва­ти­ла Мат­ре­шу и на­ча­ла колотить, чем ни попадя, зло бранясь.

Девочка плакала и просила прощения, но мать, войдя в какое-то исступление, не унималась, как вдруг, — говорит житие, — Матрона увидела Богородицу, протягивающую к ней руки с Неба:

«Мама, Богородица», — закричал ребенок, но мама била силь­нее. Ви­де­ние по­вто­ри­лось три ра­за, но мать не слушала; в последний раз Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца да­ла Мат­ре­не свиток. О том, что там было на­пи­са­но, бла­жен­ная Мат­ро­на ни­ко­гда не рас­ска­зы­ва­ла.

На сле­ду­ю­щее утро изу­ве­чен­ная де­воч­ка не смог­ла под­нять­ся. С это­го вре­ме­ни она на­все­гда ли­ши­лась воз­мож­но­сти хо­дить.

«Ты лежишь столько лет, небось, Богу-то угодна»

Село Анемнясево, где родилась и жила святая Матрона. Фото с сайта fondpm.ru

Так ле­жа­ла Мат­ре­на в ро­ди­тель­ском до­ме до 17 лет, терпя ругань и укоры в «дармоедстве». Внешне она казалась де­ся­ти­лет­ним ре­бен­ком — ее тело перестало расти и на­все­гда оста­лось та­ким, ка­ким бы­ло у де­ся­ти­лет­ней де­воч­ки.

Ее пла­тьи­це, за­кры­вав­шее бла­жен­ную со­всем с но­га­ми, бы­ло все­го 90 сан­ти­мет­ров в дли­ну. Матрона могла пе­ре­во­ра­чи­вать­ся с бо­ка на бок, ше­ве­лить руч­ка­ми и брать неболь­шие пред­ме­ты.

Од­но­сель­чанам было известно о жиз­ни де­вуш­ки, и они от­но­си­лись к ней с почитанием – в народе без вины страдавшие терпеливцы всегда считались «Божьими людьми».

С сем­на­дца­ти лет к Мат­ре­не пошел на­род. Пер­вым за по­мо­щью при­шел кре­стья­нин ее же де­рев­ни, пиль­щик дров.

– Мат­ре­ша, – вот уж как ты ле­жишь несколь­ко лет, ты, небось, Бо­гу-то угод­на. У ме­ня спи­на бо­лит, и я пи­лить не мо­гу. По­тро­гай-ка спи­ну, мо­жет быть и прой­дет от те­бя. Че­го мне де­лать, ле­чил­ся – док­то­ра не по­мо­га­ют.
Мат­ре­ша ис­пол­ни­ла его прось­бу – бо­ли в спине, дей­стви­тель­но, пре­кра­ти­лись, и он встал на ра­бо­ту.

Кре­стья­нин этот рас­ска­зал о сво­ем ис­це­ле­нии од­но­му из со­се­дей, и тот го­во­рит:
– Пой­ду и я к ней: нас за­му­чи­ли де­ти, ско­ро две­на­дца­тый ро­дит­ся; по­про­шу ее по­мо­лить­ся, чтобы Гос­подь пре­кра­тил у нас де­тей.
При­шел он к Мат­ре­ше и по­про­сил по­мо­лить­ся. Мат­ре­ша по­мо­ли­лась, и де­тей у них боль­ше не бы­ло.

Со временем хождение людей к Матрене превратилось в паломничество: шли по­то­ком на про­тя­же­нии бо­лее чем пя­ти­де­ся­ти лет по несколько де­сят­ков, а ино­гда со­тен еже­днев­но.

По­се­ти­те­ли при­но­си­ли девушке по­жерт­во­ва­ния за ее мо­лит­вы: холст полотна, полотенце, платочек, хлеб, сало, творог и т.п..

В глазах семьи Матрона из «обузы» превратилась в источник дохода. Отец часто отбирал приносимое и менял на та­бак или вод­ку.

Но если не успевал, Матрена сама что-то из принесенного отдавала приходящим к ней людям.

Хождение по мукам

Гусь Железный, Троицкий собор, где сегодня находится чтимая икона блаженной Матроны Анемнясевской. sasovo-kruiz.ru

По­сле смер­ти ро­ди­те­лей мно­го при­шлось терпеть Мат­ре­не от бра­та и сест­ры, смот­рев­ших на нее как на «дойную корову».

Добрые люди – почитатели Матроны, видя такое отношение родных, выстроили ей домик на свои средства. Но сест­ра и тут успела: от­су­ди­ла у лежачего инвалида до­мик.

Тогда Мат­ре­ша пе­ре­шла жить к пле­мян­ни­ку Мат­вею, сыну одной из сестер, че­ло­ве­ку доб­ро­му и верующему. Но и здесь беды не оставили. У Мат­вея под­рос­ли де­ти, од­но­сель­чане ста­ли сме­ять­ся над ни­ми, драз­нить, — что в их дома «юрод». Время шло революционное, Бога «отменили», как и Его заповеди любви.

И Мат­ре­на му­чи­лась, что за нее эти ни в чем не по­вин­ные лю­ди долж­ны  пе­ре­но­сить оскорб­ле­ния.

Обыч­но Матрона ле­жа­ла в неболь­шой от­дель­ной ком­нат­ке, в ма­лень­кой дет­ской кро­ват­ке, ко­то­рая все­гда за­ве­ши­ва­лась по­ло­гом. Ле­том, ко­гда в из­бе ста­но­ви­лось душ­но, ее вы­но­си­ли в се­ни, и там она лежала до зи­мы. Са­ма она ни­ко­гда не про­си­ла, чтобы ее пе­ре­нес­ли в из­бу, терпела осен­нюю сту­жу и хо­лод.

Род­ные же, за ис­клю­че­ни­ем пле­мян­ни­ка, не об­ра­ща­ли на Матрону вни­ма­ния; пе­ре­но­си­ли ее в из­бу толь­ко то­гда, ко­гда на улице выпадал снег.

– Од­на­жды, – вспо­ми­на­ла Мат­ре­на, – в ок­тяб­ре ме­ся­це я ле­жа­ла в се­нях, но­чью был силь­ный дож­дик. Во­да через кры­шу по­ли­лась на ме­ня, и я про­мок­ла. К утру слу­чил­ся мо­роз, я страш­но озяб­ла, и одеж­да вся на мне оле­де­не­ла. Утром сест­ра уви­де­ла это, сжа­ли­лась и пе­ре­нес­ла ме­ня в из­бу, за что я ей бла­го­дар­на.

Ча­сто в осен­ние хо­ло­да при­хо­дя­щие удив­ля­лись ее тер­пе­нию и спра­ши­ва­ли:
– Мат­ре­ша, да те­бе хо­лод­но?
– Да нет, теп­ло, – обыч­но от­ве­ча­ла она в та­ких слу­ча­ях, – по­смот­ри, вот ка­кая я го­ря­чая.
При этом она да­ва­ла свою ру­ку, и ру­ка бы­ла дей­стви­тель­но го­ря­чая.

Пастырь добрый

Во вре­мя бе­сед с приходящими к ней людьми Матрона ча­сто чи­та­ла вслух мо­лит­вы, под­хо­дя­щие к темам разговора. Пе­ла наизусть акафисты, цер­ков­ные пес­но­пе­ния, со­вер­шен­но пра­виль­но вы­дер­жи­вая осо­бен­но­сти гла­сов и рас­пе­вов.

На во­прос од­но­го из по­се­ти­те­лей, спро­сив­ше­го, как это она, бу­дучи сле­пой, зна­ет на­изусть це­лые ака­фи­сты, Мат­ре­на от­ве­ти­ла: «При­дет доб­рый че­ло­век и про­чи­та­ет что-ни­будь, а я и за­пом­ню с Бо­жи­ей по­мо­щью».

В беседе с одной из своих почитательниц Матрёна говорила о том, что «беспрестанная молитва всё сделать может». Сказала о себе, что сама старается молиться беспрестанно и молится по четкам, которые всегда у неё в руке; что молится она и в то время, когда говорит с людьми; что во время бесед перебирает чётки, но молится тайно, про себя. Не видят посетители и четок её, которые всегда скрыты от них.

Мат­ре­на при­ча­ща­лась каж­дый ме­сяц — при­гла­ша­ла к се­бе ду­хов­ни­ка – при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, и день при­ня­тия Св. Та­ин бы­вала необычайно оживленной, радостной. С сем­на­дца­ти лет она отказалась от мя­са. В цер­ков­ные по­сты по­чти ни­че­го не ела или ела очень ма­ло.

Ува­жая ду­хо­вен­ство, к рас­коль­ни­кам-об­нов­лен­цам, в ка­ком бы сане они не бы­ли, от­но­си­лась стро­го. Правда, строгости хватало только на то, чтобы од­но­го из при­ход­ских свя­щен­ни­ков, пе­ре­шед­ше­го в об­нов­лен­че­ство, звать «наш Пет­ру­ша».

Не выходя из своей ком­наты, Мат­ре­на зна­ла мно­гих свя­тых людей, и на­хо­ди­лась с ни­ми во внут­рен­нем об­ще­нии, хо­тя ни­ко­гда их не ви­де­ла.

Очень почитала блаженную Марию Ивановну Дивеевскую. Между этими блаженными установилась особенно глубокая внутренняя связь, и материальные преграды не были препятствием.

Матрона очень лю­би­ла мо­на­хинь и во­об­ще де­виц. Мо­на­хиням все прощала. — Ведь вот не пришлось мне там, в монастыре-то быть, — не раз с сожалением говорила Матрона. — Монашки-то, сколько раз упадут. Упадут, и опять всё-таки восстанут. А в миру-то человек упал, и уж ему некогда восстать. Все мы невоздержные, иной раз без греха не обойдёшься, иной раз и заплачешь…

Угодная Богу своей жизнью, терпением, верностью, беззлобием, упованием, Матрона получила от Господа многие духовные дары. Сама имевшая чистое сердце — ви­де­ла сердце человека. По мо­лит­вам бла­жен­ной Мат­ро­ны со­вер­ша­лись ис­це­ле­ния от многих болезней, когда вра­чи ничего не могли сделать. Ис­це­ля­лись и от пьян­ства, и от бес­но­ва­ния.

«Дело больного выродка Матроны Беляковой»

Часовня блаженной Матроны на Владыкинском кладбище. Фото с сайта stefmon.ru

На­чи­ная с Ве­ли­ко­го по­ста 1933 го­да, Мат­ре­на как буд­то пе­ре­ста­ла ин­те­ре­со­вать­ся зем­ной жиз­нью. О жи­тей­ских де­лах го­во­рила ред­ко, неохот­но, в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях. За­то о жиз­ни ду­хов­ной, тем бо­лее о бу­ду­щей жиз­ни го­то­ва бы­ла го­во­рить день и ночь. С лю­бо­вью при­ни­ма­ла Матрона лю­дей, ко­то­рые шли к ней с такими вопросами.

– Я ведь те­перь не Мат­ре­на, – ска­за­ла она то­гда од­ной из женщин, часто ее навещавших и поддерживающих, – а Мар­да­рия… Го­во­ри­ли, что она бы­ла тай­но по­стри­же­на в ино­че­ский чин са­ров­ски­ми стар­ца­ми, но на­сколь­ко это до­сто­вер­но, осталось неизвестным.

Ле­том 1935 го­да в Бель­ко­ве Касимовского уезда Рязанской губернии, недалеко от села Анемнясево, где жила Матрона, по доносу местного человека бы­ло за­ве­де­но де­ло на «по­пов Прав­до­лю­бо­вых и боль­но­го вы­род­ка Мат­ре­ны Бе­ля­ко­вой» (так в официальных бумагах назвали женщину-инвалида в стране советов). Бы­ли аре­сто­ва­ны 10 че­ло­век. По спис­ку долж­на бы­ла быть аре­сто­ва­на и бла­жен­ная Мат­ро­на, но ее бо­я­лись тро­гать.

Наконец кол­хоз­ным со­бра­нием по­ста­но­ви­ли «изъ­ять» Мат­ро­ну Гри­горь­ев­ну Бе­ля­ко­ву как «вред­но­го эле­мен­та». Из 300 жи­те­лей се­ла под­пи­са­лись 24 ак­ти­ви­ста.

Сель­со­вет дал ха­рак­те­ри­сти­ку «на Бе­ля­ко­ву М.Г.»: «Дан­ная гр. сво­ей свя­то­стью (это сказано без какой-либо иронии, в самом прямом значении слова – прим. Ред.) силь­но вли­я­ет на тем­ную мас­су… Вви­ду это­го за­дер­жи­ва­ет­ся ход кол­лек­ти­ви­за­ции».

За бла­жен­ной Мат­ро­ной выслали машину – арестовывать. Подъ­е­ха­ли к до­му днем, не та­ясь. Во­шли. Но тут арестантов охва­тил страх, они мялись и бо­я­лись подойти к блаженной.

Пред­се­да­тель сель­со­ве­та решился и под­нял Мат­ре­ну с ее до­ща­той по­сте­ли. Мат­ро­на за­кри­ча­ла то­нень­ким го­лос­ком. На­род оце­пе­нел.

Пред­се­да­тель стал вы­но­сить Матрону, в две­рях ска­зав: «Ой, ка­кая лег­кая!» Мат­ро­на от­ве­ти­ла: «И твои дет­ки та­ки­ми лег­ки­ми бу­дут».

Все де­ти пред­се­да­те­ля пе­ре­ста­ли рас­ти по­сле аре­ста бла­жен­ной Мат­ро­ны. Сам пред­се­да­тель несколь­ко лет спу­стя умирал в муках. Дом сто­ял с от­кры­ты­ми ок­на­ми из-за жа­ры. От боли он кри­чал так гром­ко, что слы­ша­ло пол­де­рев­ни. В на­ро­де го­во­ри­ли: «Это те­бе не Мат­ре­шень­ку под­ни­мать!» Но председатель по­звал свя­щен­ни­ка, искренне пока­ял­ся и умер в ми­ре с Цер­ко­вью.

Тюрьма в опасности

Кончина блаженной Матроны 8 июля 1933 года. Фото с сайта stefmon.ru

Про мос­ков­ский пе­ри­од жиз­ни бла­жен­ной Мат­ро­ны известно немного.

Есть сведения апокрифического толка, что посадили Матрону в Бутырку, но про­бы­ла она там недол­го – полтюрьмы вдруг на­ча­ло петь ака­фи­сты и мо­лить­ся.

Надо было срочно убирать блаженную, смущавшую народ своей святостью. Убить как-то не решались.

По другим источникам, без­на­деж­но болев­шая мать сле­до­ва­те­ля, ве­ду­ще­го де­ло Мат­ро­ны, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние по молитвам Матроны, и сле­до­ва­тель су­мел осво­бо­дить ее как тяжко болящую, по­ме­стив в дом пре­ста­ре­лых и увеч­ных боль­ных.

До­ку­мен­таль­но за­сви­де­тель­ство­ва­но, что бла­жен­ная Мат­ро­на умер­ла от сер­деч­ной недо­ста­точ­но­сти 16/29 июля 1936 го­да в До­ме хро­ни­ков име­ни Ра­ди­ще­ва в Москве, неда­ле­ко от хра­ма Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ды­кине. Ря­дом с До­мом хро­ни­ков бы­ло Вла­ды­кин­ское клад­би­ще (ча­стич­но со­хра­нив­ше­е­ся до на­ше­го вре­ме­ни), и есть предположения, что бла­жен­ная Мат­ро­на бы­ла по­хо­ро­не­на здесь же, на мест­ном ста­ром клад­би­ще.

Бла­жен­ная Мат­ро­на Ане­мня­сев­ская сна­ча­ла бы­ла про­слав­ле­на как мест­но­чти­мая свя­тая Ря­зан­ской епар­хии, а на Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре 2000 года ка­но­ни­зи­ро­ва­на в ли­ке но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских.

Перед чтимой иконой блаженной Матроны в храме Живоначальной Троицы в Троицком-Голенищеве (Москва) всегда горит множество свечей. Подсвечник перед иконой — дар семьи прихожан, почитателей блаженной. Икона украшена декоративными бабочками (их любила св. Матрона в детстве) в знак благодарности от людей, получивших помощь от Матроны.

«Матреша, помоги мне! Я в беде!»

Епископ Стефан. Фото с сайта stefmon.ru

Остались записки о помощи святой блаженной Матроны Анемнясевской епископу Можайскому Стефан (Никитину). По профессии врач-невропатолог, с 1925 по 1930 год он был старостой храма святителя Николая в Клённиках (на Маросейке), и одним из ближайших помощников будущего священномученика Сергия (Мечева). После ареста отца Сергия в 1929 году, будущий владыка Стефан (в миру Сергей) взял на себя заботы его семье и навещал его в ссылке.

В 1931 году Сергей Никитин был арестован и приговорен к трём годам в лагере на Северном Урале. Его сразу поставили работать врачом, позже назначили заведующим туберкулезным отделением лагерной больницы.

Насколько было в силах, он помогал заключенным, старался найти среди них священников. Но как было их узнать среди множества людей, поступавших на осмотр из  санпропускника бритыми и обнаженными? Сергей Алексеевич молился о помощи и узнавал священников по глазам, по взгляду. Так, однажды он узнал Казанского архиепископа и шепнул ему: «Благословите, владыко». У того брызнули из глаз слезы, и он ответил: «Я думал, что попал в ад, а слышу ангельский голос».

У Сергея Алексеевича была отдельная комната. В ней тайком собирались близкие для молитвы. Здесь хранились и Святые Дары, которыми причащал старый друг Сергея Алексеевича, священник.

На врача Никитина донесли в Москву. Ему грозили еще десять лет лагерей. Доктор был подавлен. Тогда местная медсестра посоветовала обратиться к блаженной Матрене, которая всем помогает даже заочно: «Пойдите на берег реки и покричите ей, попросите ее помочь». Сергей Алексеевич так и сделал.

Он пошел на берег, молился, затем трижды прокричал: «Матреша, помоги мне! Я в беде!» И пообещал, если Матрена поможет, первым делом навестить ее.

Вскоре доктор был освобожден из лагеря досрочно «за ударный труд». Он поехал в Москву к родным, а уже на следующий день — к Матроне.

Когда будущий владыка вошел в незапертую избу, оно была пуста, только на столе стояло что-то вроде небольшого ящика или корытца. «Здравствуйте», — сказал Сергей Алексеевич, чтобы привлечь чье-нибудь внимание: «Здравствуйте, Серёженька», — ответил голос из корытца.

Сергей Алексеевич подошел к столу и увидел слепую, маленькую женщину в платочке, с недоразвитыми руками и ногами. «Откуда ты знаешь мое имя?» — «А разве ты не помнишь, как полгода назад ты меня кликал и просил помощи? Тебе в самом деле угрожала беда. Все это время я молилась о тебе. А вот ты скоро будешь стоять перед Престолом Божиим, тогда уже помолись обо мне».

Предсказание блаженной Матроны исполнилось — Сергей Никитин стал священником, а затем епископом Стефаном. Свято храня память о блаженной старице, владыка Стефан поминал ее первой на каждой совершаемой им Божественной Литургии.

Составлено по материалам «Жития бла­жен­ной Мат­ро­ны», написанного свя­щен­ни­ками Ни­ко­лаем и Вла­ди­ми­ром Прав­до­лю­бо­выми.

За эту ру­ко­пис­ную кни­гу ее ав­то­ры бы­ли аре­сто­ва­ны и осуж­де­ны на дол­гие го­ды ла­ге­рей. Ав­тор­скую ру­ко­пись об­на­ру­жил в на­ши дни в Ар­хи­ве ФСБ про­то­и­е­рей Сер­гий Прав­до­лю­бов, на­сто­я­тель мос­ков­ско­го хра­ма Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы в Тро­иц­ком-Го­ле­ни­ще­ве.