Почему некорые умные и добрые родители бьют детей? От беспомощности и страха — вдруг мой ребенок хуже, чем остальные. А как наказывать правильно?

66528_158172714222686_1552822_n

Наталья Барложецкая. Фото: facebook.com/nbarlozhetskaya

Рассказывает детский психолог Наталья Барложецкая:

Лишение объятий – тоже физическое наказание

Если вы относитесь к родителям, которым удается не использовать наказания в воспитании детей, я преклоняюсь перед вами, но позвольте усомниться, что это действительно так.

Мой многолетний опыт работы детским психологом показывает: родители, которые говорят о том, что они детей не наказывают физически, имеют ввиду методы карательного воздействия — битье ремнем, шлепки по попе и подзатыльники, забывая о существовании других, не менее действенных приемов.

Резкий окрик, выговор, игнорирование, лишение сладкого (мультиков, прогулки и пр.), тихое место или угол — эти наказания нередко более действенные, чем подзатыльник.

Применяя наказания, я советую руководствоваться всего одним, но самым важным принципом:

наказание не должно вредить физическому и психическому здоровью детей.

Необходимо понять, что рукоприкладство и телесные наказания – разные вещи.

Как ни покажется неожиданным, для ребенка вполне физическим наказанием может стать игнорирование со стороны родителей.

«Я с тобой не разговариваю, не подходи ко мне, не трогай меня!», — говорит раздраженная мама. Она отталкивает расшалившегося малыша, который в этот момент особенно сильно нуждается в ее поддержке и понимании. Каждому ребенку для того, чтобы чувствовать себя востребованным, нужным и значимым в жизни необходим физический контакт с родителями.

Лишение этого контакта многие дети воспринимают как наказание и страдают гораздо сильнее, чем от шлепка по попе:

«Лучше бы ударила, и мы бы все забыли. Она может целый день не разговаривать и даже не подпускает к себе. Знаете, как от этого плохо», — говорит на приеме у детского психолога подросший малыш.

Теперь ему 9 лет, он по-прежнему страдает от подобного поведения матери, но уже критически оценивает ее методы воспитания. Спустя несколько лет к специалисту по коррекции родительско-детских отношений приходит уже его мама: «Он меня откровенно игнорирует: отворачивается или закрывается в своей комнате. Я пытаюсь что-то до него донести, но все как об стену горох. Мне кажется, что я невидимка для своего ребенка».

Знаете, с чего я начинаю работу с такими детьми и родителями? Мы ищем сохранившиеся точки соприкосновения. Вместе рисуем рисунки на бумаге, сочиняем сказки, учимся говорить и слушать друг друга.

А еще я даю крайне важное домашнее задание – 10 объятий в день.

Невероятно, но для многих его выполнение оказывается очень-очень сложным.

Многие дети ведут себя плохо именно для того, чтобы привлечь внимание и получить необходимую дозу физического контакта. Если ваш малыш расшалился, и вы уже готовы его наказать, сделайте то, чего он действительно хочет, но не ожидает – крепко обнимите его и удерживайте в объятиях до тех пор, пока малыш не успокоится.

Вы можете при этом молчать. Но лучше проговорите за него эмоции, которые хотят вырваться наружу, но пока не им осознаются: «Ты злишься на Колю за то, что он взял твои игрушки. Тебе хочется ударить и обидеть его, потому что он обидел тебя. Обними меня крепко-крепко. Я помогу тебе справиться с обидой, и мы придумаем, как забрать твои игрушки назад. А может ты уже сам придумал?».

Говорите тихим и спокойным голосом. Пусть в вас малыш увидит опору и понимание.

Откуда взялось: «бьет – значит любит»

Так бить или не быть? Не бить! Рукоприкладство, чем бы оно ни было, от шлепка до порки ремнем, не принесет никакой пользы и не поможет достигнуть желаемой цели. Почему?

Во время физического наказания ребенок понимает две вещи: есть кто-то, кто еще сильнее меня, кто может сделать мне больно. И второе: родителям нельзя доверять, раз они могут сделать больно.

Представим себе простую ситуацию: старший брат в сотый раз обижает младшую сестренку. На предупреждения агрессор не реагирует и пришла пора крайних мер: «Я тебя предупреждал, что бить сестру нельзя? Теперь снимай штаны, может, на собственной шкуре быстрее запомнишь», — говорит папа.

Как вы думаете, что происходит с обидчиком в этот момент? Ребенок боится, на него накатывают волны обиды и страха, приходит осознание собственной беспомощности. У него абсолютно точно нет мыслей типа: «Папа справедливо наказывает меня за то, что я обижал сестру», скорее наоборот: «Родители меня не любят. Они меня бьют и всегда защищают сестру. Я ее ненавижу». В следующий раз пакость будет сделана сестре так, чтобы родители не видели и не могли наказать – вот и все! Какой цели вы достигли этим наказанием?

Часто родители говорят: «Мне можно. Чужому нельзя». Как это ни странно, родителям, прежде всего, нельзя. Потому что родители – это те, от кого мы не ждем боли.

И когда ребенок понимает, что родители – это те, кто может эту боль доставить, причем делать это регулярно, особенно не переживая, ребенок теряет доверие к родителям.

А в душе ребенка рождается страх перед наказанием, а не страх перед тем, что этого нельзя делать, не внутренняя установка на то, что так недопустимо, так совесть замучает.

Физические наказания не только уничтожают мостик взаимопонимания между родителями и ребенком, они формируют искаженное понимание любви к близким людям. Мама и папа для ребенка – это те люди, которые любят. Но если эти же люди делают больно, то они либо не любят, либо любить и делать больно — это нормально.

Подумайте об этом чуть-чуть подольше и вы поймете откуда появилась чудовищная на мой взгляд поговорка: «Бьет — значит любит». Вы хотите, чтобы таких отношений ожидал ваш взрослый ребенок от любимого человека?

«Отец меня бил, и я вырос человеком»

Среди зрелых людей нередко встречается позиция: «Отец меня лупил, правильно делал, я вырос человеком. А вот моего друга пальцем не трогали, и он пошел не по той дорожке». В ответ таким «апологетам порки» можно сказать: неизвестно, что бы произошло, если бы вместо того, чтобы вас бить, родители бы просто говорили с вами и поддерживали вас. Как там было у соседа, может сказать только сосед и его родители, в чужом огороде, как известно, трава всегда зеленее, а редька слаще. Причины «кривой дорожки» тоже бывают разными.

Но если взрослый человек говорит: «Меня били, и ничего, вырос человеком», я могу сказать, что подлинной близости, доверия, взаимопонимания и поддержки между взрослыми и ребенком в этой семье просто не было.

Главное – сдержать первый порыв

После того как родитель побил ребенка, он может испытывать разные чувства. Это зависит от эмпатийности каждой личности. К психологу обращаются как раз эмпатийные родители. Это те люди, которые в состоянии почувствовать боль другого человека, которые переживают из-за того, что они причинили эту боль.

Но есть и другие люди, которые не переживают этой боли, которые не чувствуют своей ответственности за то, что сделали. Они только обижаются, когда потом с детьми отношения не складываются, и обвиняют во всем ребенка: «Как так можно? У меня было уважение к своим родителям, а вот у этих уважения нет».

Взрослые, которые настаивают на своем праве бить ребенка, часто не дают себе возможности поразмыслить. Они не понимают последствий того, что они делают, хватаясь за сиюминутную власть и выбрасывая накопившийся негатив.

Вспыльчивым родителям я советую сдержать первый порыв. Удержите это понятное любому родителю желание дать ребенку подзатыльник, когда он сидит и в двадцатый раз не может прочитать одно и то же слово или решить задачку. Перестаньте на него орать.

Подумайте, почему вы на него кричите? В этот момент вскрывается истинная причина желания ударить – и это далеко не убеждение, что подзатыльник или крик быстро чему-то научат.

Что же это может быть?

Во-первых, страх. Страх того, что мой ребенок хуже, чем все остальные.

Он тупой. Он не может сделать какую-то элементарную задачку, которую другие дети делают быстро. Будет улицы подметать и т.д. Что с ним не так?

Во-вторых, беспомощность и отчаяние. Я не могу ничего ему объяснить, не могу заставить сделать простейших вещей. Я плохая мать/отец. Что я делаю не так?

В-третьих, гнев. Я устал (а) на работе, весь день начальство что-то от меня хотело, а теперь этот сидит и тупит. Издевается.

Запомните: пришли с работы или с родительского собрания, никаких криков и выяснений отношений вечером. Хотите, встали с утра и за завтраком поговорили. И оказывается, что в течение ночи мы успокаиваемся, у нас включается рациональное мышление. Вместо чувств и эмоций мы начинаем выдавать уже, собственно говоря, рациональные решения: а как из этого следует выходить?

Первый порыв чаще всего бывает ошибочным. Если разобрать любую ситуацию, где родитель ударил ребенка, можно увидеть, что наказания всегда было намного больше, чем вина ребенка.

Шлепки, тычки и подзатыльники больше говорят не о ребенке, а о родителях, вернее их эмоциях.

И если родитель держится за право физически наказывать ребенка, он держится за то, что это действие дает ему самому. Например, выпуск негатива.

Роль силы ослабела

Характер родительско-детских отношений меняется из поколения в поколение. Подходить к воспитанию детей со старыми мерками просто невозможно. Раньше авторитет взрослых воспринимался как неприкасаемый и однозначный, и в основном дети учились у взрослых.

Сейчас все чаще случается, что взрослые учатся у детей.

В каких-то ситуациях отношения между ребенком и родителями становятся более глубокими и доверительными, в каких-то понимание полностью утрачивается. Особенно если родители не готовы строить новые отношения с детьми, если они идут по-старому. «Меня били, и я буду бить».

Вас били, но и мир вокруг вас был совсем не тот, что сегодня.

Современный ребенок в ответ на жестокое обращение уже может обратиться в органы защиты несовершеннолетних (что случается намного чаще, чем об этом знает широкая публика); он закрывается у себя в комнате, уходит в виртуальный мир или просто уходит из дома.

Он уже не терпит. Потому что есть, куда уйти. Не пускают из дома, закроется и будет сидеть в комнате. Решили наказывать тем, что не кормите? Ничего страшного, покормят друзья, в конце концов «Доширак» недорого стоит.

У родителей сейчас меньше силовых рычагов влияния на ребенка, что заставляет современных пап и мам все чаще задумываться над тем, как строить с ним отношения.

Может именно поэтому все чаще звучит вопрос: «А если не бить, то как?»

Идеальный способ наказания

Возвращаясь к началу, хочу повторить: без наказаний обойтись невозможно. Именно они наилучшим образом очерчивают границы поведения ребенка, которые ему очень нужны.

Бить нельзя, игнорировать нельзя – какое же оно, допустимое и действенное наказание? Многое зависит от возраста ребенка и его индивидуальных особенностей, но есть несколько методов, которые может попробовать каждый родитель.

Лишение чего-то желанного. При этом нужно очень хорошо осознавать, что то, чего мы лишаем, обретает особую ценность. И здесь таится своя опасность.

Если я лишаю ребенка сладкого, сладкое становится для ребенка особенно важным, раз этим его поощряют. Лишаем компьютера, компьютер обретает особую ценность.

Поэтому наказывать надо лишением того, чем на самом деле вы хотите, чтобы ребенок занимался.

Например, если подросток увлекается спортом, можно сказать: «если будут двойки-тройки, не пойдешь на тренировку, сначала в школе подтянись».

Подобную систему наказания я вынесла из собственной семьи, в которой было пятеро детей. Каждый из нас чем-то увлекался, родители это умело подогревали. Мой младший брат очень любил футбол. Мама наказывала его лишением тренировок. Она говорила:

«Сначала обязанности – потом права!

Подтянешь алгебру — пойдешь на секцию». Тренировка становилась наградой. С таким подходом, вопрос типа: «устал, брошу тренировки и не буду заниматься» у нас никогда не стоял.

Но это было давно, может сказать мне современный родитель, теперь у детей другие интересы. Но вот пример из моего родительского опыта: Мой сын, которому недавно исполнился 21 год, очень любит читать. В детстве я лишала его книжек! Нашалил? «Не будешь читать. Вечером ложишься без книжки». И для него книжка обретала еще большую ценность. Он до сих пор обожает читать. Это идеальный способ наказания.

Если мы говорим о детях помладше, 2-3 лет, то для них действенным способом наказания может быть распоряжение родителя «сесть и посидеть» на одном месте минут 3-5. Это нам кажется ерундой, но для малыша это длинная пауза. Тоже лишение желаемого – возможности двигаться.

Для ребенка постарше 4-6 лет наказанием может быть более ранний отход ко сну, когда вся семья еще общается. Иногда это может быть даже лишение еды. Балуется за столом? Сказали: «Кыш отсюда! Остаешься без ужина». Наказывая, старайтесь быть добрыми, но твердыми, чтобы ребенок понимал, что вы не злитесь, но его поведение не поддерживаете.

Метод естественных последствий

Можно применить так называемый «метод естественных последствий» — то, о чем в свое время пел Владимир Высоцкий. «Пусть жизнь научит, пусть жизнь накажет». Разумеется, речь идет не о том, чтобы пустить на самотек увлечение алкоголем или наркотиками, или связь с дурной компанией.

Маленькая история из собственной жизни: однажды мой ребенок, которому было 2,5 года, в ответ на мой запрет включать видеомагнитофон взял и… написал прямо в него. Причем делал он это демонстративно, поглядывая на меня — что же я буду делать. Так он протестовал против моего запрета.

Не буду скрывать, что я очень разозлилась: «Ты сломал видеомагнитофон. Теперь у нас не будет мультиков. А ты будешь наказан за свое поведение. Снимай штаны и готовь попу, буду наказывать тебя ремнем».

Я вышла за орудием наказания в другую комнату, а когда вернулась, сынок снял штаны и стоял в растерянности, ожидая меня.

Он понимал свою вину, и его робкая готовность принять наказание сразу погасила мое раздражение.

Удержаться от улыбки при виде этого беспортошного создания было невозможно. Я совершенно точно поняла, что не смогу ударить.

Наверно, сын это тоже понял, потому что начал бегать от меня по всей квартире с веселым хохотом. Я вроде пришла наказывать, поэтому пыталась поймать и по инерции даже грозила ремнем, но уже больше для проформы.

В конце концов все это закончилось тем, что мы сели рядышком, и я сказала: «Конечно же, я тебя шлепать не буду, но ты поступил плохо. Я очень расстроена. Теперь у нас не будет мультиков. Теперь у нас больше не работает магнитофон, потому что он перегорел». Он меня жалел. Говорил, что он так больше не будет. Но видеомагнитофон действительно был испорчен, и ребенок в самом деле надолго остался без мультиков. Вот такой получился «метод естественных последствий».