«Мы во всех нынешних скорбных обстоятельствах всё равно воссылаем Богу славу, и желаем эту славу воссылать всегда, вне зависимости от того, как Бог решит поступить с нами»

Фото facebook.com/pantlmn

Игумен Пантелеимон (Королев), настоятель Свято-Троицкого Данилова монастыря в Переславле Залесском:

— Слово «поветрие» в современном употреблении обычно обозначает поверхностную моду, распространённое увлечение чем-то, чаще всего, предосудительным.

Но есть и его более древний смысл — это мор, быстро распространяющаяся эпидемия. Из самого слова понятно, как болезнь распространяется — по ветру, или, как бы сказали врачи, «воздушно-капельным путём».

Сам же текст «молитвы, во время распространения вредоносного поветрия чтомыя» такой:

«Господи Боже наш, не вниди в суд с рабы Твоими и огради нас от губительнаго поветрия, на ны движимаго. Пощади нас, смиренных и недостойных рабов Твоих, в покаянии с теплою верою и сокрушением сердечным к Тебе милосердному и благопременительному Богу нашему припадающих и на милость Твою уповающих. Твое бо есть, еже миловати и спасати ны, Боже наш, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Мы просим Господа и Бога нашего: «не вниди в суд с рабы Твоими», то есть не начинай с нами судиться, обвиняя нас и заставляя нас оправдываться.

Это почти цитата из 142 псалма, в котором говорится: «и не вниди в суд с рабом Тво­им, яко не оправдит­ся пред Тобою всяк живый» — не начинай тяжбу с Твоим рабом, потому что никто из живущих не сможет перед Тобой оправдаться.

Так и мы, проверив себя по заповедям, понимаем, что ни одну из них не исполнили, лишь к некоторым прикоснулись кончиками пальцев — поэтому и просим, чтобы Господь отнёсся к нам как к младенцам, неразумным и неподсудным.

«Огради нас от губительнаго поветрия, на ны движимаго» — просим мы. Стань нам оградой, крепкой стеной, сквозь которую не проникнет к нам губительное поветрие, которое на нас надвигается.

«Пощади нас, смиренных и недостойных рабов Твоих». Смирение и кротость — это христианские добродетели. Путь к ним долог – это труд, борьба со своим тщеславием и гневом, уподобление Христу и полная надежда на Его благодатную помощь.

И в этой молитве мы, конечно, не хвалимся тем, что уже стали кроткими и смиренными, здесь «смиренные» — это несчастные, попавшие в тяжкие обстоятельства.

В смирении как добродетели есть благородство и внутренняя мощь, а здесь мы сознаёмся в своём немощном и жалком состоянии, признаваясь в том, что мы, своими грехами навлекшие гнев Божий, недостойны что-то просить.

Фото Михаил Метцель/ТАСС

Но, сознавая своё недостоинство, мы всё же не можем не припадать к Богу, «уповая» — то есть, возлагая на Него всю свою надежду – как евангельская жена-хананеянка.

Всякое трудное обстоятельство мы призваны воспринимать как особую задачу, которую задаёт нам Бог, чтобы мы научились следовать Его заповедям и Его повелению: «будьте святы». И к решению этой задачи мы должны приступать «в покаянии с теплою верою и сокрушением сердечным».

С покаянием – значит, с желанием измениться к лучшему.

С «теплой верой» означает «с горячей, пламенной верой» (а русское «тёплый» в переводе на славянский звучит как «обуморенный»).

Сокрушение сердечное — это не поломка самого сердца как центра нашего существа и источника наших устремлений.

Сокрушению подлежат те жёсткие конструкции, которые мы в сердце нагородили самонадеянностью, желанием отстраниться от чужих проблем и слепотой к собственным грехам.

Мы припадаем с молитвой к «милосердному и благопременительному Богу», то есть Богу, у Которого сердце милостивое и Сам Он готов переменить Свой гнев на благость, суровость и строгость — на заботливую ласку.

И заключительные слова этой молитвы совпадают с одним из священнических возгласов в конце утрени: «Твое бо есть, еже миловати и спасати ны…», то есть Тебе свойственно миловать и спасать нас.

Эти заключительные слова, о которых мы редко задумываемся из-за того, что так часто их слышим, вот такие: «и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Мы во всех нынешних скорбных обстоятельствах всё равно воссылаем Богу славу, и желаем эту славу воссылать всегда, вне зависимости от того, как Бог решит поступить с нами.