Истории о милосердии, рассказанные московскими священниками. История восьмая. Сегодня свою историю рассказывает протоиерей Константин Кобелев, старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме

Истории о милосердии, рассказанные московскими священниками. История восьмая. Сегодня свою историю рассказывает протоиерей Константин Кобелев, старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме.

Для меня образцом милосердного и сострадательного отношения к людям всегда был мой духовный отец, протоиерей Александр Егоров, который служил в храме Пророка Илии в Обыденском переулке. У него был, можно сказать, такой девиз «чтобы никто не отошел не утешенным».

Он умел общаться с разными людьми, понять каждого и для всех был своим: для детей и старушек, простецов и интеллигентов, москвичей и приезжих. Люди либеральных взглядов считали, что он свой. Патриотических – что свой.

Когда людей было на исповеди много, он говорил «подойдите ко мне после службы». Служба заканчивалась, он сидел и беседовал с ними. Подходишь, говоришь: «Батюшка, пойдемте пообедаем?» «Ладно-ладно, иди, не мешайся, потом поем», – отвечал он.

Потом он уходил причащать людей по домам, и мы ему тоже говорили: «Батюшка, вы так долго были в храме, поешьте суп, второе» А он говорил: «Нет-нет, что-нибудь одно дайте, и я побыстрее пойду. Меня там бабушка ждет голодная, с утра ничего не ела, а я тут буду рассиживаться».

Другой раз подходит человек к чаше без исповеди, и батюшка вроде бы должен был его как-то поругать, потому что об этом каждый раз перед причастием говорится. Но батюшка начал с ним очень вежливо и даже таким сладким голосом разговаривать, чтобы не отпугнуть человека.

Он подсказывал даже в совершенно практических вопросах. Я сам к нему приходил с вопросом брать ли дачный участок. Мы были молодые современные христиане, и мы считали, что дачи и машины – это все мещанство, надо только Богу молиться. А батюшка нас заставил: «Нет, возьмите обязательно».

Мы видели такое отношение к людям, учились ему, и пытались реализовать его на практике. В качестве примера можно рассказать, как под руководством отца Александра храм более 20 лет заботился о человеке, больном боковым амиотрофическим склерозом. Ее звали Валентина Алексеевна Петрова. С утра ее кормили, мыли и сажали в кресло. Вечером – перекладывали назад в кровать. Люди, которые к ней ходили, говорили, что очень многое в этом получали для себя.

Она была большой терпеливицей, была за все благодарна. Она всех помнила, всех поминала, с ней не было скучно. Она говорила, что ей неудобно, что за ней так много людей ухаживают, и предлагала отдать себя в дом престарелых. А батюшка ей отвечал, что в доме престарелых она сразу умрет, и они ее не отдадут. Он ей говорил «блаженнее давати нежели принимати». Когда ее спрашивали о вере, она говорила «хотелось бы надеяться, что я верующая». То есть отвечала смиренно, хотя конечно она была верующая и за всех молилась.

В дальнейшем часть девушек из тех, кто за ней ухаживали, стали монахинями Зачатьевского монастыря и в этом монастыре организовали богадельню, где и сегодня принимают таких старушек и за ними ухаживают. Этот пример заботы прихода о человеке сплачивал прихожан и большую пользу приносил им самим. Казалось бы, никому не нужен старый, больной, немощный человек, сколько с ним хлопот? Но тут стало видно, как такой человек важен. Скольким прихожанам она помогла увидеть в деле, почувствовать на практике свое христианство.