Госдума рассматривает законопроект, предлагающий ввести повышенную уголовную ответственность за избиение несовершеннолетних, а Анастасия Отрощенко размышляет о том, почему люди бьют друг друга

Госдума рассматривает законопроект, предлагающий ввести повышенную уголовную ответственность за избиение несовершеннолетних, а Анастасия Отрощенко размышляет о том, почему люди бьют друг друга.

П.О.Ковалевский, «Порка» (1880 г) Изображение с сайта

На мой взгляд, вопрос о том, бить ребенка или не бить, не стоит. Ребенка, человека, воплощение образа Божьего бить нельзя никогда и никак.

Недавно в Facebook была опубликована смешная видеозапись того, что натворили двое двухлетних малышей с пакетом муки, пока их мама была занята чем-то своим. И тут же в комментариях стали писать: «Надо им надавать, чтобы не повадно было!» Кому надавать? Двухлетним детям, которых оставили без присмотра? Если уж и «надавать», то скорее маме с папой, которые не следят за своими детьми.

Как вообще это приходит людям в голову? Ударить ребенка, маленького малыша за невинную шалость. Вот я держу на руках ангела, которому три месяца, разве я могу его ударить от того, что он плачет и не дает мне спать? Ко мне прижимается ребенок 4 лет, он капризничает, потому что я не смогла уделить ему сегодня достаточное количество времени и почитать, поиграть, порисовать, полепить. Или он не хочет есть суп и говорит, что каша невкусная. Я тоже должна его побить?

Если нельзя ударить трехмесячного или трехлетнего, то неужели есть тот, которого можно? Бить в семь, потому что он забыл сменку в школе? Бить в десять, потому что получил двойку? Или в двенадцать, потому что просто невыносим?

Родители распускают руки от бессилия, от невоздержанности, от того, что не ценят того мира, который дарит им ребенок, они бьют того, кто слабее, потому что не хотят налаживать контакт, не умеют общаться и не стремятся учиться говорить с ним.

Современные родители – часто люди незрелые. И не только в силу возраста. Однажды я видела, как священник, проявляя свою любовь к собственному сыну, отвесил ему после Литургии подзатыльник. Просто так, проходя мимо, торопясь по делам. Папа сел уже в машину и отъехал от храма, а мальчик все еще тер голову. А потом ничего, побежал играть с другими ребятами.

Что с этим делать? Жаловаться? Но кому? Разговаривать? Но с кем? Органы опеки – не вариант, да и не нанес папа никакого увечья своему ребенку, просто у него такая манера общения, возможно перешедшая от его родителей, которую, конечно, именно сейчас его собственный сын впитывает и запоминает. Из этого порочного круга незрелости, инфантильности нам очень трудно вырваться.

Мы не умеем уважать другого человека, неважно – ребенок это или взрослый, заслуживает он этого уважения или нет. Мы резкие и нетерпеливые. Раньше я думала, что такими нас делает агрессивная городская среда. Когда въезжаешь на машине в Москву тебя будто накрывает этим облаком негатива. А на самом деле пенять на город неправильно.

Манера выяснять отношения с помощью кулаков – повсеместна. Недавно я припарковалась в маленьком подмосковном городе на автостоянке около вокзала. Ко мне бросился огромный детина, который стал барабанить мне в стекла и ругаться. Оказалось, он недоволен тем, что я поставила машину на его место, которое он очертил своими собственными руками для себя, а я стала затирать его краску! Естественно, никаких знаков не было, никаких ПДД я не нарушала. Я отъехала, иначе началась бы драка.

Я представляю, что когда этот человек приходит домой, а навстречу ему попадается сын с замечанием в дневнике или с дыркой на новых штанах, он берет в руки ремень. Просто потому что по-другому не умеет. Нужно ли его сажать за это в тюрьму? Не знаю. Вряд ли он научится там доброжелательному и чуткому способу общения с детьми. Но проводить с ним беседы, стараться развить его – можно попробовать.

Наверное, стоит разделить легкий шлепок по попе и битье, которое приводит к травмам – как физическим, так и психологическим. Не будучи сторонником шлепанья детей в принципе, я понимаю, что это – не повод отправить детей в детский дом. Во всяком случае, в том виде, в каком детские дома существуют сейчас. Это огромная проблема, когда ты видишь неправильные с твоей точки зрения действия по отношению к ребенку (при этом они не угрожают его жизни), но понимаешь, что изменить ситуацию не можешь.

А еще меня убивают наповал в этой неприятной теме – откровения воцерковленных людей в соцсетях, как они порют своих детей. На мой взгляд, это отвратительно. Даже если бывают ситуации, когда ребенка необходимо наказать, возможно, в силу культурных традиций, сложившихся в семье, его накажут физически, сообщать об этом в публичном пространстве – за гранью приличия. Потому что такого рода ситуация – это большая беда, это трагедия, это что-то такое, что не выносят наружу, а переживают внутри, мучаясь и не понимая, правильно ли поступил.

Мы находимся сейчас все в возрасте подростков – бессмысленных и довольно агрессивных, которые знать не хотят об опыте старших, которые считают, что знают все лучше. Скорей бы нам его уже перерасти.