«Без рисков помощь бездомным не бывает»

В ближайшее время в Москве будет открыт ночной приют для бездомных. Об этом проекте «Милосердию.ру» рассказал руководитель службы помощи бездомным «Помощник и покровитель» Илья КУСКОВ

По благословению епископа Смоленского и Вяземского Пантелеимона в ближайшее время в Москве будет открыт ночной приют для бездомных. Об этом проекте «Милосердию.ру» рассказал руководитель службы помощи бездомным «Помощник и покровитель» Илья КУСКОВ:

— Илья, когда планируется открытие приюта?
— Мы сейчас ищем участок для ангара. Когда владыка Пантелеимон благословил проект, все думали, что главные проблемы будут с деньгами. Деньги оказалось найти проще, нежели землю. Есть несколько вариантов, но когда мы обращаемся с письмом в префектуру, нам говорят, что это надо согласовывать в других ведомствах, а в тех ведомствах удивленно спрашивают: а при чем тут мы? То есть вежливо отказывают. Знакомые, давно уже занимающиеся этой проблемой, объяснили мне, что создание ангара для бездомных противоречит интересам префектур. Так вроде и нет проблем в районе, бездомные рассеяны по всей Москве, их и не видно, а что 20-30 человек умрет от мороза, чиновников мало волнует. Когда же их, человек сто соберут вместе, будет проблема. Опять же с точки зрения чиновников.

Получив несколько отказов и посовещавшись, мы попросили представителей Общественной палаты обратиться с письменным обращением к мэру столицы по поводу выделения участка. Члены Общественной палаты поддержали нашу идею, и письмо сейчас на стадии подписания.

— Правильно ли собирать вместе большое количество бездомных? Как отнесутся к этому жильцы близлежащих домов?
— Конечно, отрицательно. Я бы сам категорически возражал, если бы вблизи от моего дома устроили нечто подобное. Но мы при выборе участка и не собирались рассматривать жилые районы. Такие приюты можно организовывать только в промзонах. Например, на Рябиновой улице есть такой участок: пустырь, а рядом расположены АЗС, кладбище и кольцевая дорога. Поблизости никто не живет. Кому это мешает? Наоборот, если нам удастся реализовать проект, мы не только спасем десятки (а может и сотни) бездомных от замерзания на улице, но и защитим от них общество. Организовывая ангар для бездомных, мы забираем их из метро, переходов, подъездов – то есть из тех мест, где тысячи людей сталкиваются с ними ежедневно.

Ну а насчет количества… Я еще точно не знаю, сколько бездомных сможет разместиться у нас – это зависит от размера ангара, но думаю, что около ста человек. Безусловно, лучше было бы в каждом районе создавать маленькие приюты – на 10-15 человек. Но это вопрос будущего, а наши ресурсы ограничены. Лучше приют на сто человек, чем ничего. Я прекрасно понимаю, что обеспечить порядок и безопасность в таком большом приюте сложнее, чем в маленьком, но видел, как решается эта проблема в Германии – мы специально ездили туда знакомиться с опытом немецких коллег. В Берлине у бездомных при входе в ночлежку забираются все вещи. Утром, уходя, они получают вещи обратно. Правда, там большую помощь оказывают добровольцы. Их так много, что они гасят конфликты на стадии возникновения. И это не вышибалы какие-то, а обычные студенты. В одной ночлежке вся смена состояла из девушек – ни одного парня не было, и эти девушки руководили толпой мужиков. Меня это поразило!

Мы, конечно, так рисковать не будем, но относительный порядок обеспечить можно. Во-первых, начинать надо с фейс-контроля на входе и не пускать в ангар людей неадекватных, агрессивно настроенных – их видно сразу. Ну и какой-то досуг должен быть у обитателей ночлежки – планируем повесить в комнатах мониторы и в вечернее время, когда народ собирается, показывать фильмы о Православии и просто хорошие фильмы и просветительские передачи. Чтобы занять чем-то людей – ведь чаще всего они безобразничают от безделья (та же дедовщина в армии бывает в тех частях, где «деды» места себе не находят от скуки). Понятно, что какие-то инциденты все равно неизбежны, но для этого существует полиция. Будет кнопка экстренного вызова. Не дело добровольцев – усмирять разбушевавшихся бездомных. В Петербурге, где давно работает «Ночлежка», так и делают. Там всего один дежурный, он только фиксирует всех, кто приходит, но ни во что не вмешивается, а в случае каких-то потасовок сразу вызывает полицию.

— А какие-то реабилитационные программы предусмотрены?
— У нас не реабилитационная община, а помощь в экстренных условиях. Реабилитация – процесс длительный, круглосуточный, а в такие приюты, какой собираемся создать мы, люди приходят на ночь. Просто для того, чтобы не умереть от обморожения и переночевать в тепле. Естественно, тем, кто захочет изменить свою жизнь, мы постараемся помочь и с документами, и с трудоустройством. У нас будет в штате социальный работник, с которым они смогут обсудить все свои проблемы. Но у каждого свой выбор. Нравится кому-то днем в переходе милостыню просить, а собранные деньги пропивать… Никого нельзя сделать счастливым под дулом автомата. И нам не по силам исправить человека. По себе сужу – некоторые грехи переходят из одной исповеди в другую. Думаю, так у многих. То есть мы не один год ходим в храм, пытаемся измениться, и получается это с трудом. Тем более трудно надеяться на мгновенное изменение человека не просто нецерковного, но асоциального, имеющего ту или иную химическую зависимость. Можно только уповать на Бога. Но обратится ли к Нему человек, давно выпавший из жизни, во многом зависит от нашего к нему отношения. Если мы покажем нашим подопечным пример любви и терпения, надеюсь, что кого-то наша любовь сподвигнет к покаянию и изменению своей жизни. Конечно, нам бы этого хотелось, но цель наша скромнее и прозаичней – спасти людей от замерзания.

— Кроме социального работника будут штатные сотрудники или вы рассчитываете только на добровольцев?
— Добровольцы нужны, но рассчитывать только на них, тем более в ночное время, нельзя. Планируем иметь штатного бригадира, охранника и, конечно, врача. Обязательно рядом с ангаром будет санпропускник, но я считаю, что в холодную погоду человек должен сначала отогреться, и только потом его можно отправлять под душ. Просто знаю несколько случаев, когда бездомных сразу с холода отправляли мыться, и они умирали под душем – сердце не выдерживало перепада температуры. Поэтому в санпропускник будем отправлять утром.

— Разве не может человек, если у него серьезная инфекция или вши, за ночь заразить других?
— Может. Без рисков помощь бездомным не бывает, и мы при составлении проекта просчитали возможные риски. Но что делать? Кто боится заразиться, пускай не приходит, но если учесть, в каких антисанитарных условиях живут они недели, месяцы и даже годы, риск, что именно в нашей ночлежке один из них подхватит инфекцию или вшей у другого, минимален.

— Говорят, что среди бездомных многие находятся в розыске?
— Возможно, но это на лице у человека не написано. Всем поступающим к нам мы дадим заполнить учетную карточку с подробной информацией, и при официальном запросе со стороны органов правопорядка будем предоставлять информацию для изучения. Наверное, предупредим их об этом заранее – так честнее. А проверять каждого, не совершил ли он преступление и не находится ли в розыске, мы не можем и не обязаны.

— А как вы планируете разделять мужчин и женщин?
— Элементарно – будут два жилых помещения: мужское и женское. Поставим ДСП-перегородки, а посередине сделаем комнату для дежурных. Думаю, в ангаре длиной 15 метров это реально. Никто не сможет проникнуть на чужую половину незаметно от дежурных (охранника и добровольцев). И за такие попытки будем сразу изгонять из ангара. Они все взрослые, но пока находятся у нас, должны соблюдать определенные правила. Мы верующие люди, работаем по благословению Церкви и не позволим им превратить ночлежку в публичный дом.

— Ангар будет работать только во время холодов?
— Нет, мы будем работать круглый год. Просто в зимнее время многие из тех, кому мы дадим ночлег, на улице могут не дожить до утра. Летом, естественно, все не так экстремально, но тоже бывают прохладные ночи, дожди. Поэтому я уверен, что желающих переночевать у нас не станет меньше. Кроме того, среди бездомных есть те, кто действительно хочет изменить свою жизнь. И, кстати… Часть из них действительно оказалась на улице из-за пьянства, наркомании, тунеядства, кого-то родственники выгнали, устав от его художеств, но есть и те, кто стал жертвой обстоятельств. Кого-то лишили квартиры путем махинаций, кто-то приехал в Москву на заработки, а работодатель после нескольких месяцев работы не заплатил ему ни копейки. Для верующего, на мой взгляд, не имеет принципиального значения, по каким причинам тот или иной человек стал бездомным – мы должны помогать каждому, кто в беде, и не осуждать его. Но поскольку многие люди очень далеки от Церкви, не читали Евангелие, и в обществе в целом отношение к бездомным крайне негативное, я считаю нужным уточнить: не все бездомные сами виноваты в том, что оказались в такой ситуации. И решить проблему бездомных мы сможем только в том случае, если изменим свое отношение к ним. Конечно, один наш ангар проблему не решит. Думаю, такие ангары нужны хотя бы в каждом районе. Но надо с чего-то начинать. Жизнь наверняка внесет свои коррективы в наш проект, как внесла она их в работу автобуса «Милосердие» (когда мы только начинали, многое представляли по-другому), но надо помолиться и, положившись на волю Божию, браться за дело.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться