В Сокольниках прошел уже традиционный — пятый — «Душевный базар». Это благотворительная ярмарка, где вы можете познакомиться с работой сразу 68 фондов и оставить свои пожертвования, вкусно поесть, купить новогодние подарки, провести время с детьми

В Сокольниках прошел уже традиционный — пятый — «Душевный базар». Это благотворительная ярмарка, где вы можете познакомиться с работой сразу 68 фондов и оставить свои пожертвования, вкусно поесть, купить новогодние подарки, провести время с детьми.

Благотворительный балаган

Гвалт, запах имбирных пряников, мишура и блестки под ногами (не поскользнись, еще отдавишь лапы собакам-терапевтам), много-много сшитых, деревянных, вязаных, вяляных, плетеных ангелов, мишек, котиков, слонов, овечек. Много бус, серег и браслетов, открыток и футболок, кружек и подушек, авосек и сумок.

В Сокольниках предлагали сфотографироваться с кроликом (правда, кролик был так занят, что застать его не удалось) в пользу одного фонда и погладить кроликов в пользу «контактного зоопарка» (тут удалось застать даже не только кроликов, но и махонького сонного ежика).

Детям, раскрашенным аквагримом, на площадке мастер-классов показывали барабаны («Видите, какой маленький барабан, и слышите, какой мощный звук? А если бы барабан был воооот такой большой, стекла вылетели бы!» — и огромные глаза маленьких слушателей).

Можно было собрать собственную кормушку для птиц (кстати, самое время), сфотографироваться на миниатюрном сеновале, научиться готовить новые блюда и тут же их попробовать.

Артисты в этом году не довольствовались сценой — прямо по аллеям между стендами ходили и бегали, танцевали с флагами, трубили в трубы циркачи, певцы, бродила огромная деревянная коза.

«Душевный базар» как способ рассказать о себе

В ярмарке участвуют 68 НКО. Даже среди тех, кто пристально следит за российской благотворительностью, редко кто назовет навскидку столько фондов. Двадцать, тридцать – и все. «Душевный базар» — способ почти вдвое расширить кругозор для всех — и рассказать о себе, познакомиться с коллегами по отрасли.

— В основном на наш стенд приходят люди, которые нас не знают, поскольку в России реабилитации отводится мало внимания. На наш стенд даже зазывает фокусник, — Ольга Крашенинникова, координатор реабилитационного направления центра «Шередарь» для детей, перенесших тяжелые заболевания. — Дети выходят из больниц и часто выглядят здоровыми, но они фактически потеряли несколько лет жизни, провели их в больнице без общения со сверстниками.

Мы не можем сделать эту ситуацию для ребенка небывшей, полностью залечить травму в душе, но мы можем подарить частичку счастья – это тоже немаловажно, ведь жизнь складывается из мелочей. Наши дети катаются на лошадях, смотрят фокусы, стреляют из лука — это возвращает им детство. Об этом нужно рассказывать. Наше общество еще не готово заниматься реабилитацией – сначала нужно научиться лечить, думают многие. На Западе это направление, конечно, развито больше.

— Многие знают нас благодаря именно прошлому «Базару», многие спрашивают о работе сейчас. Нас узнают уже больше, чем раньше, хотя в этом году, например, мы участвуем в единственной ярмарке, на большее не хватает ресурсов, — рассказывает директор учебно-кинологического центра Елена Орочко у стенда АНО «Собаки-помощники инвалидов».

Рядом выгуливает свою хозяйку черный лабрадор со шлейкой собаки-поводыря. Правда, он живет не у инвалида по зрению, а занимается «общественной работой»: представляет организацию всюду, где это необходимо. А тех, кто уже получил своего поводыря, трудно попросить приехать на ярмарку: очень многие обладатели четвероногих поводырей и терапевтов живут далеко от Москвы.

— Воспитание собаки-поводыря или терапевта требует много времени и средств: собаку выращивают от щенка, дрессируют, потом работают с человеком, который станет ее хозяином. Собака обходится в 300-350 тысяч рублей, а инвалиду передается бесплатно. В листе ожидания десятки людей, они ждут по полгода или восемь месяцев; в 2014 году удалось подготовить 20 собак-терапевтов, это рекордное число для нашей организации.

Мы используем только лабрадоров и лабрадоров-ретриверов — ведь собака должна быть абсолютно предсказуемой и ни в коем случае не должна причинить вреда особым детям, с которыми мы работаем, — рассказала Елена Орочко.

«Душевный базар» как место воспоминаний

Стенд реабилитационного художественного центра «Дети Марии» — не только место, где можно купить яркие открытки к Новому году и не только, картины и поделки, но и место воспоминаний. Как живет фонд без своего основателя Ильи Сегаловича, одного из создателей «Яндекса»?

— У нас такое ощущение, что Илья Сегалович по-прежнему продолжает нам помогать, потому что его друзья по-прежнему с нами, и мы крепко подружились с «Яндексом», — рассказывает на стенде «Детей Марии» Наталья Хасанова, координатор центра. — При жизни Ильи мы не очень плотно общались с его сотрудниками, но уже второй год они празднуют день рождения Ильи без него и приглашают наших детей из разных интернатов. Мы проводим вместе целый день, детям устраивают мастер-классы, угощают, проводят экскурсию по «Яндексу».

Когда смотришь на открытки на стенде, не верится, что их рисовали дети: очень затейливые сюжеты, множество фигурок, деталей, продуманная архитектура.

— Как правило, люди не верят, что перед ними детские работы, когда видят уменьшенные до размеров открытки огромные коллективные панно. Конечно, дети не рисуют микроскопические детали под лупой — они долго и вместе делают работу два на три метра. Ведь у нас нет цели сделать из детей профессиональных художников. Творчество — просто то, что приятно. Мы занимаемся этим вместе, это способ общения и возможность развития, — рассказывает Наталья Хасанова.

Многие каждый год покупают магниты и календари от «Детей Марии» — составляют коллекции. Кто-то на «Душевном базаре» этого года узнал о них впервые — тогда на стенде могут рассказать, пользуясь случаем, творчество каких детей (из интернатов, в том числе коррекционных) перед посетителем.

«Душевный базар» как окошко в мир покупателей

С тех пор, как закрыли авосечные в подземных переходах, — рассказывает основатель проекта «Авоська дарит надежду» Евгений Раппопорт, — проект стал обеспечивать работой и зарплатой не сто, как было раньше, а всего лишь 12-15 инвалидов по зрению.

Ярмарки вроде «Душевного базара» прекрасны, но всего лишь ежегодны, а зарплату всем хочется получать каждый месяц. Но сейчас появилась неожиданная надежда на возрождение проекта. Все прежние участники, конечно, ждут возможности вернуться в проект — у них просто нет другой возможности заработать.

— «Ашан» пригласил нас продавать авоськи, и мы уже открыли авосечную в «Ашане» в Алтуфьево, а сегодня открываем в «Ашане» в Мытищах. Это удивительная история: они неожиданно предложили нам это сами. Есть компании, которые заказывают авоськи на подарки к Новому году – без них бы проект мог вовсе прекратиться. Самую дешевую авоську мы продаем по 350 рублей, за нее слепой человек получает 120 рублей. Это тяжелая и упорная, кропотливая работа, но в итоге наши сотрудники зарабатывают по 20 тысяч рублей и больше.

Кто-то делает авоську за час, кто-то за сорок минут, делают до десяти авосек в день, двести авосек в месяц, — рассказывает Евгений Раппопорт.

Антикризисный базар

«Все заметили, что на Душевном базаре народу было раза в два меньше, чем в прошлые годы. Что и следовало, видимо, ожидать. У людей стало меньше денег и больше грусти. Ну, ладно, не будем вешать носы. Все прошло, как всегда, на высоте. Отчет еще будет.

В общем и целом — все довольны, и всем наше спасибо», — написала вечером в блоге директор благотворительного фонда «Кислород» Майя Сонина. «Кислород» собрал на ярмарке меньше пожертвований, чем в прошлые годы.

В фонде «Старость в радость» корреспонденту «Милосердия.ru» сказали, что собрали около 86 тысяч рублей. В прошлом году пожертвований на стенде было 94 тысячи. А если прибавить темпы инфляции, можно сказать, что пожертвования на благотворительной ярмарке упали приблизительно вдвое. Впрочем, говорят, что были и фонды, собравшие около 200 тысяч рублей.

Общая сумма пожертвований на ярмарке оказалась все-таки больше, чем в прошлом году: 5,8 млн рублей против 4, 85 млн.

Одно известно точно: «Душевный базар» на фоне кризиса — не «пир во время чумы», а что-то вроде работы больничных клоунов. Детям, которые живут среди капельниц и операционных, нужно радоваться. Нам всем в напряженной ситуации тоже нужно отвлечься от пугающих прогнозов – и помогать друг другу весело, с фисташковым печеньем и тряпичными котиками.