Несколько дней назад произошло знаменательное событие – Уральский университет выдвинул кандидата на получение Нобелевской премии по литературе. Им стала писательница Анна Неркаги – приемная мама десяткам детей-сирот

Несколько дней назад произошло знаменательное событие – Уральским университетом был выдвинут кандидат на получение Нобелевской премии по литературе. Им стала писательница Анна Неркаги – приемная мама десяткам детей-сирот.

Фото с сайта epochtimes.ru

Чтобы читателям нашего портала было понятно, почему мы решили рассказать об этой писательнице, скажу сразу – помимо всего прочего она – приемная мама нескольким десяткам (!) детей-сирот. Анна Павловна построила для них целый поселок, в центре которого находится православный храм. А теперь обо всем по порядку.

Книги

Анна Неркаги родилась в 1952 году в горах Полярного Урала у подножья хребта Сайрей. В советское время любой ребенок должен был учиться в школе. Для ненецкого ребенка, родители которого были оленеводами-кочевниками, вариант учебы был лишь один – интернат в городе, вдали от семьи. В 1970 году Анна закончила школу-интернат с отличием и поступила в Тюменский университет.

Она стала городской девушкой, почти забывшей о том месте, где родилась, и о своем народе. Она училась, работала и писала свою первую книгу «Анико из рода Ного». Книгу автобиографическую. Главная героиня этой повести вынуждена вернуться к своей семье из города и начать заново узнавать жизнь своего народа. Так произошло и с Анной. Она заболела туберкулезом и не смогла продолжать обучение, затем умерла ее мать. Ей пришлось вернуться к отцу, чтобы помочь и поддержать его. Повесть «Анико» вышла в 1977 году, в конце семидесятых увидела свет и вторая книга – «Илир».

Обе книги принесли молодой писательнице славу, но, вернувшись к своим родным, она поняла, что городская жизнь и даже творчество – совсем не то, чем она должна заниматься в жизни. Анна Неркаги круто меняет всю свою жизнь и из уже успешной молодой писательницы, члена Союза писателей, становится снова ненецкой кочевницей. И дальше – 20-летнее писательское молчание.

Во второй половине 1990-х она пишет еще две книги – «Белый ягель», недавно экранизированный, и «Молчащий».

Не считая статей и бытовых очерков, четыре книги – это то, что принесло Анне Неркаги известность. Книги переведены на иностранные языки. Переиздавались и у нас. Но все-таки главное в ее жизни – это не книги.

«Наверное, дети», – подумала я, когда узнала подробности ее биографии.

Дети

В предисловии к последней изданной книге Анна Неркаги писала: «В тот момент, когда я вынесла смертный приговор и “Молчащему”, и всему моему творчеству – не писать больше вообще, Господь наказал меня так, что я до сих пор плачу. Он взял мою девочку, которую я любила больше всего на свете».

Действительно, собственных детей у Анны не было, она удочерила девочку, очень ее любила и баловала, но приемная дочка умерла. В ее смерти писательница винила себя.

Проблема сирот, с одной стороны, и оторванность детей северных народов от своих корней и родных – с другой (вспомним, что и сама Анна Павловна воспитывалась в интернате и потом заново училась осваиваться среди ненцев), подтолкнули ее к созданию большой общины, где воспитываются около 40 детей. Все они называют Анну мамой. Кто-то уже вырос и обзавелся собственной семьей, но при этом остался на «Земле надежды». Так писательница назвала место, в котором стала возрождать ненецкую культуру, и одновременно с этим – учить православию свой народ.

Зиму семья Анны Неркаги проводит в предгорьях Полярного Урала, в ямальском поселке Лаборовая. А летом перемещается на «Землю надежды», на 20 километров вглубь тундры. Это место почти отрезано от большой земли – добраться сюда можно вертолетом или на вездеходе. Но чаще сюда приезжают по-другому – кочевые ненецкие семьи перемещаются на нартах, с оленьими стадами, с походными домами – чумами. Здесь построен православный храм, вокруг которого и возникает этот летний лагерь.

Здесь все делается силами детей – девочки ставят чумы, готовят, мальчики рыбачат, разводят огонь, управляются с оленьим стадом. Для Анны очень важно приучить детей к каждодневному труду. Все, кто посещал ее семью, отмечали, что тут трудятся даже самые маленькие дети – двухлетний малыш тащит веточки для костра. Даже в строительстве храма дети принимали непосредственное участие.

Фото с сайта etnic.ru

В одном из интервью Анна Неркаги сказала: «Без веры вообще невозможно ничему хорошему детей научить. Эти дети-сироты со всей Байдарацкой тундры собраны. Это мои дети, моя приемная семья. Мы – самодостаточные люди. Все, что создано в школе, сами на свои средства строим и своими руками. Природа у нас красивая, земля вообще красивая. Я перед собой поставила задачу: показать не только внешнюю красоту, но и внутреннюю, глубинную красоту земли, потому что внешняя красота без глубин вообще ничего не значит. Поэтому все наши вылазки-походы облекаются в духовно-нравственную форму.

Мы с ребятами делимся всем и собираемся в своем маленьком государстве установить христианские отношения между людьми. Здесь мы стараемся друг друга не обижать, водку не пить, не богохульствовать и по мере своих сил любить друг друга – терпеть, прощать. По этим принципам и живем. Это основная цель лесной школы – оказывать акты милосердия детям-сиротам. Все просто, нет никакого излишества, только природа и присутствие Господа. Я не хочу судить мир. Какой бы он ни был сегодня – это Его мир».

Утром шагать быстрее

Эту простую жизнь, лишенную привычного нам комфорта и благополучия, Анна противопоставляет современному обществу. В антиутопии «Молчащий» писательница показывает современного городского жителя, который в стремлении жить в свое удовольствие доходит до самоуничтожения. Те, кого Анна Неркаги описывает в книге, уже не люди, она называет их «скопцами» – духовными скопцами.

Кажется, что она утрирует, описывая жизнь скопцов, но, глядя вокруг, понимаешь – то, что описано почти 20 лет назад, неумолимо наступает.

Александр Богатырев был первым режиссером, снявшим об Анне Некраги документальный фильм. Будучи членом жюри и рассказывая о фильме «Неркаги», снятом Екатериной Головней и завоевавшим в 2012 году гран-при фестиваля «Радонеж», он вспоминал слова писательницы о тех людях, которые приехали с Большой Земли, чтобы качать нефть и газ:

«Еду я в автобусе с буровиками и слушаю, о чем они говорят. Только о деньгах. Сколько получили, сколько собираются получить. Как мастер обманывает их, записывая заниженную выработку. Помолчали и снова о деньгах. А я думаю, вот сижу я – ненка. Хоть бы кто-нибудь подсел ко мне и спросил, как я живу. Рада ли я тому, что они делают с моей землей. Что от их ударного труда скоро в тундре не останется живого места, и нам придется переехать в города, где наши мужики сопьются и умрут. Или хотя бы просто поболтали со мной о чем угодно. Нет. Они не замечают меня. Я для них – пустое место. Они снова помолчали и снова заговорили о деньгах. Что же это за люди!? У них вместо сердца – купюры. Страшный человек пришел сюда. Он не щадит ни земли, ни людей. И будет ли ему прок от заработанных денег…»

В чем видит Анна Неркаги выход? В христианстве. Поэтому главное место в ее поселке – это храм. Многие, кто писал об этой удивительной женщине, называли ее «апостолом тундры». Определение несколько претенциозное, но отражающее то главное, что есть в Анне Павловне – бескомпромиссную христианскую веру и живую, преданную любовь к своему народу.

Очень интересный и подробный рассказ Александра Богатырева об Анне Неркаги можно прочитать на сайте радиостанции «Радонеж». Он говорит, в частности, о том, что через ненецкий фольклор, через пословицы, отражающие народную мудрость, Анна Некраги объясняет своим соплеменникам то главное, что есть в христианстве:

«Нужно не искать искусственных развлечений, которые отдаляют от Бога, а научиться любить повседневность, как праздник. Утром шагать быстрее, чем днем. Лицо всегда должно быть приветливым и радостным. Как начнешь утро, так и день пройдет. И вся жизнь. Нельзя ждать от жизни одних удовольствий. Праздник – это состояние души. Это, когда Бог в душе во всех обстоятельствах, даже скорбных. Не нужно бояться страданий и трудностей. Выбор верного пути и спасения непременно будет сопряжен со страданиями. Ведь Сам Господь пострадал за нас. В тундре человек постоянно получает подсказки того, как идти по жизни прямо. Когда олень сбивается в сторону, его бьют по рогам, и он возвращается на прямой путь».

Фото с сайта sreda.org