Альтернативная коммуникация — область знаний о различных средствах общения, специальных методиках, системах коммуникаций, которые разрабатываются для людей, у которых отсутствует речь


Вашему вниманию предлагаем расшифровку вебинара.

Добрый день! Меня зовут Руслан Вялитов. Я специалист Центра «Пространство общения», психолог-педагог. И сегодня я буду проводить этот вебинар. И тема его будет «Альтернативная и дополнительная коммуникация». Последние десять лет я работаю в области помощи и адаптации детей с нарушениями развития, самыми различными. И последние пять лет я как раз занимаюсь именно сферой, связанной с дополнительной и альтернативной коммуникацией. Кроме того, я член Международной ассоциации «Дополнительной и альтернативной коммуникации» и поэтому сегодня буду вам про нее рассказывать. Надеюсь пролить свет и что-то новое сказать вам.

Что такое альтернативная и дополнительная коммуникация?

Для начала, что это вообще такое — альтернативная и дополнительная коммуникация? В это словосочетание, на самом деле, вкладывается очень много. И вот на слайде можете вот такое примерное видеть, что это в себя включает на данном этапе. Это целая область знаний, которые включают в себя самые различные средства общения, специальные методики, специальные системы коммуникаций, которые разрабатываются для людей, у которых по каким-то причинам речь или отсутствует, или с ней какие-то сложности. Например, невнятная речь или после травмы утрачена. И таким людям для того, чтобы они были успешные, вовлечены в социальное взаимодействие, могли общаться с другими, им нужно какая-то помощь. Как человеку, например, у которого снижено зрение, ну, например, такое всем привычное средство помощи как очки или что-то подобное. Так и людям, которые по каким-то причинам или не говорят, или говорят с трудом, им тоже нужны какие-то средства для того, чтобы восполнить эту утрату или ограничения.

Но эта тема включает в себя как бы две составляющих, как видите — есть альтернативная и дополнительная коммуникация. Это как бы два основных направления. Альтернативная коммуникация — это коммуникация с людьми, у которых речь полностью отсутствует по каким-то причинам. Или она с рождения ввиду каких-то нарушений невозможна, ее нет или, например, в результате травмы человек утратил возможность говорить, или какого-то генетического нарушения утратил возможность говорить.

А дополнительная коммуникация появилась чуть позже. Изначально говорили просто про альтернативную коммуникацию. Потом постепенно стали добавлять аддиктивную, если говорить про иностранную терминологию. На русском языке — это как дополнительная коммуникация. Это коммуникация, которая помогает людям, у которых речь есть, но с ней какие-то сложности. Например, в раннем возрасте, когда речь запускается позже и медленнее, и нужны какие-то дополнительные методики и средства для того, чтобы помогать развитию этой речи. Или людям, у которых есть какие-то нарушения специфические, которым в определенных ситуациях сложно пользоваться речью и им тогда тоже нужна какая-то поддержка. Это как бы два таких ключевых направления в области работы альтернативной и дополнительной коммуникации (АДК).

Мифы, связанные с АДК

Немножко поговорим о мифах, связанных с АДК. В нашей стране эта область еще не очень хорошо развита. И вокруг нее довольно много разных ходит слухов, заблуждений. Например, таких, что учить ребенка какому-то средству альтернативной коммуникации, например, пользоваться какими-то графическими системами, карточками и еще учить его параллельно речи, это очень сложно — что ребенок не справится и не нужно его перегружать.

Такой миф существует, и некоторые логопеды его поддерживают. Другие специалисты могут поддерживать. Но в зарубежной практике научной довольно много исследований накопилось за последние тридцать лет, которые говорят о том, что это не так. То есть, нет исследований, которые бы подтверждали подобные заблуждения. Есть исследования, которые не говорят о какой-то разнице. И есть часть исследований, которые говорят, что использование средств альтернативной коммуникации помогает развитию речи.

Кроме того, мы можем привести пример детей, которые рождаются в семье, например, глухонемых. Дети, которые сами могут слышать и говорят, и они успешно осваивают как язык глухонемых как какой-то жестовый язык, так и у них развивается речь. То есть, такой вот пример из практики.

Есть такой еще миф, что дети в силу того, что, например, у них ограничен ресурс или им хочется что-то делать просто, условно дети ленивы, некоторые так говорят, что если им предоставить какое-то средство, например, планшет, который будет говорить вместо них, то у них не будет мотивации использовать потом речь. Сейчас я покажу. То есть, что это тоже будет тормозить развитие речи, если оно возможно, Что если какое-то средство им дать, то это снизит вероятность того, что они захотят потом говорить.

Многие исследования показывают, что это не так, то есть, вообще речь — это самый удобный и самый быстрый способ коммуникации. И, как правило, если ребенок может осваивать в каком-то объеме речь, то он, безусловно, будет ее использовать потому, что все окружение говорящее вокруг него, и если он может ее в каком-то объеме использовать, он будет. То есть, очень часто бывает так, что речь вполне себе сосуществует с какими-то другими средствами коммуникаций.

Третий миф, который часто ведет к довольно таким тяжелым последствиям, да, когда он реализуется на практике — то, что средства альтернативной коммуникации должны вводиться позже. То есть, это какой-то такой последний шанс, когда уже речь, долго-долго ею не занимались, она не запустилась, у ребенка она отсутствует — вот тогда, через какое-то там время, в 5, в 6 лет, по-разному кто-то говорит, тогда надо предоставить человеку, ребенку средство альтернативной коммуникации, когда уже многим его близким и специалистам, которые с ним работают, уже кажется, что речь скорее всего не запустится.

К сожалению, это заблуждение и это заблуждение вредное потому, что как мы знаем, есть сенситивный период, когда развитие речи, развитие языка, вообще вот это развитие социального взаимодействия, оно наиболее быстро происходит, и ребенок в этот период как раз осваивает большую часть тех коммуникативных навыков, которыми мы все владеем. Да, это первые годы жизни. Это буквально первые два-три года жизни, когда ребенок осваивает колоссальный объем навыков и умений, связанных с коммуникацией. И если у ребенка есть сложности с использованием речи и ему ничего другого не предлагают, оказывается, что он этот период проскакивает, не получая того богатого опыта, той истории взаимодействия с другими людьми, который мы все получаем. Он оказывается в некой такой искусственной депривации. Он лишен этой возможности учиться.

И если бы ему предоставили какие-то другие средства коммуникации, возможно, он бы осваивал, например, коммуникативные навыки, был успешен в общении с другими людьми. Потом речь бы запустилась, и его это мотивировало. К сожалению, этот миф тоже существует, и он часто бывает негативно сказывается на судьбах некоторых детей.

Еще один миф что, чтобы пользоваться какой-то системой альтернативной коммуникации или дополнительной, ребенок должен владеть определенными навыками. Например, у него должны быть какие-то сохранные моторные навыки, или у него должны быть какие-то познавательные высшие функции развиты, у него хорошая память должна быть или у него должны быть причинно-следственные связи обязательно, что, безусловно, полезно для альтернативной коммуникации, но современная практика в области альтернативной и дополнительной коммуникации, она говорит о том, что нет каких-то специфических навыков, которые обязательно должны быть у  ребенка, и современная наука в этой области говорит о том, что вообще помощь в области АДК должна вводиться как можно раньше и должна как раз помогать развитию этих навыков.

Что касается двигательных навыков, то, как правило, это вопрос просто подбора необходимых технических средств. Если ребенок, например, не может показывать рукой или что-то выбирать, то ему должны предоставляться другие способы, как он может это сделать. Например, с помощью глаз. То есть, специальные технические устройства, которые помогут ему реализовать свой коммуникативный потенциал.

Следующий вредный миф, заблуждение, что приспособления для коммуникаций рассчитаны на детей, у которых нет никакой интеллектуально-когнитивной задержки, у которых более или менее сохранный интеллект, да? Что все эти системы довольно сложны и поэтому, если есть интеллектуальные нарушения, то они не подходят и не годятся для введения и предоставления детям или взрослым людям. Это тоже заблуждение потому, что средства системы АДК, они прекрасно адаптируются под тот интеллектуальный уровень, который есть у конкретного человека. Очень многие системы, система графических символов, жестовые системы, они вполне могут быть адаптированы, упрощены очень сильно, в случаях даже очень тяжелых задержек интеллектуальных мы можем подобрать средство для того, чтобы хотя бы на каком-то уровне человек мог с нами общаться, общаться со своим окружением.

И еще одно заблуждение. Для того, чтобы вводить систему АДК, чтобы ребенок начал ей пользоваться, надо чтобы ребенок достиг какого-то определенного возраста, там, с трех лет, с четырех лет. Современная практика в этой области говорит о том, что система АДК вводится в случае, если к ней есть какие-то предпосылки. Если, например, мы знаем, что ребенок рождается с определенными нарушениями, это может быть ДЦП или какие-то генетические нарушения. Если ребенок попадает в группу риска, то, например, в западных странах очень многих, ему довольно рано начинается система поддержки, поддержки семьи в первую очередь и потом им помощь в системе АДК.

На данном этапе, конечно, никто, практически, не может предсказать, понадобится там ему альтернативная коммуникация или дополнительная, то есть, будет ли потом речь у него, возникнет она или нет, но система как помощь, как поддержка развития языка вводится в очень раннем возрасте. Буквально, это первый год жизни какие-то элементы отдельные, они используются.

И что же происходит, если мы не занимаемся этим подходом, если мы не предоставляем человеку средства системы АДК, а речь у него отсутствует и еще может отсутствовать понимание речи, то есть, он ни сам сказать ничего не может и еще не понимает, что говорят окружающие? Это приводит зачастую к очень тяжелым последствиям потому, что, если мы, например, представим себя, что мы оказались вдруг в незнакомой стране, условно, в Китае или Японии, язык очень отличается от нашего, и у нас нет с собой телефон, мы не можем ничего никому написать, ничего показать, и с нами разговаривают, то мы будем себя чувствовать очень некомфортно.

Может быть, кто-то бывал в таких ситуациях? И представьте, если человек в таком состоянии находится долго. Как правило, это вызывает тяжелые психологические состояния, вызывает тревогу, вызывает фрустрацию, если это очень долгое время происходит. Может приводить к депрессии, к постоянным страхам. Кроме того, человек, который не может себя выражать, у которого отсутствуют возможности экспрессии, собственного выражения, выражения каких-то потребностей, чувств, он зачастую, если это очень долго продолжается, вообще теряет как бы мотив к попыткам как-то себя проявить.

Если я ничего не могу сказать и зачастую нахожусь в такой пассивной ситуации, то человек постепенно к этому привыкает и это может приводить к такому явлению как «выученная беспомощность», пассивность, когда человек. То есть, бывает, например, что если взрослый человеку, который находится в таком состоянии, предоставляют какое-то средство альтернативной коммуникации, но он, уже опираясь на свой предыдущий жизненный опыт, на вот эти годы, когда он не имел этих средств, он даже не пробует, не делает попыток как-то коммуницировать с нами, и нам приходится его учить тому, что он может сам себя проявлять. И все вместе это еще может приводить, в том числе, к проблемному поведению.

Зачем нужна коммуникация

Так, когда мы лишаем детей, например, возможности себя выражать, у них нет таких возможностей, а потребности у них, безусловно, есть самые различные, как правило, дети находят какой-то путь, какой-то способ как-то влиять на окружение.

Зачастую это выливается в какое-то проблемное поведение. Это может выливаться в агрессию, в самоагрессию, может выливаться в какие-то социально не очень приемлемые формы поведения. Потому что, как правило такое поведение, это то поведение, на какое мы никак не можем не среагировать. И это становится такой палочкой-выручалочкой для ребенка. Он знает, что он может что-то сделать и тогда на него точно обратят внимание, и есть шанс тогда, что он добьется того, что ему нужно. И эта ситуация очень часто, когда к нам приходят подростки, например, которые не говорят и еще если они не понимают речь, вот зачастую вторичным фактором, с которым нам приходится работать, это проблемное поведение.

Как видим, отсутствие речи или нарушение, связанное с ним, могут приводить к очень тяжелым и неприятным последствиям. С другой стороны, возможности, которые для нас открывают альтернативные и дополнительные коммуникации, и вообще коммуникации — это возможность чувствовать себя в безопасности потому, что если мы можем сообщать другим людям, что с нами происходит и понимать других людей, и предсказывать те события, которые с нами будут происходить, мы чувствуем себя в гораздо большей безопасности.

Кроме того, возможность общаться с другими людьми, она способствует развитию саморегуляции как некоторому постепенному этапу — да, если я знаю, что будет происходить, я могу готовиться к этим событиям и регулировать себя соответствующим образом. Если я ничего не понимаю, то есть, для меня мир мало предсказуем, то и возможности регулировать себя в таких экстремальных ситуациях у меня гораздо меньше. Ну, понятно, что возможность влиять, что-то сообщить — это достаточно очевидно.

Чувство принадлежности, что мы все как бы существуем в социуме и мы между собой друг с другом общаемся. И человек, который по какой-то причине не может общаться с другими, он оказывается вычеркнут из социума, из каких-то сообществ, из близких отношений. То есть, он находится достаточно в таких условиях неблагоприятных.

Кроме того, коммуникация открывает для нас возможность повышения независимости и автономии. Если говорить про детей, у которых есть серьезные двигательные ограничения, то иногда говорят, как же так, какая может быть независимость, если он не может ничего сделать? Но в данном ключе мы говорим о какой-то степени независимости, о возможности что-то сообщить, что-то выбрать, о чем-то сообщить о какой-то потребности своей, поделиться с кем-то собственным переживанием, возможности попросить или о чем-то сообщить необходимом. Это возможность как-то повлиять на мир и уже быть более независимым. Независимым в выборе хотя бы того, что я хочу поесть, того, что я хочу одеть. Это уже будет определенной степени независимость, ее повышение.

Самостоятельность принятия решений. Да, если двигаться в эту сторону, коммуникация, безусловно, открывает такие возможности. Поддержка познавательного и социального развития, что невозможно без общения, без каких-то возможностей понимать и сообщать. Повышение качества жизни как некоторый итог этих возможностей. То есть, безусловно, человек, который имеет все эти возможности, безусловно, его качество жизни выше, чем человек, который не может влиять и чувствовать себя в безопасности.

И последний вот здесь пункт на слайде представлен — позитивный социальный имидж. Для нас это не очень как бы близко потому, что вообще, к сожалению, люди, имеющие какие-то нарушения развития, до сих пор, хотя есть тенденция к улучшению, они находятся в некоторой изоляции. Но в целом, человек, который оказывается в среде мало знакомой с областью каких-то нарушений развития, то есть, просто оказывается в ситуации с неподготовленными людьми, человек, который владеет какими-то коммуникативными средствами, у которого есть какая-то книжка коммуникаций, у которого есть хотя бы планшет или кнопка коммуникатор и человек, который не имеет этих возможностей, они выглядят совершенно по-разному с точки зрения того, как их воспринимает общество, как их воспринимают люди со стороны.

Да, человек, который не имеет средств коммуникации, воспринимается как человек в очень тяжелом физическом и интеллектуальном состоянии. Он инвалидизируется и отношение к нему совершенно другое. Человек, который может каким-то образом себя выражать, он воспринимается совершенно по-другому.

Классификация нарушений

Двинемся дальше. Чтобы нам понимать, безусловно, люди, у которых есть какие-то нарушения речи или речь отсутствует, они не однородны. Это группа людей неоднородная и они имеют свои подгруппы. Здесь есть такая классификация, которая поможет понять нам, во-первых, чем они друг от друга отличаются, какие цели и задачи мы можем ставить в области АДК с разными людьми.

Начнем с правого столбика. Это группа альтернативного языка. В эту группу попадают люди, которые не понимают обращенную речь в силу каких-то сенсорных нарушений, нарушений обработки сигнала, поступающего к ним. То есть, они не понимают речь и сами, более того, не могут пользоваться речью. Для таких людей нам очень важно создать полностью альтернативную систему, целую среду коммуникаций. То есть, мы и им должны предоставить средства выражения себя, и для них подобрать доступный и подходящий по модальности способ коммуникаций, как мы с ними будем коммуницировать.

Следующая группа большая. Это группа экспрессивного языка. Это люди, которые лишены возможности или у них очень ограничена возможность пользоваться речью, но которые могут понимать речь, обращенную на других людей. То есть, у них ограничена возможность выражения и экспрессии, группы экспрессивного языка. Для таких людей будет как раз основное направление работы — это подбор каких-то альтернативных средств коммуникации.

Следующая большая группы — это группа вспомогательного языка. Она делится еще на две подгруппы — это группа развивающая и группа ситуационная. Развивающая группа, это, туда попадают многие дети, у которых есть задержка в развитии речи по каким-либо причинам, для которых мы можем подбирать средства, которые будут опорой для развития речи, которые будут может быть на каком-то периоде восполнять недостаток речи, например, для того, чтобы не тормозилось развитие социально-познавательное. Но все равно главной целью будет с этими детьми развивать речь в перспективе, чтобы речь все-таки стала основным способом коммуникации.

Ситуационная группа — это группа, которая в каких-то определенных ситуациях испытывает сложности коммуникации. То есть, для них подбирается, конкретно для этих ситуаций вспомогательное средство. Возможно, например, чтобы они могли убедиться, что их понимают какое-то средство. Например, человек может говорить невнятно, и близкие его понимают, которые его хорошо знают и постоянно с ним общаются, а для общения с незнакомыми людьми, для которых его речь малопонятна, ему нужно будет другое средство коммуникации.

Дальше. Помимо того, что у нас есть разные группы пользователей альтернативной коммуникации, неплохо нам еще проговорить то, что уровни общения, уровень владения способности общаться с другими людьми, они очень разные. Мы все как бы проходим определенные стадии в своем развитии, которые позволяют нам от стадии младенческого развития, когда мы вообще не представляем понимания о том, что мы можем кому-то что-то сообщить до нашего взрослого состояния, когда мы прекрасно владеем такой сложной системой коммуникации как язык, как речь, как письмо — такие вот сложные средства коммуникации, — и мы как бы все проходим определенные уровни и стадии.

Понимание этих стадий полезно, потому что, чтобы начинать какое-то введение, какую-то поддержку в области АДК, нам нужно понимать, на какой стадии находится человек, с которым мы хотим работать, которому мы хотим помочь и понять, куда и в какую сторону нам двигаться для планирования нашей работы.

Соответственно, здесь вот пример взят, уровень общения такой классификации, есть такая методика «Коммуникативная матрица», внизу вот представлен сайт, это интерактивный опросник, который позволяет людям или самостоятельно, или близким, или специалистам, которые с этим работают, заполняя опросник, выявить текущий коммуникативный уровень и коммуникативные функции, которые есть у человека. И на основании результатов этого опросника, который будет представлен в такой красивой матрице, строить программу вмешательства. Это бесплатная методика.

Если кому-то нужна как раз вот оценить какое-то состояние в области коммуникации текущей, вы можете по этому сайту перейти и этой методикой пользоваться. Она переведена на русский язык и абсолютно бесплатна. Единственное, что там, по-моему, нужно будет зарегистрироваться. Так вот, эта методика как раз описывает уровень общения, уровень коммуникации на таких семи стадиях основных, которые еще делятся на более глобальные уровни.

Есть стадия такого ненамеренного общения, когда это буквально первый месяц жизни, когда ребенок вообще не имеет представления о том, что такое коммуникация, что он может на кого-то влиять. Есть стадия намеренного общения, когда человек понимает, что он может общаться с другими людьми и намеренно совершает какие-то коммуникативные акты.

Ну, вот сейчас мы можем более подробно пробежаться по этим уровням.

Самый первый уровень — это с рождения до трех месяцев. Человек, еще младенец, не контролирует свое поведение, и вся коммуникация сводится к тому, что люди, которые его окружают, они интерпретируют его состояние по внешним признакам — по движению, по каким-то вегетативным сигналам. Интерпретируют. И довольно много интерпретаций.

Постепенно потом человек начинает контролировать свое поведение, и он переходит на вторую стадию, на второй уровень, на уровень намеренного поведения. То есть, ребенок может уже намеренно двигаться, совершать какие-то действия, но он еще не осознает, что его действия могут повлечь какие-то, как-то повлиять на других людей. Как правило, на этом этапе ребенок может оперировать какими-то предметами, но не пытаться, например, брать из рук у взрослого какие-то предметы, то есть просто забирая их, не обращая внимания на самого взрослого, не пытаясь просить, ни еще что-то. И просто окружающие на этом этапе интерпретируют его поведение. То есть, всячески.

Такая сверхинтерпретация — то, чем занимаются мамы, папы, бабушки, активно проговаривая. Поскольку ребенок по их нормам типического развития освоит речь в какой-то момент, то окружающие используют речь, но речь такую специфическую, такие короткие простые очень фразы, даже специальные словечки и помогают ребенку постепенно понять, что его поведение, оно может влиять на других людей. И когда это понимание приходит, ребенок переходит на стадию третью, на третий уровень нестандартного общения.

Когда ребенок осознает, что его поведение, его действия какие-то могут приводить к, да, то, что он может повлиять на других людей. И он намеренно уже совершает эти действия, чтобы что-то сообщить, чтобы что-то попросить. На этой стадии нестандартного общения… Когда мы говорим про нестандартные, это те формы общения, которые в будущем, когда человек уже становится взрослым, не используются. Это какие-то, например, потягивания за одежду взрослого, какие-то крики, вскрики, мимические сигналы, то, что в принципе мы, взрослые люди уже не используем. Это стадия нестандартного общения.

Позже, где-то уже к году ребенок переходит на стадию стандартного общения, когда он осваивает формы коммуникаций с помощью поведения, с помощью каких-то простых жестов, которые в принципе сохранятся у него, скорее всего, уже на всю жизнь. Это, например, простые жесты. Жест указательный. Жест типа «дай мне». То, что в принципе, мы можем использовать потом и всю оставшуюся жизнь.

И после этой стадии начинается уровень уже символический. То есть здесь мы еще не используем никакие символы, опосредованных каких-то средств и вся коммуникация, она вокруг очень конкретных вещей происходит. Она может, например, с опорой на какие-то предметы конкретные происходить, но никаких символических значений. И вот как раз про предметы, когда мы переходим уже к символическому уровню общения — это будет первая стадия конкретных символов, когда в качестве символов, которые будут обозначать что-либо, выступают конкретные предметы, части предметов, которые непосредственно связаны с тем, что они обозначают. Это может быть предмет — ложка, например, чтобы ребенок мог сообщить о том, что он хочет есть. Ну, или что-то подобное.

Как правило, эту стадию мы все при нормотипическом развитии проскакиваем и сразу переходим на стадию более абстрактных символов. Но при нарушениях развития эта стадия, этот уровень может выделяться как отдельный.

Уровень шестой, уровень абстрактных символов, когда для коммуникации используются не какие-то конкретные предметы, связанные с тем, что они обозначают, а уже опосредованные какие-то символы — графические или это могут быть какие-то уже жесты, которые не похожи на то, что они обозначают. Могут быть тактильные, например, шрифт Брайля, то, что мы можем потрогать эти точечки, которые тоже не связаны напрямую с тем, что они будут обозначать. Это уже более сложный уровень. Да, ну и те же самые слова, речь наша, это тоже уровень абстрактных символов.

Этот уровень ребенок достигает примерно с года до двух лет, при нормотипическом развитии все его достигают. И этот уровень выделяется тем, что ребенок на этой стадии использует какой-то один абстрактный символ. То есть, его высказывания, они состоят из одного конкретного символа, одного слова, одного жеста, одного графического символа, если говорить про альтернативную коммуникацию.

И, наконец, наиболее сложный уровень общения, уровень коммуникации — это уровень языка, когда из абстрактных символов человек учится составлять уже некоторые выражения, из двух-трех символов, разные. Если речь, это может быть какие-то предложения, фразы или, например, если это графические символы, то последовательно показывать определенное количество символов или несколько жестов — «дай мне», «я хочу» что-то дай, какой-то предмет, например. То есть, несколько абстрактных символов. Это уровень языка и в норме этого уровня ребенок достигает уже к двум годам, как правило, точно.

Понимание этих уровней помогает нам понять, каким средством мы можем двигаться к ребенку, во-первых, если ребенок находится на стадии доинтнециональной, когда он еще не понимает вообще, что он может влиять на окружающий мир. Наша задача вытягивать его на уровень намеренного поведения, намеренных коммуникаций. И когда он уже на этом уровне, если он на до-символическом, то нам, возможно, стоит двигаться в сторону символических коммуникаций.

То есть, понимание вот этого оценки текущего коммуникативного уровня, она помогает нам планировать наше вмешательство: Что конкретно мы в данной ситуации мы можем использовать и куда двигаться? Какие задачи первостепенные мы должны ставить?

Из чего состоит коммуникация

Помимо этого, очень важно понимать вообще из чего состоит наша коммуникация, наше общение, какие компетенции нам необходимы для того, чтобы быть успешными в общении. Есть такая модель коммуникативных компетенций, вот автор внизу написан – Дженис Лайт. Есть такая модель, которая описывает, что коммуникативные компетенции, необходимые для успешного общения, состоят из таких четырех сфер, четыре компетенции необходимы. Это компетенции социальные прагматические, которые помогают нам выражать наше намерение, адаптироваться к собеседнику и условиям разговора.

Компетенции речевые — насколько человек использует богатые.. На каком, грубо говоря, уровне коммуникативном находится предыдущем, то, что мы обсуждали. И еще компетенции есть операционные, навигационные, насколько успешно человек пользуется системами коммуникаций, которыми он владеет.

Например, если он пользуется речью, насколько, какой у него объем словаря. Как успешно он может помнить, вспоминать фразы и правила определенные, которые связаны с речью. Если он пользуется какой-то другой системой, насколько успешно, например, он может находить графические символы в книжке коммуникаций или внутри коммуникаторы, если это техническое устройство.

И еще есть компетенции стратегические, которые помогают справляться с различными сложностями. Что делать человеку, если его не понимают? Как сообщить о том, что он пользуется какой-то особой системой, если он начинает общаться с людьми, которых никогда раньше не встречал, с такими устройствами?

Немножко поподробнее про эти компетенции.

Социальные компетенции, прагматические, в первую очередь, когда мы будем думать про это, мы должны обеспечить, чтобы человек имел возможность проявить инициативу в коммуникации. Потому, что бывает иногда, например, что ребенка с ДЦП обучают использованию, например, каких-то систем коммуникаций или, например, развивает, работает логопед, речь развивает и ребенок может быть достаточно успешен. Например, учится отвечать на вопросы, справляться с тестовыми заданиями, но, оказавшись вне вот этой учебной среды, вне кабинета логопеда он не может обратить просто на себя внимание и начать с кем-то общаться, привлечь к себе внимание, инициировать разговор.

Я видел такие ситуации, когда дети, успешные в кабинете, потом абсолютно пассивно сидят и ждут, когда к ним обратятся, и тогда они уже начинают реализовывать свои возможности коммуникативные. То есть, это очень важный момент, о котором не стоит забывать — может ли человек вообще проявить инициативу в коммуникации?

Следующее, это заинтересованность партнером, да, насколько вообще человеку интересны другие люди, насколько он вообще мотивирован на общение с другими людьми или его другие люди интересуют как средство достижения чего-то, да? То есть, если у нас есть с этим какие-то сложности, то нужно придумывать какие-то варианты дел специальных, взаимодействия, чтобы ребенок получал положительный опыт общения с другими людьми и это было бы ему интересно. Потому что если к нему постоянно только предъявляются требования, и он еще мало успешен, то, скорее всего, его заинтересованность в общении будет падать, падать, падать. Это то, что можно видеть, например, в детях, которые существуют в закрытых учреждениях. Да, такие бывают картины.

Следующее понимание, когда вообще возможна коммуникация, когда нет? Достаточно сложный навык, но которому тоже стоит уделять внимание. И еще большая группа с возможностью реализовывать различные коммуникативные функции.

Коммуникативные функции

Коммуникативные функции — это то, из чего вообще состоит наше общение. Это маленькие кирпичики, из которых состоит наше общение, те навыки, которые мы постоянно реализовываем, общаясь с помощью речи, и которым нам учить овладевать детей, у которых речь отсутствует или нарушена, чтобы они могли себя реализовать.

Сверху вниз идут от базовых до более сложных навыков.

Во-первых, функция отказа и согласия. Чтобы человек умел от чего отказываться или соглашаться. Ну, грубо говоря, самое простое — да или нет. Дети в норме осваивают это очень рано, но бывает ситуация, когда ребенок с нарушением развития существует в такой среде, когда его, грубо говоря, не спрашивают, и он просто реагирует, и не умеет отказаться от того, что ему предлагают.

Следующий базовый навык — это навык просьбы, что-то попросить, то, что маленькие дети осваивают очень рано, когда начинают просто тянуться к чему-то, показывать, «дай, дай, дай» первыми могут быть фразы.

Следующий — это навык выбора, когда я выбираю что-то из каких-то разных предметов.

Следующая коммуникативная функция — это поддержание и выстраивание контакта, удержание контакта «глаза в глаза». Помимо этого это какие-то различные социальные формы коммуникаций, то, что достаточно рано дети осваивают «привет» и «пока, пока» и какие-то другие формы, которые более сложные несколько позже.

Функция комментирования, когда мы комментируем то, что происходит вокруг. Обращение внимания на себя, ответы на вопросы, информирования, которые могут быть разными, как жалоба, например. Кстати, жалоба тоже достаточно рано проявляется. Немножко здесь список у меня неправильный.

Разъяснение и передача информации. И такие более сложные функции, когда ребенок учится задавать вопросы, рассказывать или что-то пересказывать, да, то есть, уже более сложные, состоящие из других коммуникативных функций и умений.

И для того, чтобы ребенок был успешен в коммуникации, всеми этими функциями он должен постепенно овладевать, от более простых к более сложным. Главное, обращать внимание на то, чтобы не было каких-то пробелов. Чтобы ребенок, например, умел отказываться, что бывает важно, умел выбирать, чтобы ему не постоянно что-то предъявляли, и он с этим, например, работал, справлялся, а были ситуации, когда он мог бы выбирать и таким образом учиться как-то влиять на собственную жизнь, то, что бывает иногда выпадает.

Следующий блок компетенций, о которых чуть-чуть подробнее — это компетенции связанные с языком, речевые компетенции. То есть, каким языком, каким способом общения, кодом владеет пользователь? Насколько он успешен? Насколько он знаком по объему с этой системой? Как он владеет правилами использования этой системы? Перешел ли он на новый уровень языка и может ли строить последовательность из нескольких сообщений, например? Насколько он может формулировать и внятно, правильно высказываться? То есть, это целый блок, связанный как раз с этими уровнями развития коммуникаций.

Следующий тип компетенций, которые важны для нас будут в области АДК, это компетенции операционные и навигационные. В первую очередь это связано для нас с тем, что если мы предоставляем ребенку средства коммуникации, например, графические, связанные с картинками, с какими-то символами, они занимают определенное место в пространстве и когда у ребенка накапливается словарь большой, они уже не могут единовременно предъявляться. И получается, что ребенку нужно их находить, нужно знать, где они находятся. И существуют различные методики, подходы, которые помогают ему ориентироваться, осуществлять навигацию по своему средству коммуникации или в техническом устройстве осуществлять переходы с одной страницы на другую.

Следующий блок компетенций — стратегические, связанные с различными сложностями, которые могут возникнуть в общении с другими людьми. То есть, например, ребенок, как его учить быть компетентным, справляться с ситуацией, когда его не понимают, когда его просят повторить потому, что бывает, что ребенок не освоил какой-то способ коммуникации со специалистом, и специалист поскольку человек очень подготовленный, который эту систему сам разработал, с ним пользователь успешен, его хорошо понимают. А человек не подготовленный может испытывать трудности, не всегда правильно и точно понимать человека и важно, чтобы у нашего ребенка, например, подростка, который пользуется системой АДК, был опыт справляться с подобными ситуациями. Или какие-то пути, как он их решает в какой-то сложной ситуации, чтобы вообще он, его, например, не ставило в ступор, когда его, например, его не понимают и не возникало каких-то сложностей.

Есть определенные стратегии, например, стратегия угадывания, когда для увеличения скорости коммуникации. На самом деле, тут тоже достаточно большой блок.

Так, я увидел вопрос один. Уровень общения, как я сказал, я взял с сайта «Коммуникативной матрицы» — «Communication Matrix». Их, на самом деле, есть много таких классификаций уровней. Я взял конкретно оттуда потому, что работаю с этой методикой. Там на сайте можно ознакомиться с материалами по поводу этих уровней общения. Там даже может более подробно будет.

Формы и средств альтернативной коммуникации

 Что касается форм и средств альтернативной коммуникации. Как бы постепенно мы опускаемся ниже к более таким предметным, к более осязаемым вещам. Как правило, альтернативная коммуникация связана с какими-то, то есть, большая группа работы в области АДК связана с какими-то вспомогательными средствами. Это могут быть технические средства какие-то, высокотехнологичные средства, менее технологичные средства, очень простые устройства — например, кнопка-коммуникатор, которая производит одно записанное сообщение. Это может быть обычный ай-пад, планшет, который просто в чехле таком для детей и, соответственно, мы можем его использовать как средство коммуникации, установив определенные программы.

Здесь установлен пример такой программы. Можно просто нажимать на часть экрана и устройство будет это озвучивать, выступать такой заменой, генератором речи. Это могут быть варианты более специализированных устройств, вот такого сложного коммуникатора. Вот коммуникатор для участия в настольной игре с графическими символами.

Их, на самом деле, огромное количество самых разных видов. Есть более низкие технологичные средства коммуникации. Это, во-первых, знакомые уже, наверное, многим карточки, когда распечатываются просто символы и вот оперирование этими карточками, наиболее известная методика работы с таким средством коммуникации — это PECS, когда учат ребенка путем передачи определенной карточки или набора карточек, которые расположены на одной платформе, учат таким образом общаться.

Есть вариант, когда не отдельные карточки, а вот такие таблицы, страницы, которые могут потом собираться в книги, альбомы и когда ребенка учат показывать на эти символы, таким образом себя выражать. Не обязательно может быть палец, это могут быть большие картинки, где он показывает, например, кулаком, двигает так. На самом деле, очень разные формы. Это может быть закреплено, например, на определенное количество символов у него на коляске на столе, определенные символы.

Или бывают такие символы, которые расположены на руках, на запястьях такие делают типа браслетиков «да» и «нет», чтобы всегда иметь возможность хотя бы всегда ответить на вопрос, посмотрев, фиксируя взгляд на этом видном символе. То есть, различные средства вспомогательные. То есть, это какие-то определенные устройства, предметы, технические, не технические.

Есть еще группа не технологичных способов коммуникации без вот этой помощи, не требующей каких-то вспомогательных устройств. Это, в первую очередь, различные мануальные системы, жесты, мимика, язык тела, движения, вокализации и вербализации. Например, человек не может говорить просто словами, фразами. Ну, например, очень похожими, близкими какими-то вербализациями, а словосочетания, например, произносить, и их, в принципе, тоже можно использовать для коммуникаций. И, как правило, мы не выбираем какой-то один способ коммуникации. Мы строим такую мультимодальную систему, которая помогает быть ребенку наиболее успешным, более быстрым в коммуникации. И если он может что-то, например, вокализировать, сообщить таким образом потому, что это будет наиболее быстрый способ, мы его поддержим. Например, он говорит «ды, ды, ды», и это будет «дай, дай, дай». И, по крайней мере, с близкими он может не использовать какую-то карточку или еще что- то, а может, например, это проговаривать. А для остальных каких-то более сложных сообщений он использует техническое устройство, более простое или жесты, что тоже может быть достаточно удобно, если позволяют моторные навыки.

Двинемся дальше. Будем разбирать различные группы систем, группы подходов.

Есть большая группа, связанная с использованием мануальных символов, то, что мы можем показывать руками и частично то, что в этой области, монитора такого — лицо, руками. Есть две большие подгруппы. Есть жестовые языки и есть жестовые системы. Жестовые языки — это такие развивающиеся довольно давно системы, опять же, извините за тавтологию, которые разработаны для людей глухонемых, которые не могут пользоваться речью. И их эти языки, они по своей структуре, грамматике, синтаксису отличаются от речи. И использование таких жестовых языков невозможно, например, для поддержания речи, это очень неудобно.

Есть специально разработанные жестовые системы, зачастую упрощенные, которые позволяют использовать их совместно с речью. Таким образом ребенок может с опорой на жесты запоминать новое значение слов и потом, может быть, через какое-то время понять и начать использовать какие-то отдельные слова. То есть, эти системы упрощенные, которые по своей структуре, по своему способу использования, они сопровождают речь, дублируют ее по порядку, например, как мы показываем жестами. Это важно потому, что не всегда, например, мы можем взять жестовый язык, который разработан для глухонемых и напрямую его использовать. Ну, это возможно, но нам придется тогда адаптировать его, если мы работаем с человеком, с которым мы предполагаем, что развитие речи будет в дальнейшем все-таки.

Плюсы, безусловно, мануальных систем, плюсы жестов, в первую очередь — это всегда доступность. Жесты всегда, если ими есть возможность пользоваться, они всегда доступны. И это огромный их плюс. Кроме того, жесты позволяют сохранять внимание на собеседнике. Мы можем использовать жесты и смотреть при этом на собеседника, не отвлекаясь при этом на какие-то посторонние средства коммуникации. И это очень важно. Кроме того, мануальные системы, они очень быстрые. Для того, чтобы показать жест, нам не нужно очень много времени. А, например, используя какую-то графическую систему, зачастую тратиться достаточно много времени для того, чтобы найти нужный символ, нажать кнопку. То есть, коммуникация с помощью других систем зачастую гораздо медленнее, чем речь или жесты. Поэтому это безусловные плюсы.

Но есть и минусы. Жесты скоротечны и очень быстрые. Когда мы показали какой-то жест, он исчез тут же. Он перестал существовать, и может быть это не для всех доступно потому, что сложно для восприятия. Необходимо обладать определенными способностями воспринимать движения быстрые. Для того, чтобы воспроизводить жесты, нужно иметь хорошую память потому, что все жесты мы должны держать в памяти и знать, как они воспроизводятся.

Совершенно очевидно, что нужно обладать определенным уровнем двигательным, в первую очередь, мелкой моторики. Хотя какие-то нарушения мелкой моторики не обязательно означают не использование жестов. В моей практике, например, есть ребята, у которых ограничена мелкая моторика, но которых мы учим нескольким простым жестам. В первую очередь, это жест «помоги», это жест «дай», «да» жест, «нет» жест. Это такие экстренные жесты, которые могут понадобиться в очень разных ситуациях, и нам не обязательно, чтобы они их очень правильно и четко показывали с точки зрения самой системы. Важно, чтобы понимали окружающие. Потому, что это может быть не основное средство коммуникации, но это быстрый и в экстренной ситуации очень доступный способ о чем-то сообщить.

Да, в остальном для таких спокойных ситуаций, для повседневного более сложного общения они могут использовать какую-то другую систему. Это то, что я говорил про мультимодальный подход. Жесты даже при нарушениях какой-то мелкой моторики вполне имеют место для их использования в каком- то ограниченном объеме.

Кроме того, чем для нас полезны жесты? Если мы вспомним про группу альтернативного языка, то люди, которые не понимают речь, то в нашей работе как для специалистов, так и для какого-то близкого  окружения, которое с ними живет, близкие, родственники, какой-то

персонал ухаживающий, жесты могут стать хорошим подспорьем для того, чтобы наглядно предоставлять им информацию. Человек, который не понимает речь, может при этом, даже если он сам не может в силу каких-то ограничений использовать жесты, он может научиться понимать жесты других людей. И тогда он может понимать, что ему сообщают.

Жесты полезны и потому, что они сильно замедляют нашу речь, потому что если я буду говорить и стараться параллельно использовать жесты, то это будет гораздо медленнее. И это очень бывает полезно, когда мы работаем с маленькими детьми, потому что с маленькими детьми или при серьезных нарушениях интеллекта нам важно сохранять очень медленный темп, делать все очень размеренно, не спешить, чтобы эта ситуация коммуникации была для них максимально простой и доступной.

Поэтому жесты обладают достаточно большим количеством плюсов. Но так имеют и минусы.

Следующая большая групп систем коммуникаций связана с различными графическими символами. Вот тут представлен такой большой список того, что может использоваться в качестве коммуникативного средства, начиная от конкретных фотографий, да, то, что мы все можем сделать какую-то фотографию и эту фотографию использовать для коммуникаций, и заканчивая буквами и словами, то есть, письменным текстом.

И между ними находится еще очень большая группа системы. Есть фотографии, например, специально сделанные фотографии, у которых убирается фон для того, чтобы было как можно меньше возможности правильно трактовать то, что изображено на этой фотографии. Есть фотографии, иногда используются для обозначения какого-то действия, глагола, когда человек, который совершает этот глагол или действие, он использует такие фотографии. Кроме того, могут использоваться простые рисунки. Что-то мы можем и сами нарисовать и использовать или иногда бывает дети что-то простое рисуют, то есть, сами придумывают. Точно так же и жесты, иногда дети сами учатся и сами придумывают свои жесты, которые они используют и мы тогда в этом случае должны их поддерживать. По крайней мере, на первом этапе точно мы не должны их переучивать, а поддерживать ту тенденцию коммуникативную, которая у них появилась.

Помимо вот этих рисунков, фотографий простых, помимо того, что, мне кажется, достаточно очевидно, есть специально разработанные графические системы символов для коммуникаций. Их очень много, на самом деле, и большая часть из них, подавляющее большинство разработано за рубежом. Это различные такие бесплатные и платные пакеты картинок. Тысяча символов, несколько тысяч, десятки символов могут быть, которые каждая картинка обозначает какое-то слово или часть речи, предлог, например, какие-то такие слова.

Например, здесь на табличке расположены, напечатаны символы графической системы PCS. Часто говорят, что это, типа, PECS- символы. На самом деле, картинок PECS не существует, это метод, когда можно использовать какие-то карточки с нарисованными картинками, напечатанными, и метод PECS не говорит о том, какие именно символы. То есть, мы можем использовать хоть фотографии, хоть обертки, упаковки каких-то предметов, и для PECSа, в принципе, это не важно. Там нет требования использования каких-то определенных карточек. Но зачастую используют определенные символы, которые разработаны, потому что это очень удобно. Потому что пользоваться системой уже готовой коммуникации намного удобнее, чем постоянно искать и находить какие-то, делать фотографии, что-то рисовать, находить рисунки.

Проще взять готовый пакет, найти в нем нужные символы, забить, например, в поиск. Как правило, это выглядит, как вы устанавливаете программу или получаете доступ к онлайн-программе, в них находите нужные символы, быстренько их выбираете и выводите на печать. То есть, для специалистов, которые работают, они вот работают в таком режиме. Мне что-то нужно, я нашел, сделал несколько движений и напечатал то, что мне необходимо.

Их огромное количество, этих систем и символов. Я, по-моему, здесь никаких ссылок, к сожалению, не положил, но есть, вы можете поискать, у меня есть вебинары, где я рассказывают про разные системы, где можно найти, например, если вам нужны символы, можно найти базы символов бесплатные. Или бесплатные программы установить для работы.

Есть еще группа графических символов таких, как пиктораммы. Немножко другие по стилю. Вот, если вы видите, на черном фоне белая фигура. Такие пиктограммы отдельная разновидность графических символов. Есть мнение такое, что их лучше применять при нарушениях зрения, поскольку это контрастные символы. В принципе, в этом есть определенная логика. Но, к сожалению, мне не известны какие-то достоверные исследования в этой области, которые бы это мнение подтверждали. Да, то есть, есть мнение, оно достаточно популярно, но каких-либо подтверждений прямо научных я не встречал.

Кроме этого, если двигаться дальше по степени абстрактности, есть такая группа графических символов, когда жесты, то есть, какие-то нарисованные, например, руки, которые выполняют определенные жесты. Безусловно, такой рисунок достаточно сложный, но если ребенок использует какие-то жесты и он знает эти жесты, то можно использовать такие картинки, например, вставлять их в коммуникатор, в планшет, например, и с незнакомыми людьми использовать такие символы.

Ну, и более сложные виды графических символов. Это могут быть, например, целые слова для обозначения людей. Если на первых этапах, в раннем возрасте это могут быть фотографии конкретных людей, то постепенно это могут просто стать имена или если интеллектуальные возможности позволяют можно и другие слова, то есть, символы заменить словами. Это могут быть части слов, предлоги какие-то, с помощью которых, комбинируя, ребенок может составлять предложения.

Ну, и может быть вообще отдельно в виде алфавитной доски. То есть, напечатано на алфавитной доске, где последовательно человек может, как будто набирая на клавиатуре, показывать или непосредственно клавиатура, подключенная к монитору или сенсорная клавиатура на планшете, или специальное устройство с клавиатуры. То есть, есть разные варианты.

Как мы видим, графические символы, начинаясь от фотографий и простых рисунков и заканчиваясь какими-то очень абстрактными и специализированными символами или текстом имеют очень большой диапазон того, что мы можем использовать, исходя из потребностей и возможностей наших детей, наших клиентов.

Еще одна большая группа символов, которую мы можем использовать в своей работе, это пространственно-осязательные символы.

А, сейчас немножко вернусь. Про плюсы и минусы. Безусловный плюс графических символов в том, что они, как бы это очевидно не казалось, что они наглядные, они привлекают внимание, они стабильны, всегда есть время на их изучение. Они не исчезают как жесты, например. И можно, если темп ребенка, темп человека медленный очень, у него есть возможность их исследовать, посмотреть на них, изучить их. И они предъявляют меньше требований в плане памяти потому, что не обязательно помнить все эти символы, и можно запомнить расположение, где эти символы находятся и, посмотрев на них, вспомнить их значение, поскольку они могут быть очень органичными и очень понятными. Но у графических систем есть минусы.

Как я уже говорил, использование графических систем гораздо медленнее чем речь и медленнее, чем использование жестов. Отчасти этот минус может быть несколько уменьшен использованием технических устройств, которые озвучивают и которые, например, позволяют достаточно быстро, например, переходить с одной страницы на другую. Просто вы нажимаете на символ, и тут же появляется следующая страница. Вам не надо листать, например, коммуникативную книжку, что может занимать много времени. Технические средства могут отчасти несколько их нивелировать. Вот. Но в целом, все равно коммуникация будет медленнее.

Кроме того, минус графических систем в том, что для того, чтобы ими пользоваться, наше внимание как внимание пользователя, так и внимание коммуникативного партнера, должно быть достаточно много внимания на средстве. И мы мало смотрим друг на друга в процессе общения, а больше внимания непосредственно уделено больше средству коммуникации. Это может быть очень простое средство или какое-то техническое. Технические тоже в этом плане немножко выигрывают.

Но если, кстати, говорить про технические средства, использование технических средств, как правило, не обязательно предполагают, я бы даже сказал, скорее не предполагают отказа от более простых средств коммуникации. В идеальной ситуации они должны сосуществовать, и если человек пользуется каким-то техническим средством, у него обязательно должен быть как бы запасной вариант, запасное средство, более простое, которое не подведет, в котором не сядет батарейка, которым можно будет воспользоваться в душе или в бассейне, в море, которое не стоит бешеных денег. Это тоже такой момент, что технические устройства, они как правило дороги и не всем доступны. То есть, технические устройства — это не какая-то панацея, а просто один из вариантов возможных.

Пространственно-осязательный символ

Есть две группы пользователей, с которыми мы будем стремиться к их использованию. Это, во-первых, что, наверное, понятно, это люди со сниженным зрением или с серьезной утратой зрения. И еще одна группа пользователей — это при очень серьезных интеллектуальных нарушениях. Когда мы, например, не можем пользоваться ни жестами, потому что это очень сложно, ни графическими системами, когда человеку сложно воспринимать какие-то изображения на плоскости. Да, то есть это более сложно — дифференцировать их, даже простые, очень простые рисунки.

В этой ситуации тоже используются предметы. Но не только предметы. На самом деле, тоже группа есть символов различных и многие используются как целые предметы для коммуникации. Например, ложка, обозначающая еду, чашка, обозначающая что я хочу пить.

Это могут быть части предметов, когда мы не можем использовать весь предмет, например, для обозначения поездки куда-то, мы можем использовать — такой пример есть — застежку ремня безопасности. Это тот предмет, с которым ребенок, в принципе, каждый раз садясь в машину, может повзаимодействовать, то есть, установить связь, что этот предмет обозначает, а он обозначает, в данном случае, поездку на машине.

Это могут быть какие-то связные предметы. Например, для обозначения похода в туалет кусочек плитки. То есть, это предмет, который связан с ситуацией похода в это помещение. То есть, прийти и потрогать, например, что эта плитка есть в этой комнате и там она связана с определенными делами.

Это могут быть объемные знаки. То есть, предметно-осязательный символ может использоваться как этап, который потом позволит нам перейти к более сложным графическим знакам. То есть, на картинке изображен, на плоскости предмет, как бы утопленный в эту поверхность. Ну, например, берется в данном случае баночка мыльных пузырей, разрезается вдоль и приклеивается к этой табличке, предполагая, что возможно когда-то ребенок сможет перейти к использованию графических символов, или же для того, чтобы больше придать символизму, показать, что это не конкретный предмет — баночка пузырей, а именно символ, связанный с определенной активностью, с определенной деятельностью, что это именно символ, мы можем такие делать предметы на плоскости.

Кроме этого, могут использоваться текстуры или формы определенные. То есть, более абстрактные предметно-осязательные символы. Например, если у нас есть такой коммуникатор Go Tolk, то даже человек, который имеет нарушение зрения, может им пользоваться — мы можем в эти отверстия вклеить определенные текстуры. То есть, все эти окошки будут отличаться наощупь. Например, здесь будет какой-то мягкий ковролин, здесь будет шерсть, здесь будет какой-то коврик колючий и, соответственно, человек даже со сниженным зрением потрогав как бы такую импровизированную клавиатуру, разную на ощупь и запомнив, что значит разная текстура, он сможет озвучивать какие-то сообщения. Можно даже такие приборы использовать с людьми, которые лишены зрения.

Если говорить про формы, есть различные виды более абстрактных систем. Вот в литературе встречается описание словесной системы Кубики Примака. Это набор каких-то предметов разной формы, и каждый предмет имеет определенное значение. Ну, и наиболее сложный из пространственно-осязательных символов это шрифт Брайля, что в принципе достаточно знакомо даже непосвященным людям.

Из минусов пространственно-осязательных символов, если не говорить о шрифте Брайля, это то, что предметы занимают очень много объема. И это сильно, конечно, будет ограничивать словарный запас, использование такой системы. То есть, нам нужно будет как-то все это продумать и адаптировать.

Кроме того, использование конкретных предметов мешает обобщению. То есть, очень сложно придать значение какому-то предмету конкретного, например, шарика и обобщать его с какими-то другими схожими предметами, другими шариками или что-то подобное. В принципе, та же самая проблема может быть при использовании, если вернуться к графическим символам, использование фотографий. Когда мы используем фотографии конкретных предметов, нам достаточно сложно будет некоторых детей обучить тому, что этот символ может обозначать какую-то группу предметов, а не один конкретный предмет.

Мы разобрали три большие такие группы систем коммуникаций.

Смешанные системы. Макатон

Есть некоторое количество смешанных систем. В России успешно переведена и используется, и развивается постепенно система альтернативной коммуникации Макатон, которая в себя включает как мануальную систему — систему символов, жестов, так и графическую систему. Кроме того, в Макатоне активно используется мимика и эмоциональное выражение, в том числе речи. В Макатоне, как в смешанной системе речь обязательно должна использоваться.

Кстати, пример при работе с глухонемыми, зачастую я встречал, что нельзя использовать речь, а наоборот концентрироваться, например, на использовании жестового языка. Макатон предполагает другое, потому что Макатон рассчитан как раз на работу с людьми, имеющими нарушения развития, и эта система предполагает использование, как мы видим, сразу нескольких модальностей для коммуникации, чтобы человек мог хоть на какую-то из них или на несколько из них опираться и понимать других людей, и какую-то из этих модальностей использовать.

Например, он учится сам показывать эти жесты Макатона, или он учится использовать графическую составляющую системы Макатона. На самом деле, я не буду на нем подробно останавливаться. Я забыл здесь указать ссылку. Но вы можете в сети найти сообщество «Русского Макатона». Они периодически проводят платные тренинги и семинары.

Макатон состоит из определенных ступеней и, в принципе, можно записаться и обучиться этой системе коммуникаций как ею владеть и пользоваться. В России уже достаточно есть специалистов, которые работают с этой системой и к которым можно обратиться, чтобы они помогли освоить ее, например, какому-то ребенку. Если кому-то нужно будет ссылку, вы можете мне потом на почту написать, она будет в конце презентации.

Тут слайд достаточно простой про то, что какие формы могут принимать, если говорить про графические системы, коммуникативные средства. Это могут быть отдельные карточки, изображения заламинированные или на специальной магнитной бумаге, которые мы можем на специальной магнитной доске использовать или, в нашем случае, приклеиваем такие липучки велкра как на одежде, чтобы клеить на ткань, на доски с ковролином и размещать небольшое количество карточек. Ну, или на обратную часть. Есть лента, которую куда-то на доску приклеивают и приклеивают эти карточки, чтобы не уезжали. И делать такие книжки, в которой такие карточки будут приклеены. Вот, в принципе, есть методика PECS, можете почитать.

Следующая такая форма использования средств коммуникации — это такая популярная таблица символов. В данном случае, это таблица символов для игры в машинки, такая вот, чтобы пообщаться и поиграть в машинки. То есть, ребенок может сразу там некоторые коммуникативные функции реализовать, выбирать, какую машинку он хочет, он может комментировать, какая машинка быстро едет или медленно. Есть какие-то социальные информационные составляющие, но в плане эмоциональном и социального взаимодействия важное высказывание «ха, ха, ха», «смешно», сообщение информационное «что произошло?», сообщение «куда можно поехать». Таблица достаточно простая, но может позволить ребенку реализовывать многие функции коммуникации и как бы в игре, в том, что ему интересно, в том, в чем он мотивирован, их как бы тренировать или, скорее как бы, осваивать.

Потому что если тренировать вот, это скорее про такие специализированные занятия, что безусловно хорошо, но мне кажется, в обучении вообще и в освоении АДК важно, чтобы это были не только какие-то специализированные занятия, а стало составляющей вообще в жизни, в повседневных делах, поддерживалось всеми окружающими людьми, чтобы те, кто окружает ребенка, если он учится говорить, в кавычках «говорить», если он учится с помощью какого-то другого средства, чтобы они это поддерживали, чтобы понимали, как это работает. Это очень важно.

Иначе, например, один родитель поддержит, а другой нет, и конечно, мотивации и вероятности скорости освоения системы будет гораздо меньше. Хотя такие бывают ситуации, к сожалению, когда, например, мама очень активно поддерживает какую-то систему, а папа не видит в ней интереса, как-то сторонится ее, это может фрустрировать ребенка, когда он, может быть, расстраивается, что он не может с папой тем же способом пообщаться. Ну, и наша работа тогда не только, да, будет с ребенком, ну еще обязательно работа поддержки семьи и ее сопровождение.

Способ доступа к системе

Следующий вопрос, который я хотел бы поднять, это способ доступа к системе. Как я уже говорил ранее, один из мифов в том, что нужно обладать какими-то определенными навыками, там, двигательными навыками, чтобы пользоваться системами коммуникаций. И, безусловно, чтобы пользоваться, например, таким коммуникатором, надо иметь возможность каким-то образом нажать эти сообщения. И кажется, что если человек не может нажать рукой или ногой хотя бы, чем то, каким-локтем, кажется, что как же он будет пользоваться системой коммуникаций? Как он будет пользоваться вот такой системой коммуникаций?

Но даже в случае полностью парализованных людей, которые не могут совершить какие-то движения, которые позволили бы им этим средством пользоваться, у нас есть еще есть такие устройства как ай-трекеры — небольшие приставки, которые можно повесить на компьютер или прикрепить к планшету, которые будут отслеживать движение глаз и переводить их в движение курсора на экране и позволять, таким образом, выбирать графические символы, печатать текст на клавиатуре, полностью управлять на компьютере операционной системой, например, Windows использовать интернет, слушать музыку, смотреть фильмы.

То есть, человек, который полностью парализован оказался, например, в результате травмы, если ему поставить компьютер с ай-трекером, он, в принципе, может помимо коммуникации еще позволить ему реализовать многие другие потребности. Раньше это все было очень дорого. И вот эти приставки со специализированным программным обеспечением стоили очень больших денег, и нужно было потратить время, чтобы их, например, собрать, чтобы их привезли. Сейчас все меняется, к счастью, например, появились приставки — ай-трекеры. Это не специализированное реабилитационное оборудование — это очень дорого, а игровые ай-трекеры, которые рассчитаны на людей, которые просто играют в компьютерные игры. Так вот, эти ай-трекеры при небольшом усилии, при скачивании определенных программ и настройке их, позволяют использовать их также, например, для АДК, для того, чтобы поставить их человеку, который не может говорить. И, например, стоимость такой игровой приставки где-то в районе 10-11 тысяч рублей.

Несколько месяцев назад я смотрел стоимость специализированного ай-трекера, это было около 180-200 тысяч рублей и далее, в зависимости от того, какой софт вы приобретете. Разница была другой на порядок, но уже интересно, что появляются альтернативы.

Если вернуться к слайду, у нас есть такие две группы способа доступа к системе. Это прямой доступ при помощи передачи символа собеседнику, при помощи указания рукой, другой частью тела.

Раньше еще использовались иногда, крепились лазерные указки и такие указатели палочки, которые позволяли указывать человеку какой-то конкретный символ. То есть, человек сам каким-то образом указывал, например, на графические символы или с помощью ай-трекера указывал взглядом. Например, взглядом человека можно учить указывать и без сложного ай-трекера. Например, использовать вот, как на этой фотографии, видно здесь, специалисты используют из оргстекла такую рамку — экран, на котором крепится фотография, в данном случае, и один рисунок, и через этот экран, когда он смотрит, например, на ребенка и просит ребенка, да, предоставляет возможность ребенку посмотреть на какой-то конкретный предмет или карточку, не обязательно там должны быть карточки, может быть и конкретный предмет прикрепленный, и отследив направление взгляда через эту рамку — это как раз очень удобно отследить, куда смотрит ребенок — таким образом обеспечить ребенку возможность выбора, выбора какого-то символа и передачи такого-то сообщения.  Вот, даже без вот этих ай-трекеров можно сделать такие достаточно простые вспомогательные устройства.

Но когда у нас нет, по каким-то причинам, обеспечить прямой доступ, прямой выбор человеку, мы можем использовать опосредованный способ. Это называется сканирование. Сканирование бывает с партнером, когда партнер по коммуникации, специалист или какой-то собеседник, последовательно показывает на символы. Например, просто напечатанные. Ну, эта таблица не очень подходит, но просто как пример. И задача непосредственно пользователя, в нужный момент подать сигнал, что он выбирает нужный символ. И таким образом он осуществляет тоже передачу, осуществляет коммуникативный акт.

Может быть пошаговое сканирование, когда сначала называется строка, и человек выбирает строку. А потом, когда он подтвердит, что он выбрал строку, уже по строке осуществлять свой следующий шаг сканирования по строке и это получается быстрее. То есть, возможно это сделать из таких простых устройств, что-то напечатать, распечатать или карточки, например, расположить на дощечке и тоже их сканировать.

Или можно это сделать с помощью технического устройства. Когда программа будет это делать, компьютер последовательно подсвечивает символы и после этого, например, когда человек нажал кнопку — кнопка может быть расположена, она, например, может иметь другую форму, она может быть расположена под головой у человека, головой ее нужно нажимать, это может быть какой-то рычаг, это может быть педаль у ноги. То есть, какой-то переключатель, который обеспечивает возможность выбора. То есть, программа последовательно подсвечивает символы, человек просто в нужный момент осуществляет их выбор. Такой косвенный выбор — это называется сканирование, с помощью технического устройства.

Но это, кстати, один из минусов технических устройств, они в какой-то момент по каким-то причинам от нас мало зависящим могут подвести, и вам нужно будет потратить время на их настройку.

Следующий момент. Помимо средств непосредственно коммуникаций, средств, которые мы будем создавать для пользователя — для ребенка, для подростка, для взрослого человека, возможно потому, что у нас в стране отрасль мало развита, и если, например, на Западе, в основном, работают с детьми, то есть, с очень раннего возраста начинают, и так, чтобы пришел подросток, у которого ничего нет, это очень большая редкость — то у нас, к нам может обратиться человек совершенно разного возраста или, например, человек после травмы, да, тоже может потребоваться ему какое-то средство коммуникации.

Помимо средств коммуникаций, которые мы предоставляем человеку, если мы вспомним про группу альтернативного языка, которые речь не понимают, то для них мы должны предоставить еще средства визуальной поддержки, средства наглядной визуализации. То есть, по-разному можно их переводить, в английской литературе это Visual Code средство эти называются. Это вспомогательное средство. Оно для того, чтобы доносить до людей, которые имеют нарушения, связанные с речью и с пониманием, доносить до них какую-то информацию. Чтобы они лучше ориентировались, чтобы они лучше понимали нас.

Как я уже говорил, можно использовать для этого жесты, да, когда, все, кто окружает человека, использует жесты, тогда он лучше понимает. А для этого можно использовать вот такие простые устройства, например, наглядное расписание, вот такая простая табличка «сейчас» и «потом», чтобы человек понимал, что сейчас у него будет дело, после которого у него будет другое дело. Это могут быть наглядные таймеры. Например, если человек не понимает, как устроены часы или время, существуют такие устройства или приложения, которые показывают, как время уходит. То есть, можно включить такой таймер и человеку показать, что, например, занятие или игра какая-то будет длиться до тех пор, пока этот таймер закрашен красным. И когда он постепенно, постепенно меняет цвет, он поменяет цвет и еще издаст звуковой сигнал, значит, время закончилось. И человек уже понимает, например, по степени закрашенности дисплея у экрана или циферблата, как, например, у кухонных таймеров, сколько осталось времени. Или использовать, например, для этого песочные часы, тоже наглядно показывать. То есть, на самом деле, средств визуальной поддержки очень много.

Это и всякие различные правила в общественных местах, например, для подростков потому, что мы, все, кто пользуемся речью, для нас правила поведения — мы их осваиваем достаточно рано, долго — они уже сохраняются и становятся частью нас. А для людей, которые правил не понимают, зачастую те требования, которые предъявляет окружение, они не очевидны потому, что в разных ситуациях эти требования могут меняться. Например, одни требования будут дома с близкими людьми, другие требования будут в другом месте. И поскольку речь мы использовать не можем, речь они не понимают, то для них может быть совершенно не понятно, почему одни правила работают в одном месте, другие в другом. И такая простая вещь, как визуализация этих правил и вывешивание их в конкретном помещении, может помочь им с этой ситуацией справиться и адаптироваться, и понять, что здесь, например, такие правила. Это просто пример.

Как я уже сказал, средств визуальной поддержки очень много. Кроме этого, это может быть связано с организацией определенной коммуникативной среды, коммуникативного окружения. Если человек использует средства альтернативной коммуникации, то очень важно, чтобы они, эти средства использовались не только, когда он куда-то едет, в школу или в центр какой-то, а они стали частью его повседневной жизни, чтобы они были представлены дома, в тех местах, которые он посещает, тоже как-то поддерживались и использовались. Чтобы, если он использует графические системы, то и окружение, как-то эти пространства были этикетированы, промаркированы этими символами, что будет ему, во-первых, помогать ориентироваться лучше в этом пространстве. Кроме того, быть более самостоятельным. Например, что-то находить в этом пространстве, как-то сообщать о том, что находится в этом пространстве.

В принципе, это кажется, может быть, несколько сложным или каким-то уж чересчур использованием, но мы все в повседневной жизни тоже используем. Например, знаки дорожного движения, которые знакомы очень многим людям и которые все используют — это же тоже такие наглядные средства визуальной поддержки, которые позволяют водителям, которые двигаются на большой скорости опираться на очень понятные и быстрые для понимания символы, и с их помощью вносить коррективы в свое поведение. Таким же образом, можно использовать и какие-то графические символы, как пример визуальной поддержки, но, просто, знаки дорожного движения это общепринятое средство, а для людей, которые используют средства АДК нам нужно разработать и создать такую коммуникационную среду, где у них будут эти средства представлены.

Система коммуникации: как выбирать, на что опираться

Я достаточно много рассказал про разные системы, про разные средства. Конечно, станет вопрос, как выбирать, на что опираться. И, наверное, понятно, что из-за того, что такой огромный репертуар средств и систем, то и оценки того, как мы выбираем какую-то систему должна проводиться по очень многим критериям.

Это, в первую очередь, двигательные навыки, память, скорость обработки информации, различение и идентификация картинок — восприятие таких сложных на плоскости изображений. Отношение людей — тоже то, что нам часто приходится учитывать, потому что какую-то систему могут не принимать, не соглашаться на ее использование близкие люди, и мы не всегда можем их убедить. Например, что им будет гораздо удобнее использовать какую-то графическую систему, и тогда нам надо искать альтернативу, например, все-таки как-то использовать жесты или какое-то техническое устройство.

И еще такой фактор как распространенность. Желательно, конечно, чтобы люди, которые пользуются различными системами альтернативной коммуникации, они не для каждого из них придумывали свою, придумывали каждому человеку фотографию, например, или рисунки, а чтобы они использовали какие-то наборы определенных систем, с которыми он встречался, и человек, переходя из одного учреждения в другое, не оказывался вдруг в абсолютно другой среде, где используется, например, другая система. В идеальных условиях должна быть система, которая распространена и которую человек может потом использовать и в других местах.

Для нас это пока сложно, но мы будем к этому стремиться, я надеюсь.

Основная рекомендация, если говорить про родителей, конечно, найти специалиста, который поможет в подборе и выборе систем, потому что их, действительно, очень много, действительно, можно очень индивидуально подбирать различные, особенно, что касается технических устройств различных — кнопки, переключателя какого- то, программы обеспечения и желательно обращаться тогда к специалистам. И у нас постепенно в России это развивается — вот, в прошлом году осенью организована ассоциация альтернативной коммуникации, появился сайт этой ассоциации. И я всех, кто в этой области работает, призываю в эту ассоциацию вступать и тем, кому интересно какая-то информация про АДК обращаться к этому сайту. Он пока еще только заполняется, но, я думаю, постепенно будет наполняться больше качественным материалом.

Введение символов

Дальше про этапы введения немножко скажу, с чего можно начинать. Если вы как-то оценили, что примерно простое какое-то средство коммуникации можно попробовать самим использовать, такое возможно. Самое первое, с чего надо начать, это определение значимого контекста. То, вокруг чего мы будем с ребенком общаться.

Важно найти что-то, что будет интересно ребенку, чтобы он был мотивирован об этом с нами общаться, об этом нас просить, что-то выбирать, связанное с этим. С кем-то это будет, если говорить про маленьких детей, это может быть еда или какие-то любимые игрушки, или какие-то игры, например, с родителем, какие-то потешки или телесные игры. И вокруг этого, того, что приносит удовольствие, вызывает интерес и должна выстраиваться коммуникация.

Дальше, второй этап — мы предоставляем средства коммуникации. Для кого-то это будет жест. Учим ребенка показывать, например, жест какой-то, который будет обозначать игру или что-то, что он хочет попросить. И начинаем с ним это использовать и обучать его. Второе, находим некоторую модальность — жесты, графическую систему или, может быть, пространственно-осязательные символы.

Дальше определяем словарный запас, какие конкретно символы мы для него напечатаем, каким конкретно жесты мы будем его обучать использовать.

Четвертый этап — перед тем, как мы начнем, нам нужно продумать обстановку, продумать окружение для того, чтобы минимизировать возможные какие-то помехи. Если мы думаем, что вокруг какой-то игры будем это строить, вот этот первый этап обучения, то постараться, чтобы в процессе никто не ворвался, чтобы на видном месте не лежали какие-то отвлекающие другие предметы, например, про которые мы не сможем с помощью разработанных средств поговорить. То есть, продумать так, чтобы максимально упростить ребенку понимание.

И пятое, помочь ребенку продумывать стратегии, которые помогут ребенку легче понять значение какого-то способа коммуникации.

Стратегий достаточно много, и сейчас я, наверное, не буду, не планировал их освещать потому, что мы тогда просто не уложимся вовремя. Это отдельный большой разговор. Но немножко, если говорить про введение символов есть такая трех-этапная, это такая модель достаточно условная, схематичная, но может быть полезной, что зачастую первым этапом при введении символов у нас будет этап моделирования, когда мы не требуем от ребенка никого оперирования этими символами. Что бывает очень важно, потому что когда вводят какое-то средство коммуникации или жесты, или символы, то сразу требуют от ребенка начать ими пользоваться. С поддержкой, может быть, но уже он должен сам. И это не всегда верно. Это иногда может сбивать с толку, даже приводить к тому, что ребенок будет отказываться — просто незнакомое так резко предъявляется.

Лучше начинать с этапа моделирования. Особенно, в раннем возрасте, когда кто-то взрослый, а еще лучше, если сверстник, который может этим пользоваться, показывает, как пользоваться этой системой, когда у ребенка есть наглядный пример, как кто-то использует систему. Или, например, если очень разный возраст, когда мы во что-то просто играем, в игрушки, и просто взрослый, используя символы как бы называет отдельные предметы. От ребенка на этом этапе еще не требуется самому показывать эти символы, тыкать в них, передавать эти символы, показывать жесты не требуется. Он просто в игре, участвуя в совместной деятельности видит, как другой человек использует эту систему. И это очень важно.

Это важно, потому что это облегчит, возможно, будет менее драматично, если вдруг резко переходить и может быть, более понятно, когда если ребенок может действовать по примеру, если ему доступно такое.

Второй этап — это обучение использованию с поддержкой. Соответственно, когда ребенка уже обучают использовать какую-то систему, но с поддержкой. Помогают ему передавать карточку, помогают ему находить нужный символ и на него показать, помогают ему нажать на кнопку и найти нужную кнопку в коммуникаторе. Сначала это может быть рука в руку, потом постепенно двигаясь в сторону третьей стадии, когда уже человек сам может пользоваться системой символов, мы снижаем степень поддержки. Мы уже держим не рука в руку, мы уже начинаем руку убирать. Мы начинаем помогать, например, только в начале движения и прекращать. Или мы подсказываем и указываем, если нужно, где символ расположен. Если ребенок потерялся, мы не ведем его же руку к этому символу, а указываем на символ. Или, если ребенок понимает речь, можем дать словесную инструкцию — подсказку. Есть такая иерархия подсказок, иерархия помощи, мы постепенно от очень большой степени поддержки мы движемся в сторону все меньше и меньше, стремясь, чтобы ребенок в какой-то момент или взрослый уже освоил самостоятельное использование. Такая модель.

И еще такие несколько базовых принципов, что нам нужно, как я уже сказал, опираться на интересы и следовать интересам ребенка, если следовать вообще во взаимодействии с ним, не пытаться навязывать ему. Иногда бывает такая частая ошибка вначале, когда мы придумываем у себя в голове какую-то ситуацию, какое-то, как нам кажется, интересное дело, ребенок может это не поддержать. И нам важно не пытаться его прямо очень активно вовлечь, а как бы включить, а может быть, посмотреть, понаблюдать за ним и найти то, что ему интересно. Это намного будет полезнее и, возможно, вы таким образом сможете избежать больших проблем.

Желательно, как я уже говорил, чтобы коммуникация вводилась не только там в очень специфических ситуациях, а вообще начинала заполнять разные сферы жизни ребенка в повседневных делах, в разных местах, с разными людьми, да, то есть, она становилась частью жизни. Очень важно ребенку всегда предоставлять выбор. Это кажется вроде как простой такой принцип, но он очень важный, потому что взрослые иногда забывают, что ребенок еще не умеет выбирать, ему все время все предоставляется и он, например, вроде как ему предоставили выбор, но он может, например, брать первое или самое яркое, то, что ему представлено, и даже не обратить внимание на все остальное. Умение выбирать это отдельный навык, которому надо учить, если он по каким-то причинам отсутствует.

Про постепенное падение поддержки сказал. И еще один из принципов — нужно делать маленькие шаги, маленькие этапы, не стараться сразу ставить какие-то глобальные цели и задачи, которые зачастую мы можем не решить. Маленькими шажками, там, один-два символа, жесты в одной ситуации, потом перенести на другую ситуацию и вот такими маленькими этапами двигаться. Ну, это вообще по жизни, мне кажется, полезно, такой принцип. Кроме того, не забывать, не торопиться, делать все очень спокойно, медленно и главное, чтобы взаимодействие и коммуникация происходили в позитивном ключе. Мне кажется, что если вдруг вы чувствуете, что у вас какое-то раздражение. Или вам кажется, что у вас что-то не получается с ребенком в области альтернативной коммуникации, не нужно через это сопротивление, через свое сопротивление и через сопротивление ребенка пытаться добиться каких-то результатов.

Возможно, если вы столкнулись с какой-то сложностью, возможно вам стоит или поменять ситуацию, в которой вы пытаетесь что-то освоить, поменять средства, да? Возможно, что есть какая-то проблема. Не стоит через колено ломать ни себя, ни ребенка, а работать в позитивном ключе. В идеале, вы и ребенок, когда вы работаете в области альтернативной коммуникации, вы должны получать от этого удовольствие потому, что главное, что мы должны делать — это общаться. Общение должно быть приятным и полезным.

Какие могут быть проблемы еще. То, что часто говорят мне, я занимаюсь обучение специалистов в некоторых учреждениях, говорят, что очень сложно, что, чтобы это сделать, вот эти разработать системы, средства создать, купить, это очень сложно, много времени.

Действительно, это потребует времени. Создание и печатание карточек, создание средств потребует времени, освоение программы потребует времени. Но это время окупится потом, позже. Потому что если вы начнете с чего-то, постепенно вы будете обладать уже каким-то репертуаром средств, вы будете уже что-то использовать и не обязательно сразу пытаться все охватить. Можно начать с каких-то маленьких элементов.

Могут быть сложности с обобщением, как я уже говорил, когда символы не обобщаются, а ребенок понимает очень конкретно. И, кроме того, еще про время хочу сказать, что освоение системы может потребовать времени. Не думайте, что если вы что-то предлагаете ребенку, учите его, что он очень быстро это возьмет. Есть дети, которым, возможно, потребуются месяцы, а то и год на понимание того вообще, как эта работает система коммуникаций. Что если я передаю ему карточку, то это что-то, значит, я могу попросить, такое бывает. Кто-то может освоит за день в течение занятия несколько символов, а кому-то на освоение символов потребуется год, а то и больше. Это очень от разных факторов зависит.

Общая рекомендация — ставить какие-то простые цели, задачи и давать время на их освоение, реализацию, хотя бы один, два, три месяца, в зависимости от того, как часто у вас происходят эти занятия, встречи и от состояния ребенка и его возможностей.

Выученная пассивность и зависимость, то, что я говорил. Бывают дети, которым нам придется помимо того, что учить их какому-то средству, еще учить их интенции, как бы, самим начинать коммуникацию. Это тоже будет отдельным направлением работы. Такое, к сожалению, бывает. Тогда нам нужно будет создавать определенные ситуации, например, один из методов работы в такой ситуации — это когда мы создаем определенную структуру, в этой структуре ребенок существует и хорошо себя ощущает, в ней ориентируется, она ему интересна и приятна. Например, с помощью карточек эту структуру поддерживаем. И потом мы создаем ситуацию, когда мы эту структуру нарушаем. Мы, например, просто останавливаемся в нашей совместной игре или меняем порядок, то есть, делаем неправильные вещи и таким образом мотивируем ребенка нам об этом сообщить, потому что мы делаем какую-то глупость или делаем что-то неправильно. Это один из примеров того, как можно с этим работать. Есть и другие методики.

И еще одна проблема, с которой вы можете столкнуться — вы ввели какую-то систему альтернативной коммуникации, и ребенок вдруг стал демонстрировать вам какое-то проблемное поведение, стал злиться, стал стучать или еще что-то. Такая ситуация возможна и бывает не то, чтобы прямо редко. Надо понимать, что, когда вы начнете что-то подобное делать, то вы, как бы, будете вторгаться в личную жизнь ребенка. Я скорее сейчас для специалистов говорю, но и для родителей тоже.

Вы будете менять жизненный уклад человека, предоставлять ему средства. То есть, у него этого раньше не было, и он существовал каким-то ему привычным путем, каким он мог сообщать — стучать, кричать и это работало раньше, таким образом он чего-то добивался, а тут вы стали предлагать ему какие-то карточки и перестали реагировать на его, допустим, прошлые сигналы. И он может быть с этим не согласен, и это его право, и он может против этого протестовать. И зачастую это, как раз, причина проблемного поведения, которое возникает при введении какой-то системы коммуникации.

Рекомендация такая, что нужно дать время ребенку привыкнуть. Он должен адаптироваться к новым условиям. Не нужно совершать ошибку сразу говорить: — Ой, а Вы знаете, у нас он вдруг стал расстраиваться, он стучит, кричит, все это выкидывает.

Он имеет право. Он, может быть, с этим не знаком, это может его пугать, и нужно дать ему время. Как я уже говорил, первый этап, можно чтобы он просто видел со стороны, как это работает, в идеале, что кто-то другой это использует, чтобы подготовить его, чтобы это не вызывало такой стресс. Как правило, проблемное поведение потом уходит и, наоборот, многие проявления проблемы потом уходят, потому что зачастую вот эти нарушения поведения, они связаны с какими-то коммуникативными функциями.

В общем, основное содержание я заканчиваю. Немножко ресурсов здесь на слайде есть, сайт вот этой Ассоциации альтернативной коммуникации, которая создана в прошлом году в России. Я всех призываю туда специалистов вступать, родителям могу посоветовать зайти туда, там есть уже определенное содержание, которое можно изучить, пока не очень много. И для примера несколько книг по альтернативной коммуникации. Одна книжка, это, можно сказать, учебник по введению альтернативной коммуникации, достаточно подробный и интересный от известного мирового специалиста в этой области Стивена Четнера, по-моему, здесь представлена книга и ее название полное. И еще есть сборник статей, посвященных альтернативной коммуникации. Там достаточно много интересных примеров. И тоже можно, я советую ее почитать и изучить, кому интересно про АДК больше узнать.

Это далеко не полный список на русском языке, здесь сейчас появляется все больше и больше. Но вот если хотите с чего-то начать, то можно начать с этих книг. Кстати, на сайте Ассоциации альтернативной коммуникации, по-моему, есть еще другие примеры литературы.

На этом основная моя часть закончена. Здесь мои контакты и контакты центра, в котором я работаю. Если у вас есть какие-то вопросы, после вебинара вы можете мне написать. Я не обещаю, что очень быстро отвечу и сразу, но на какие-то важные вопросы я постараюсь ответить. Вы можете зайти на наш сайт и посмотреть на то, где я работаю, если кому интересно.

Спасибо за внимание. Я извиняюсь, наверное, очень большой объем информации. Ну, потому что, на самом деле, область АДК — это огромная дисциплина, про которую можно рассказывать несколько дней, если вдаваться в подробности. Я попытался сегодня как бы пройтись по верхам и сделать такой обзор, чего она вообще может касаться. Я благодарю всех зрителей и слушателей за внимание.