История борьбы с водкой в картинках

563384Одна из иллюстраций альбома Д. Булгаковского «Эхо. Пьянство и его последствия».

31 января 1865 года Дмитрий Иванович Менделеев защитил свою легендарную диссертацию «О соединении спирта с водою» — то есть изобрел водку. К этой дате мы вспоминаем историю антиалкогольных кампаний в России.

Борьба

Мало кто помнит, что в антиводочной истории есть страницы не только государственной, но и народной борьбы с алкоголем: так, в середине позапрошлого столетия в России прошла череда крестьянских антиалкогольных бунтов. Николай Добролюбов писал: «Сотни тысяч народа в каких-нибудь пять-шесть месяцев без всяких предварительных возбуждений и прокламаций, в разных концах обширного царства отказались от водки».

Началось всё с возникновения в августе 1858 года в Виленской и Коменской губерниях обществ трезвости,которые к лету 1859 распространились на 32 губернии России, преимущественно северозападные,центральные и поволжские.Крестьяне на сходках принимали решения не пить вина, а нарушителей подвергать денежным штрафам и телесным наказаниям. В мае 1859 народ  перешёл к массовому погрому питейных заведений. Антиалкогольный бунт охватил 15 губерний Среднего и Нижнего Поволжья, Приуралья и Центра. Чтобы утихомирить бунт, хозяева питейных заведений снижали цены на водку, и даже выставляли её бесплатнобесполезно. По просьбе правительства, Священный Синод рекомендовал священникам временно воздержаться от обличения пьянства в проповедях И только войскам удалось усмирить трезвенное движение. За участие в нём 780 зачинщиков были преданы военному суду и сосланы в Сибирь, общее число задержанных составило около 11000 человек.

Ближе к концу девятнадцатого века общество задумалось об отрезвлении страны. Создавались всевозможные «союзы трезвенников» и прочие общественные организации. Председателем самого крупного такого союза был великий князь Константин Константинович. Он даже получил поддержку от императора Николая Второго. Император признавался: «Я уже предрешил навсегда воспретить в России казенную продажу водки». Он же уверял: «Я пришел к твердому убеждению… что нельзя ставить в зависимость благосостояние казны от разорения множества моих верноподданных».

8Из альбома «Эхо. Пьянство и его последствия».

Священник Д. Булгаковский выпустил альбом любительских миниатюр, снабженных историями приблизительно такого плана: «Этот человек жил когда-то очень хорошо. Был у него достаток, водил он хлеб-соль с приятелями и соседями, и все уважали его. Но мало-помалу стал он втягиваться в вино и постепенно стал опускаться, теряя стыд и совесть. Что теперь для него жена и дети? Вино давно уничтожило в нем всякую привязанность к ним. У него теперь один идол, которому он поклоняется — проклятое вино. Он успел уже выпить, но ему мало: ненасытная страсть требует своего и требует немедленно, с настойчивостью, а между тем в кармане у него ни гроша. И вот смотрите, что он делает? Снял сапоги и продает их старьевщику. Тот, конечно, рад случаю приобрести у пьяного сапоги за бесценок и дает ему на бутылочку, а ему только этого и надо».

Альбом назывался «Эхо. Пьянство и его последствия».

563368

563390

Трезвость становилась модной. В брачных объявлениях часто оговаривалось: «Желаю выйти замуж за доктора 60-66 лет или фельдшера, здорового, трезвенника, с небольшими средствами. Имею собственный дом и сад».

563386Отец, спаивающий своего сына-подростка.
Из альбома «Эхо. Пьянство и его последствия». 

В 1902 году в городе Туле был открыт первый российский вытрезвитель. Содержался он за счет казны, а цель имел «дать бесплатное помещение, уход и медицинскую помощь тем лицам, которые будут подбираемы чинами полиции или иным способом на улицах г. Тулы в тяжелом и бесчувственно пьяном виде и которые будут нуждаться в медицинской помощи».

Затем подобные учреждения стали открываться и в других российских городах. Закрыли вытрезвители лишь в 2011 году.

Впрочем, по большому счету, все это были слова и полумеры. От слов к решительному делу перешли с наступлением Первой мировой. В России был введен сухой закон. Пивзаводы перешли на безалкогольную шипучку, водочные закрылись вообще.

Деятельность российских трезвенников вызвала интерес у их американских коллег. «Новое время» в 1915 году писало: «Американская организация трезвенников обратилась с просьбой к губернаторам о сообщении сведений о влиянии трезвости на общественный порядок, преступность и народные сбережения, а также трудно ли было заменить водочные доходы другими.

В заключение американские трезвенники сообщают, что в Америке сильно интересуются Россией. Симпатии Американцев почти всецело на стороне России и ее союзниц».

По официальным данным, с 1913 по 1915 годы потребление алкоголя в стране сократилось в 24 раза. Власти были в восторге: «Произведен небывалый в истории человечества опыт внезапного отрезвления многомиллионного народа, и результаты этого эксперимента, длящегося уже более года, поразительны: сотни миллионов рублей, раньше пропивавшиеся русским народом, потекли в сберегательные кассы; по отзыву министра финансов покупательная сила русского народа и продуктивность труда заводских рабочих увеличилась в чрезвычайной степени, что дает возможность провести в ближайшем будущем крупные финансовые реформы».

А депутаты Госдумы крестьяне Макогон и Евсеев  выступили с предложением «Об утверждении на вечные времена в Российском государстве трезвости».

Водку и спирт, однако, находили и, более того, употребляли в общепите. Правда, подавали ее в чайниках, под видом кипятка. Графины ушли в прошлое.

Увы, сразу же активизировалось самогоноварение, употребление суррогатов и, как следствие этого — множество отравлений.

В 1917 году император отрекся от престола, в стране поменялась общественная формация, но суровый закон еще действовал. Практически сразу же после прихода к власти комиссары пролонгировали указ о запрете торговли, а вскоре ввели еще один — о запрете производства алкоголя.

Но не надолго. В 1923 году, во время нэпа оба закона были отменены и наступил своего рода водочный ренессанс, который продолжался с той или иной степенью фанатизма вплоть до горбачевских времен. Хотя менее масштабные попытки ограничить алкоголь предпринимались.

В частности, в 1929 году позакрывали множество пивных и прочих забегаловок (открыв в освободившихся помещениях чайные) и выпустили первый номер журнала «Трезвость и культура».

В 1958 году вышло постановление, запрещающее торговать водкой в заведениях общепита и торговли, расположенных вблизи учебных заведений, промышленных предприятий, больниц, санаториев, детских учреждений, а также на вокзалах, на привокзальных и пристанционных площадях и в аэропортах.

0_741bf_7ea87400_XXXLОдин из популярных в СССР антиалкогольных плакатов —
«Нет!» В. Говоркова. 1954 г. Фото с сайта fishki.net

А в 1972 году вышло постановление «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма», в рамках которого запрещалось выпускать водку крепостью 50 объемных процентов и выше, время торговли продукцией свыше 30 объемных процентов ограничили интервалом с 11 до 19 часов, а также начали открывать по всей стране пресловутые лечебно-трудовые профилактории (сокращенно ЛТП). Туда насильно помещали и лечили особенно злостных пьяниц и алкоголиков, хотя официально лишением свободы это не считалось.

Кандидатами в ЛТП были граждане, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок или правила социалистического общежития». Впрочем, первое учреждение такого типа было открыто еще в 1964 году в Казахстане. Отменили же систему ЛТП лишь в 1994 году.

Самая серьезная борьба развернулась в 1985 году. ЦК КПСС принимает постановление «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма». Закрывались магазины и ликеро-водочные заводы. Вырубались виноградники. Открывались «Общества борьбы за трезвость». В результате, по официальным данным потребление алкоголя сократилось в 2,7 раза. Правда, это касалось только легальной продукции.

2618Очередь в винный магазин. 80-е годы. Фото с сайта bigpicture.ru

Было принято и Положение о медицинском вытрезвителе: «медицинский вытрезвитель… является специализированным учреждением милиции, выполняющим функции пресечения нарушений антиалкогольного законодательства, и, в частности, появления в общественных местах лиц, находящихся в состоянии опьянения, если их вид оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность или если они утратили способность самостоятельно передвигаться либо могли причинить вред окружающим или себе, и оказания им неотложной медицинской помощи».

Но в восьмидесятые не то что бы перестали пить – просто стало сложнее раздобыть алкоголь. Задача не сделалась неразрешимой – но решение требовало больше времени, усилия и денег. И, в качестве побочного эффекта – возросло употребление смертоносных суррогатов.

Один из непосредственных участников тех событий, первый заместитель председателя КГБ СССР В. Грушко признавался: мы получили целый букет проблем: астрономический скачок теневых доходов и накопление первоначального частного капитала, и бурный рост коррупции, исчезновение из продажи сахара в целях самогоноварения… Короче, результаты оказались противоположными ожидаемым, а казна недосчиталась огромных бюджетных сумм, возместить которые оказалось нечем.

Общеизвестным считается тот факт, что именно на бутлегерские деньги в России девяностых годов началась эпоха  «новой торговли –  эра коммерческих палаток.

 Казенная история
Поначалу на Руси употребляли слабоалкогольные напитки естественного брожения — мед, пиво и брагу. В 1386 году генуэзское посольство подарило московскому князю Дмитрию Донскому так называемую аквавиту или аквавит – виноградный спирт. Но россияне к аквавиту были равнодушны — его использовали в качестве лекарства. А в 1430 году в Москве же, в Чудовом монастыре монах Исидор приготовил водку на привычном нам хлебном спирте. Эта дата и считается рождением нашего традиционного напитка – русской водки, она же «хлебное вино».
Водка сразу же сделалась популярным напитком. Не удивительно – ведь в отличии от слабоалкогольных напитков, она, во-первых, подвергалась перегонке, а во-вторых, очистке. При этом водка выгодно выделялась из ряда крепкого европейского алкоголя. Виски, кальвадос и прочий евроалкоголь получался путем перегонки сырья до крепости порядка 40 процентов. Для получения же водки получали крепкий спирт, который затем разбавляли водой. Поэтому содержание вредных примесей в водке было сведено к минимуму. А значит, водка вызывала меньшее похмелье. Собственно, как раз в этом  –  в отвратимости наказания – многие исследователи склонны видеть одну из косвенных причин отечественного пьянства. Отсутствие похмелья действовало поощрительно.

Водка начала свой путь. Как обычно – с казусов. В царских зверинцах зверям выдавали «хлебное вино» — для поддержания здоровья в непривычном климате. Между слугами иной раз возникали распри. Например, слуга при обезьяне доносил на слугу при слоне – дескать, тот не только сам пьет хлебное вино своего господина, но и угощает этим соблазнительным напитком своего родного брата. На что слуга при слоне отвечал – слону положено несколько ведер хлебного вина, а обезьяне – так, чуть-чуть. Поэтому слуга слона физически не может сам доставить господину горячительное, а вынужден просить у брата помощи, а после, соответственно, вознаграждать его.

Не удивительно, что государство довольно быстро взяло производство водки под контроль – можно сказать, что она стала стратегическим напиткам. Иван Грозный, например, и вовсе позволял свободное употребление этого напитка лишь опричникам  – своего рода своей личной гвардии. В другие времена существовала монополия. Вот, например, какие документы выходили в Брянске: «Да земским же и кабацким бургомистрам 1701 года велено во всех городах и уездах, также и во Брянску по прежним и по сим указам описать людей промышляющих винокурением, количество котлов и на каких землях вино курят и давно ли, нет ли излишков в производстве дозволенного, чтобы никакой корчмы не было…

А которые винокуренные промышленники указов о куренье вина не объявят или явят, а сроки, как вино велено ставить прошли и те винокурии ж и на них, что есть всяких заводов, и питье все потому ж описать и перепечатать, и подрядчиков, и работников допросить, для чего они без указу вино курят».

И не только — по всей России производство, продажа и употребление водки строго контролировалось и давало прибыль казне.