У Алексея Рогозникова ДЦП. Он живет в Миассе, любит путешествовать и пытается дать такую возможность другим.

Алексей Рогозников с семьей

«Главное – себя правильно поставить»

До пяти лет Алексей не ходил совсем, потом ему трижды оперировали ноги – пошёл, но тяжело. Старшие группы детского сада мальчик посещал, но в школу его не взяли, сказали: «Учителю будет проще приходить к вам домой». Только к пятому классу Алеша оказался вместе со своими однокашниками. Семья тогда жила в Магадане.

На улице пацана с палочкой, бывало, жалели. Но дома к нему относились без поблажек. Был период, когда маленького Лешу мама возила по санаториям, но в седьмом классе он на три года переехал вместе с бабушкой в далекое село на Украине, и вот там скидок для него никто не стал делать вообще.

«Деревня была глухая. Бабушка вышла на пенсию и переехала туда с севера вслед за знакомыми. Тепло, климат хороший. Я и огород копал, и картошку, и сено летом метал – все мог делать, — смеется Алексей, — это сейчас тяжело стало. С пацанами местными дружил, на дискотеку ходили – самые хорошие годы».

Друзья над тяжело ходящим одноклассником не смеялись (хотя в те годы Алексей обходился иногда и вовсе без палки). Когда он только появился в новом классе, ребята сначала напряглись было, но быстро поняли, что с парнем можно общаться нормально.

Потом друзья брали его с собой на рыбалку и в лес, подсаживали на деревья и даже затаскивали на веревке на заброшенные крыши, где компания любила сидеть.

«Общение – это как себя сразу поставишь, — говорит Алексей, — а со мной было интересно, да и учился я нормально. Сейчас все собирался съездить в ту деревню, попроведать знакомых, но тут начались события на Украине. Со многими друзьями нашлись в Интернете – с кем-то общаемся, про кого-то я просто знаю, что у них происходит».

«Люди у нас хорошие»

Детей у Рогозниковых уже четверо. Так что семья целиком (плюс мамина коляска) в машину уже не влезают

Тем временем, мама мальчика вернулась в родной Миасс. А после 9 класса перевезла туда и сына. Десятого и одиннадцатого класса в деревенской школе не было – это и решило судьбу Алексея. Правда, год учебы он все-таки пропустил.

«В Миасс я вернулся в октябре, поэтому в школу не пошпел, зато год ходил на подготовительные курсы техникума. В городе появилось много возможностей – я заинтересовался компьютерами».

В 1996 парень поступил в техникум. Поскольку техникум был далеко от дома, новому студенту дали общежитие, где он и прожил все четыре года учебы. Нужно было снова сходиться с людьми.

«Люди-то у нас хорошие, — говорит Алексей, — они, может быть, внешне суровые, а внутри-то хорошие, плохие люди – это исключения. За все время, пока учился, неприятности у меня были всего пару раз. Причем не со студентами, а с посторонними, старшими.

Помню, иду я еще с курсов, время – почти ночь, курсы были вечерние. И вот прикопался ко мне какой-то на автобусной остановке и начал бить. Подошел автобус – я туда, а он за мной, пассажиры нас разняли. Чего хотел мужик, я так и не понял».

Когда в конторе не сидится

Охота, рыбалка и путешествия — любимый досуг, несмотря ни на что

После техникума Алексей устроился на работу в соседний совхоз. Компьютеры тогда только начинались, но несколько машин в бухгалтерии были – интернета в те времена не было, но нужно было налаживать внутреннюю сеть, настраивать программы для бухгалтерии.

«Сейчас у меня пропал запал работодателям показываться, текущая работа вполне устраивает и нравится, а тогда, по молодости, это было важно. Ну, и люди видели, что работать я могу – и брали на работу. Компьютеры я только таскать не мог, это мне помогали.

Год Алексей поработал с компьютерами, а дальше его позвали преподавать в школу. Сначала планировалось, что вести он будет компьютерную практику, но закончилось дело полным курсом информатики. Потом в школе образовался компьютерный класс, ребята играли, заодно и учились общаться с техникой, некоторые потом пошли дальше учиться на компьютерные специальности.

«С некоторыми ребятами мы тогда были больше как друзья – разница-то в возрасте небольшая, — рассказывает Алексей. – Так и общались – им интересно и мне интересно. С некоторыми общаемся до сих пор».

Тем временем, сам учитель тоже решил еще поучиться и поступил в университет на инженера-системотехника. На последних курсах учебу вытаскивали уже вместе с друзьями – собирались вместе и делали курсовые. Хотел даже бросить, но одногруппники поддержали и отговорили. Диплом все-таки получил.

Дело в том, что на последних курсах Алексей с головой окунулся в общественную работу, благодаря которой и встретил будущую жену.

Машина своя, но «общая»

Машину на ручное управление под свои нужды Алексей переделал сам, и на ней же объездил всю округу

«У нас каждый год проходил общий слет молодых инвалидов, и вот мы пошли к начальству и сказали, что молодых нужно собирать отдельно, — рассказывает Алексей. – Интересы-то разные. Старшим – им бы уже полечиться да лекарства достать. А нам хотелось и поехать куда-то, и в туристический поход сходить, и на работу устроиться В итоге создали Ассоциацию молодых инвалидов Челябинской области “АМИ”, которой я руководил около 6 лет».

Помню, Интернета тогда не было, а всех наших собери, обзвони. Телефонных разговоров выходило рублей на 600 в месяц, эти деньги мне возвращали. А вот с машиной я тогда возился сам.

У меня как раз появилась первая машина – ну, и возможность ребят куда-то вывезти, — в лес, на озеро. Некоторые только «на мне» и выезжали, так, по сути, моя общественная деятельность и началась. С маленькой компанией друзей выезжали и дальше – ездили по области по озёрам».

Машина у Алексея с ручным управлением – ноги-то в полную силу не работают. Учиться водить было сложно – в первую очередь, потому, что учился на машине инструктора – ее, как свою, под индивидуальные возможности не подгонишь. Учиться пришлось в Челябинске, а движение там гораздо активнее, чем в Миассе.

Собственную машину Алексей капитально переделал – убрал из-под ног педаль газа и перепаял его на рычаг ручного управления. Пока понял, как именно ему нужно, пока приспособился, прошло много времени. Пришлось даже мастера, который готовил машины к автогонкам, найти. Зато теперь всё сделано удобно и на совесть. А позже на машине Алексея учился водить и один из его друзей.

Мелочи холостяцкого быта

Наталья

После свадьбы Алексей с женой Натальей, в свое время севшей на коляску после аварии, поселились в Ильменском заповеднике, где Алексей в то  время работал.

«Год перед свадьбой был еще тот, — рассказывает Алексей, — днем работал, вечером учился на последнем курсе, после занятий мотался повидаться с невестой. Хорошо хоть в качестве дипломной работы удалось защитить сайт заповедника, которым я тогда и занимался.

Домик у меня – служебное жилье, он в лесу, рядом горы, красиво. Но жена — городская, тогда она заявила: «Пока удобства к дому не пристроишь, в лес не поеду!» Пришлось делать ремонт. А обустраивали дом мы уже потом вместе, потому что до свадьбы из мебели у меня был холостяцкий минимум: кровать, письменный да обеденный столы».

Сейчас у супругов уже четверо детей. И свой дом, и места вокруг они очень любят. Единственное – вся семья разом да еще и с коляской в машину не помещается, поэтому общие семейные выезды на природу стали реже.

Успеть напутешествоваться и свозить других

В окрестностях Миасса — несколько красивейших национальных парков, и увидеть хочется все

Идея проекта «Автоволонтер. Миасс» появилась у Алексея, когда он заметил, сколько ездит по городу и окрестностям за рулем. А ведь если по дороге подвозить кого-то, польза будет двойной! К тому же человеку с опытом работы в обществе инвалидов было не понаслышке известно, сколько в городе маломобильных людей, которым не просто куда-то выбраться.

Социальное такси в городе как-то не прижилось – заявку на него нужно было оставлять задолго, да еще предоставлять документы о праве на льготы. И тогда подумалось: ведь эту нагрузку могли бы взять на себя автоволонтеры! Но, увы, заявок в группе немного.

«Либо люди пишут совсем впритык. Допустим, ему завтра куда-то ехать, а сегодня он пишет заявку. Ну, и как водителю спланировать свои дела на этот маршрут? Приходится специально ехать, везти человека».

Больше заявок приходит от местного приюта для мам – когда нужно отвезти куда-то тамошних обитательниц или вещи, которые им жертвуют. Еще бывают бабушки, которым раз в месяц нужно выбраться, например, к врачу.

«У бабушек, правда, другое. Они чаще всего знают уже, кто их возит, поэтому заявки в группу не кидают, а просто звонят мне: «Можешь завтра отвезти?» И везу. И у нескольких друзей-водителей есть такие «бабушки-клиенты»».

Из автоволонтерства родилась идея еще одного социального проекта, который Алексей сейчас всячески пытается продвинуть, – «Туризм без ограничений!»

«У нас вокруг – красивейшие места – Таганай, Зюраткуль, Иремель, многие со всей страны туда ездят, а инвалиды живут рядом и не могут добраться. Если бы удалось приобрести технику, можно было бы наладить путешествия. Потому что, если, например, в семье инвалид, семья либо перестает путешествовать совсем, либо они ездят раздельно».

Правда, пока для нового проекта удалось выбить только мотобуксировщик – на нем можно ездить зимой.

«Все дело в том, что я сам люблю путешествовать, ну, и, решая свои проблемы, я заодно решаю проблемы других. Здорово же было, когда у меня появилась машина, и я стал возить людей. И потом в поездках можно знакомиться, можно много где побывать.

Например, в том году через Миасс ехал парень из Сызрани – он на протезах и тоже путешественник. Мне показали его аккаунт, и мы с ним вместе съездили на перевал Дятлова, он взял меня и еще троих в свою машину, мы только на бензин скинулись. Нас ехало четверо инвалидов и была машина сопровождения со здоровыми.

Возраст приходит – здоровье ухудшается. Ходить становится тяжело и за рулем подолгу сидеть тоже. Пока время есть, надо ездить, надо успеть. Да и другим дать возможность».

Фото из семейного архива Алексея Рогозникова