Беженцы с Украины получат статус переселенца, а не беженца, и не сейчас, а через год

В день через отделение УФМС по Москве, по отзывам наблюдателей, проходит тысяча, а то и полторы тысячи человек – тех, кто бежал с Украины. Между тем люди, обратившиеся сейчас, получат статус временного переселенца только почти через год — в июне 2015-го

В день через отделение УФМС по Москве, по отзывам наблюдателей, проходит тысяча, а то и полторы тысячи человек – тех, кто бежал с Украины, от гражданской войны. Сотрудники самого УФМС комментариев не дают. Между тем люди, обратившиеся сейчас, получат статус временного переселенца только почти через год — в июне 2015-го.

Поезд Луганск – Москва задерживается на неопределенное время

По дороге в отделение Федеральной миграционной службы Москвы заезжаю на вокзал – сегодня должны приехать наши близкие из Луганска. По громкой связи вокзальная «железная баба» объявляет: «В связи с длительным опозданием поезда номер 12 из Луганска отправление поезда номер 11 Москва – Луганск задерживается на неопределенное время». Мои попытки узнать причину опоздания, а также протяжённость этого «неопределённого времени» в службах Павелецкого вокзала успехом не увенчиваются…

Неожиданно, но факт: самую полную информацию о причинах опоздания поезда я получаю по адресу: улица Краснопролетарская, дом 10, где находится «Отдел по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев УФМС России по г. Москве».

– Так это ж из-за того, что под Кондрашовкой эти гады железную дорогу полностью разбомбили! Так теперь этот поезд идёт в объезд! – говорит женщина средних лет, сама из Луганска. – И вместо того чтобы идти 22 часа, как раньше, он теперь в два раза дольше, в объезд идёт! 38-39 часов он вчера шел…

По поводу ситуации с беженцами в Москве от самих сотрудников УФМС комментарий получить не удалось. От них поступали следующие предложения: а) читать «Памятку по порядку предоставления временного убежища на территории РФ»; б) изучать сайт УФМС; в) составить официальный запрос; г) «Встаньте в очередь – вы что, лучше всех?»

…На все вопросы спокойно, чётко и со знанием дела ответил Николай Ковалёв – активист инициативной группы «Поиск пропавших детей», которая сейчас пытается помогать беженцам. Он стоял у железных решёток на Краснопролетарской, 10, раздавал всем распечатанные им анкеты и терпеливо разъяснял каждому: где, как, когда, в каком порядке и по каким правилам-законам он может получить вожделенное «право на жизнь» в России.

«Приходите 9 марта»

Стоящие в очереди пишут шариковой ручкой на руках свои номера: «376»… «384»… «392»… На часах – начало первого… Но очередь движется быстро. Всего за весь день, по словам людей из очереди, обычно проходит порядка одной – полутора тысяч беженцев с Украины.

Стоящие сейчас на повторный приём – с подготовленными документами, фотографиями – первый раз приехали сюда еще 21 мая. «Тогда таких очередей не было, всего два-три человека», – рассказывают счастливчики, ожидающие получения разрешения на «временное убежище» и «ускоренное получение гражданства». С ним они поедут на «Семёновскую», на улицу Кирпичную, дом 32, корпус 1. Там и получат заветную «книжицу»…

Но это те, кто побывал здесь полтора месяца назад. Те же, кто достоятся сегодня, приедут сюда второй раз… 9 марта 2015 года! Соответственно, получат они разрешение через установленные законом 90 дней — три месяца. То есть 9 июня 2015!

Здесь собрались те, кто подаёт заявление, во-первых, на право предоставления временного убежища, и, во-вторых, на право получения российского гражданства по «ускоренной схеме». Вторые, помимо анкет, документов, фотографий, должны прийти в назначенный день и час с результатами обследования медкомиссией (за свои деньги, так как права на медицинское обслуживание у них пока нет). А право стать гражданами России «ускоренно» имеют те обладатели украинских паспортов, которые: 1) или сами родились на территории Российской Федерации; 2) или их родственники по прямой линии (то есть отец, мать, брат, сестра, бабушка, дедушка) родились на российской земле…

Но первых – численно больше. Они могут получить разрешение на право временного проживания сроком на один год. Про статус беженца здесь речи не идёт, а объясняют здесь это так: «Статус беженца? Беженца – от кого? Беженцы – это когда война. А на Украине официально – что? Поэтому пока дают только временное убежище на год. Ну, не закончится эта “мясорубка” в течение года – продлите ещё на год, говорят…»

Саша с женой Викой и маленьким ребёнком приехали сюда из Луганской области, из поселка в 30 км от разбомбленного Славянска. Приехали ещё в мае, «как на Украине война началась», но пришли в очередь только сейчас: «Думали, кончится всё, а там всё хуже и хуже…» «Очереди тут сумасшедшие», – вздыхает Саша. Самостоятельность своего региона от Киева они от всей души поддерживают: «У нас когда милиция была – 20 лет никто с наркоманами не боролся, а как ополченцы пришли – сразу с ними вопрос решили…»

«Здесь назначают дату и время, – объясняет Вика здешние порядки. – Ты приходишь, сдаёшь украинский паспорт – тебе дают документ взамен, С этой книжечкой можно устраиваться на работу, медобслуживание получать, помощь выделяют – мама делала в Ростовской области, она мне говорила. Мы сами ничего не знаем – знакомые рассказывали…» Без этой «книжечки» официально на работу не устроится: «Саша через знакомых кое-какую работу нашёл, но так, без оформления…»

То, что статуса беженца УФМС не выдаёт, на днях подтверждал и глава ФМС России Константин Ромодановский : «Статус беженца – это международная норма, он присваивается в соответствии с конвенцией 1951 года, и мы тут придерживаемся очень жестких стандартов».

ФМС разъясняет: «Статус беженца можно получить, если у гражданина имеются вполне обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, национальности, политических убеждений, в силу чего он не может и не желает возвращаться в страну своего гражданства. Временное убежище можно получить, если будут установлено существование гуманных причин, требующих временного пребывания гражданина на территории РФ».

Статус временного убежища дается на год, с возможностью пролонгации. Получившие такой статус должны сдать свой национальный паспорт. Они могут работать без получения разрешения на работу, получать в России медицинское обслуживание, обучать детей в школе. «Если же человек принимает решение отказаться от этого статуса, ему возвращаются документы и он отбывает на родину», – говорит главный миграционный чиновник России.

В багажнике через границу

Богдан родом из шахтёрской Макеевки, он – дипломированный психолог. Стал им совсем недавно, окончив психологический факультет Донецкого университета. Но в сложившихся условиях о трудоустройстве не думал – его беспокоил только один вопрос: как бы не попасть в украинскую армию.

«Я призыву вообще не подлежу, потому что инвалид по зрению. Но их это не волнует! Они хромых, косых, кривых – всех подряд призывают. От 16 и до 55 лет – всех заставляют идти против своих воевать, – рассказывает Богдан. — Поэтому все одноклассники эмигрировали кто куда – в Польшу, Израиль, Словакию. А двоих моих друзей забрали, 17-ти и 19-ти лет, служат сейчас “за ридну Украину”».

Богдану пришлось бежать в Россию. А для того чтобы его не «забрили» прямо на таможне, пересекал он украинско-российскую границу… в большом ящике, в багажнике рейсового автобуса. «Я там сидел, дрожал… Хорошо, что собака меня не учуяла», – радуется Богдан, стоящий теперь вместе со всеми в длинной очереди за легализацией.

Молодые ребята из очереди подтверждают: чтобы не попасть в украинскую армию, уходили лесами и только местным старожилам известными тропками. Некоторых при попытке выехать подвергали проверке, заставляли раздеваться до пояса: нет ли следов от ремня автомата, не «набито» ли плечо прикладом, нет ли на руках следов от боеприпасов…

«Совершенно новая категория»

Константин Ромодановский на протяжении последних недель неоднократно заявлял: «Мы подумаем над присвоением украинским беженцам особого статуса». Однако этот новый статус для вынужденных переселенцев, как признался глава ФМС, пока так и не изобретён.

Несколько дней назад в интервью «Комсомолке» глава ФМС России объяснял: «Это совершенно новая категория, для нее нет стандартов, поэтому мы с другими ведомствами не можем пока выдавать совместные рекомендации. Если мы эту категорию формализуем, тогда для нее будут введены определенные механизмы».

Действительно, как я убедился, побывав на Краснопартизанской, 10, претензии к сотрудникам УФМС предъявлять бессмысленно: они работают, как могут, «в предлагаемых обстоятельствах» – по тем законам, которые у нас есть, и с тем огромным наплывом беженцев с Украины, которые стучатся в их двери.

Пока что для этих людей статус «вынужденно покинувших Украину» так и не изобретён и находится в процессе обсуждения правительством и главой УФМС. «Пока это только идея. Нужно обсудить, в настоящий момент целесообразно или нет вводить такой статус», – говорит Ромодановский.

А пока беженцы с Украины записываются на март с тем, чтобы получить «временное убежище» только в июне 2015 года. А до тех пор – рассчитывать на милость встречного милиционера…

Помочь беженцам

Николай Ковалёв, лидер молодежного крыла Содружества волонтеров «Поиск пропавших детей» в желании помочь людям здесь вовсе не одинок: приходят на Краснопартизанскую, 10, и много других добровольных помощников. Есть волонтёры, которые просто приносят сюда чай, кофе, конфеты, бутерброды – люди ведь стоят в очереди целый день!

Наталья – врач-реабилитолог. Она сама из Донецка, но приходит сюда не только «за статусом»: ищет в этой очереди коллег и рекомендует желающим обратиться в известное ей лечебное учреждение, которое приглашает на работу медицинский персонал. «Обещают также помочь в легализации», – объясняет Наталья.

Анна Константиновна – директор средней школы №1331, которая расположена в двух шагах отсюда, на Краснопартизанской, 6. «Для детей беженцев с Украины мы организовали специальный учебный центр, будем всё лето заниматься с ними русским языком. Заранее формируем классы – готовим украинских детей к новому учебному году», – говорит школьный директор. Да, такой учебный центр – отнюдь нелишняя инициатива в создавшихся условиях. Особенно для тех, кто прибыл с Украины, где русский язык и литература изучаются «как иностранные».

Все эти люди пытаются как-то помочь беженцам, которых пока никак не признают беженцами…

Другие статьи на эту тему:

«Мы делали этот проект с колес»: как фонд «Развитие Украины» вывез из Славянска две с половиной тысячи детей

Страх и ненависть в Донецке: представитель фонда Рината Ахметова рассказывает о ситуации в городе

Приемная мать из Славянска о войне и мире

Помогите Центру временного пребывания беженцев при храме!

Как помочь беженцам: чем утешить пострадавших от военного конфликта?

Украинский исход: бескорыстная помощь небезразличных людей

Непримиримые бойцы часто лежат в одной палате: украинский врач о роли медиков в конфликте на востоке Украины и помощи беженцам

Вода из крана как чудо, автобусы Рината Ахметова: репортаж из Славянска

Беженцы из Украины как помочь людям

Погружение в каменный век: Славянск глазами очевидца

Украинский исход: границу с Россией пересекают тысячи беженцев

Украинский исход: беженцы свидетельствуют о зверствах на юго-востоке Украины

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.