Благотворительность в Москве и в России: предложить помощь   Благотворительность в Москве и в России: попросить о помощи   Форум добровольцев   База данных по социальному служению  
 
Портал о благотворительности в России / Благотворительная организация
Портал о благотворительности в России / Благотворительная организация
Православный портал о благотворительности
и социальной деятельности
Православная
служба помощи
«Милосердие» Перейти на страницу службы
Дети без родителей Больные, инвалиды и старики Добровольцы Семья Армия Наркоманы и алкоголики Бездомные Заключенные
 
Разделы сайта
Благодарим компанию
Скай Линк за предоставленную
мобильную связь
Skylink

Редакция сайта


Поиск
Любое
   из слов
Во всех    полях
Фраза    полностью Только
   в заголовках


добавить на Яндекс
Новости

Летопись милосердия

Просьбы о помощи






Семья

Закон о социальном патронате: что говорят эксперты


Версия для печати

Закон о социальном патронате уже почти год обсуждается общественностью и на днях был принят Госдумой в первом чтении. Общественная дискуссия возобновилась.

закон о социальном патронате: мы против

Версий о последствиях правоприменения закона о социальном патронате множество: от великого блага соц.патроната до великого зла. Выдвигались даже версии, что этот закон позволит органам опеки и попечительства изымать детей вместе с недвижимостью. Мы поговорили с экспертами, чтобы понять, чем на самом деле плох и несовершенен закон.

Старинова Наталья, старший юрист Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви:

-- Вообще, существует необходимость принятия закона, регулирующего социальное сопровождение семьи, находящейся в трудной жизненной ситуации, как альтернативы ограничению или лишению родительских прав и изъятию ребенка из семьи, как меры сохранения семьи и форму комплексной работы по сохранению и/или восстановлению семьи. Однако законопроект о социальном патронате содержит ряд существенных системных недостатков.

Так, законопроект предлагает расширить определение «семьи, находящейся в социально опасном положении», дополнив его словами «либо жестоко обращаются с ними, либо создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их нормальному воспитанию и развитию». Эта формулировка не содержит четких и внятных критериев оценки семейной ситуации, и может послужить основанием для произвола органов опеки и попечительства и навязывания социального патроната семьям или необоснованного отказа в нем.

Кроме того, в соответствии с законопроектом, план организации социального патроната должен составляться органами опеки и попечительства. Очевидно, что такая работа должна выполняться специалистами по социальной работе, работающими как в государственных органах социальной защиты, так и в НКО. Органы опеки и попечительства соответствующей квалификацией не обладают. Максимум, который они могут сделать — это предоставить семье выбор из круга компетентных организаций.

В России достаточно много таких (в том числе НКО, учрежденных религиозными организациями Русской Православной Церкви), оказывающих социальные услуги населению. Логично было бы предоставить им возможность осуществлять социальный патронат по выбору семьи, находящейся в трудной жизненной ситуации. У семьи должно быть право выбирать конкретные организации, которые будут оказывать ей соответствующие услуги, и у семьи должна быть возможность выстраивать свои отношения с этими организациями на контрактной основе, предполагающей равноправие, взаимное уважение сторон и результативное сотрудничество, а не по назначению органов опеки и попечительства.

Кроме того, в законе о социальном патронате совершенно не рассмотрен вопрос об ожидаемых результатах установления социального патроната, что может сделать социальный патронат формальным явлением.

Семейное неблагополучие, как правило, связано не с виновным поведением родителей, а является системным следствием бедности семьи, в связи с чем необходимо также предусмотреть бесплатное оказание социальных услуг семье, находящейся в социально-опасном положении.

Таким образом, принятие законопроекта, предусматривающего социальное сопровождение семьи, направленное на выведение ее из трудной жизненной ситуации, необходимо, но при указанных недостатках законопроекта его принятие нецелесообразно, так как законопроект не ориентирован на развитие сотрудничества специалистов с семьей в целях реабилитации и адаптации семьи, а ориентирован на расширение полномочий органов опеки и попечительства, и дискредитирует крайне востребованную идею социального сопровождения и помощи семье.

Павел Александрович Парфентьев, генеральный директор Аналитического центра «Семейная политика.РФ»:

-- К этому законопроекту в том виде, который был принят в первом чтении, я отношусь крайне отрицательно. Вскоре после внесения его в Думу я, давая комментарий одному сайту, назвал его «антисемейным» - и считаю эту оценку совершенно верной. Наш Аналитический центр подготовил и передал в профильный комитет Государственной Думы заключение законопроекту о социальном патронате, в котором мы указали на серьезные риски, которые может повлечь его принятие.

Прежде всего, надо четко понимать, что уже сегодня российские законы – и Семейный кодекс, и закон о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних – содержат очень расплывчатые нормы, которые могут вести – и ведут на практике – к неоправданно широкому вмешательству в семейную жизнь. Формально это делается под предлогом защиты детей – но на практике, как правило, такие вмешательства противоречат реальным интересам детей, серьезно нарушают, а то и разрушают их семейную жизнь, регулярно ставят под удар вполне нормальные семьи. Проблема еще и в том, что сегодня чиновника из органов опеки практически невозможно привлечь к сколько-то серьезной ответственности за незаконное вмешательство в жизнь семьи, нет ответственности и за ложный сигнал на семьи. Интереса ради – из официальной статистики Министерства образования следует, что 88,3% сообщений в опеку о том, что в семье ребенок находится в опасности, не соответствуют действительности! Причем число подтвердившихся сообщений уменьшается, а общее число увеличивается – налицо тенденция к потоку ложных «доносов» на семьи, что не может не вселять тревогу.

Основная проблема законопроекта о социальном патронате в том, что он вводит новый механизм контроля над «неблагополучной» семьей, причем связывает его именно с этими проблемными расплывчатыми формулировками, еще и расширяя спектр их действия. Скажем, согласно законопроекту, может быть признана находящейся в социально опасном положении семья, где родители создают «препятствия для нормального воспитания и развития ребенка». При этом ни один нормативный акт федерального уровня не устанавливает – да и не может устанавливать в условиях многоэтнического, многорелигиозного и многокультурного государства – какое воспитание является «нормальным», а какое – нет.

Неверно утверждение авторов законопроекта, что социальный патронат будет сугубо добровольным. Дело в том, что закон о социальном патронате позволяет суду устанавливать патронат принудительно при рассмотрении дела о лишении или ограничении родительских прав, если для такого лишения/ограничения нет оснований. Критерии, по которым суд принимает такое решение, проект не устанавливает. Все это происходит на фоне, когда сотрудники органов опеки не несут никакой ответственности по закону за необоснованный иск о лишении или ограничении родительских прав. Понятно, что такие нормы в такой ситуации – возможность для давления и даже шантажа в отношении семьи со стороны чиновников. И, увы, российская реальность такова, что не приходится надеяться, что этой возможностью никто никогда не воспользуется.

Удивляет, что Государственная Дума на своем сайте пишет, что на прошедшем там круглом столе 20 сентября практически все участники законопроект поддержали. Я участвовал в работе круглого стола, и могу твердо сказать, что это не так. Мнения разделились примерно пополам, причем за принятие законопроекта выступали, в основном, чиновники и представители тех негосударственных организаций, которые на практике «сопровождают» неблагополучные семьи – то есть, по сути, люди заинтересованные в получении новых возможностей и финансирования по новому закону.

Мне непонятно, почему разработчики пытаются представлять социальный патронат как помощь семье в трудной жизненной ситуации. Если это именно помощь – непонятно, при чем тут контроль и почему эту семью надо на расплывчатых основаниях относить к находящимся в социально опасном положении. Дело в том, что говоря именно о помощи, а не о контроле, мы говорим не о социально опасном положении, а о трудной жизненной ситуации – и это форма соцподдержки, то есть сфера деятельности не органов опеки, а органов социальной защиты населения. Откровенно говоря, я считаю некоторым лукавством попытку представить социальный патронат в том виде, в котором о нем говорит законопроект, в качестве помощи семье. По сути это не помощь, а механизм вмешательства и контроля, который не может и не должен применяться так широко, как предполагается.

Свои комментарии, предложения по изменению принятого уже в первом чтении проекта, разработанные нами поправки, которые могли бы сделать закон о социальном патронате вполне приемлемым и не антисемейным, мы направили в профильный комитет Государственной Думы по итогам круглого стола. Полагаем, было бы мудро со стороны законодателей уделить им серьезное внимание. Ведь семья – основа и общества, и государства, и нельзя легкомысленно принимать меры, которые могут на практике причинить ей вред, а не пользу.

Полный текст анализа законопроекта можно посмотреть здесь:


Диана РОМАНОВСКАЯ

Дата публикации: 01.10.2012

Тэги: Семья Ювенальная юстиция



Если Вам понравился этот материал —
Код для размещения ссылки на данный материал


Как будет выглядеть ссылка:

Ваша оценка

5
Голосов: 30

Оцените, пожалуйста, данный материал:

Понравилась статья? Подпишитесь на рассылку





ГДЕ НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ
26.11.2014: Четыре слова на вес золота
Необходимо собрать: 70 000 руб.

25.11.2014: Что случилось с Владиславом?
Необходимо собрать: 303 869 руб.

24.11.2014: Илюше нужно интенсивное лечение
Необходимо собрать: 396 848 руб.

21.11.2014: «Мама, смотри, я умею ходить!»
Мы с вами познакомились с Полиной Мальгиновой в прошлом году, когда девочка готовилась пойти в школу. Как мечтала она именно «пойти» - своими ножками. Пока не получилось, но скоро получится! Нужна реабилитация в Китае
Необходимо собрать: 344 340 руб.

20.11.2014: Будущее Егора решается сейчас
Собрано: 15 700 из 124 500 руб.

19.11.2014: Настя станет прежней
Собрано: 51 185 из 139 500 руб.

18.11.2014: Насте надо разрешить загадку диагноза
Собрано: 35 500 из 674 000 руб.

17.11.2014: Лиза-Мария – таинственный ребенок
Собрано: 20 760 из 161 224 руб.

14.11.2014: «Нам бы только дух перевести»
Собрано: 147 119 из 198 000 руб.

13.11.2014: Новая жизнь Веры
Собрано: 39 213 из 224 000 руб.

12.11.2014: Кончились деньги для продолжения лечения
Собрано: 98 981 из 439 850 руб.

11.11.2014: Надеяться, что когда-нибудь будет легче
Собрано: 200 955 из 292 577 руб.

07.11.2014: «Подарите нам выздоровление!»
Собрано: 52 400 из 406 900 руб.

06.11.2014: Годовщина Норд-Оста прошла, а Злата – осталась
Однажды мы уже просили вас, дорогие читатели, помочь Злате Аскерко, «Золотая девочка с Норд-Оста», так назывался текст, который помог в прошлом году собрать нужную сумму, нужную на курс лечения. Но лечение нужно продолжать
Собрано: 66 143 из 413 800 руб.

05.11.2014: Мальчик страдает от болезни стариков
Собрано: 43 923 из 2 585 000 руб.

04.11.2014: Вместо двух тростей – одна
Собрано: 34 492 из 165 000 руб.

03.11.2014: Пожарный хочет ходить
Собрано: 201 928 из 300 000 руб.


  Все просьбы   
 
База данных
по социальному служению Москвы

Помощь ушедшим на покой священнослужителям и вдовствующим матушкам Помощь ушедшим на покой священнослужителям и вдовствующим матушкам
 
 


 
Яндекс цитирования