На днях завершилось общественное обсуждение проекта правительственного постановления, вносящего изменения в Положение о деятельности организаций для детей-сирот. Речь идет о существенной реформе, точнее — о развитии реформы сиротских учреждений, начатой в 2014 году принятием известного постановления №481. О самых важных переменах, которые ожидают систему помощи детям, оставшимся без попечения родителей, и кризисным семьям, порталу Милосердие.ru рассказала президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

— Новый проект Постановления 481, выпущенный Министерством просвещения, предполагает переход к единому типу организаций для детей-сирот. Это означает, что оставшихся без попечения родителей братьев и сестер не будут разлучать, что дети перестанут переходить по этапам системы из одного учреждения в другое, что их не будут размещать за 700 километров от дома. Это и раньше было в постановлении, но как возможность, а не требование. Регионы могли ввести у себя такую модель, но этим правом воспользовалась лишь Москва, и то отчасти. Теперь такой формат хотят закрепить уже не как один из вариантов, а как норму.

— Почему это важно?

— Сейчас существует 13 разных видов организаций для детей-сирот. Когда у ребенка есть особые потребности, он с высокой долей вероятности попадет в удаленное учреждение, куда сортируют таких же как он, и это скорее всего будет очень далеко от его семьи.

Если он попадает в дом ребенка еще малышом, то в 4 года его обязательно переведут дальше по этапу. Когда в систему сиротских учреждений попадают разновозрастные братья и сестры, их распределяют по разным местам в зависимости от возраста и состояния здоровья, разлучая на годы или навсегда.

За все то время, что мы проводим мониторинги в детдомах, я нашла только один дом ребенка, в Удмуртии, сотрудники которого привозили в гости к своим подопечным братьев и сестер, чтобы они могли повидаться. Больше нигде мы такого не встречали. А при этом потенциальным родителям, когда они приходят в дом ребенка за приемным сыном или дочкой, говорят: нет, его или ее нельзя разлучать с братьями и сестрами, берите всех вместе. Хотя их уже давно разлучило государство.

Дети со множественными нарушениями, с интеллектуальными нарушениями обычно оказываются в детском доме-интернате, входящем в систему социальной защиты. Это самые неблагополучные учреждения, расположенные часто вдали от цивилизации, от всех тех возможностей нормальной социализации и реабилитации, которые так нужны ребенку. А его родные, если ребенок размещен по заявлению, зачастую не могут себе позволить доехать в гости — слишком далеко и дорого.

Все эти разные типы создавались тогда, когда казалось, что основные потребности детей — это учеба, или забота о здоровье, если речь идет о малышах. И все это множество типов коррекционных организаций было про образовательные потребности, правда школа при этом совпадала с домом. А детские дома-интернаты системы соцзащиты были для тех детей, которых система совершенно официально считала необучаемыми.

Но теперь по закону каждое образовательное учреждение должно создавать условия для всех детей, в том числе с особыми потребностями в обучении. Конечно, до реализации этих прекрасным намерений еще далеко, но на каждой территории есть если не инклюзивный  класс, то хотя бы коррекционный класс или коррекционная школа.

То есть, сейчас не нужно сдавать ребенка в интернат лишь потому, что он, к примеру, слабослышащий. Ребенок должен получать образование рядом с домом, в обычной школе или в коррекционной, пока общеобразовательные школы еще не стали инклюзивными. Но он не должен жить в школе. Он должен приходить туда как все.

— Если постановление примут, что будет с детскими домами-интернатами для детей с нарушениями развития? Они должны быть расформированы?

— Конечно, они никуда не исчезнут завтра. Но постепенно именно это должно будет произойти. Обычно ДДИ располагаются в отдаленной местности — там, где детей почти нет. Теперь детей будут определять как можно ближе к родному дому. В окрестностях нынешних ДДИ таких детей будет двое-трое в год. ДДИ будут не нужны.

Ликвидация системы ДДИ, дорогу к которой открывает проект Минпроса  – важнейшее событие. Это не произойдет сразу, процесс займет не один год. Систему помощи детям с тяжелыми нарушениями придется перестраивать целиком.

— Как вы оцениваете запрет надолго помещать детей в детдома по просьбе родителей?

— Одна из задач постановления — сделать так, чтобы дети вовсе не попадали в детский дом. А уж если попали, то как можно скорее вернулись домой или были устроены в новую семью. Для этого усиливается задача по работе над решением той трудной жизненной ситуации, которая вынудила семью сдать ребенка на полное государственное обеспечение.

Цель — как можно скорее вернуть ребенка домой. При этом у самих учреждений появляются новые возможности помогать: вместо того, чтобы взять ребенка из семьи на круглосуточную жизнь на долгие месяцы, а иногда и годы, учреждения смогут давать возможность оставлять детей на дневное пребывание или на пятидневку.

Бывает, что родитель остался один, и ему надо работать, а в садик ребенка еще не берут по возрасту, или в семье есть особый ребенок, которого опять же не берут в детсад или в школу. И пока инклюзия у нас еще слово про будущее, а не про реальность — дневное или пятидневное пребывание может помочь родителям справиться с трудностями, не отказываясь по сути от воспитания своего ребёнка.

В проекте сказано, что детей могут помещать в учреждения на время, необходимое для восстановления кровной семьи. Это очень важно: пока ребенок находится в учреждении, должна идти работа с кровной семьей. Сейчас, к сожалению, часто бывает, что родители написали заявление, ребенка приняли в интернат, и взаимодействие с семьей закончилось.

— А если после того, как максимальный срок временного пребывания ребенка в учреждении закончится, родители не смогут его забрать?

Если не смогут забирать ежедневно, будут брать на выходные. Оставлять ребенка в детдоме на несколько месяцев можно только по серьезным причинам: допустим, единственный родитель заболел. Но ребенок при живых родителях не должен постоянно жить в учреждении.

— Будут ли массово лишать родительских прав тех родителей, чьи дети постоянно находятся в детдомах по их заявлениям?

— Напротив, можно ожидать восстановления в правах тех, кто сейчас их лишен. Надо работать с родителями, чей ребенок помещен в учреждение. А если ребенок живет в интернате по заявлению родителей, допустим, пять, а иногда и десять лет, и его никто не навещает, то какие тут родительские права? Это фикция, надо это честно признать, и разделять ситуации, где родитель не справляется с трудностями, а где отказывается от воспитания собственного ребенка.

Нельзя при этом лишать ребенка шанса жить в семье, той, которая будет готова его растить. А такими «псевдозаявлениями», когда родитель на годы уклоняется от воспитания и общения с ребенком, мы лишаем его этого права.

— Что будет, если родители находятся, к примеру, на долговременном лечении или в тюрьме?

— Это другая история. Тут есть объективная причина, из-за которой ребенок останется в учреждении — не по заявлению родителей, а по решению органов опеки или суда. Таких случаев предложенный проект не касается, но в принципе, конечно, было бы хорошо, чтобы и тогда дети попадали не в интернаты, а в замещающие семьи.

— Достаточно ли у нас кадров, необходимых для таких реформ?

— Нет, и это большая проблема. Когда мы говорим о необходимости изменений, мы каждый раз говорим министерству просвещения и о программе переподготовки кадров. Мы очень надеемся, что этот вопрос не будет замылен и забыт, и наши вузы начнут готовить кадры для работы с детьми-сиротами целенаправленно и постоянно. И НКО могут вполне помочь с программами переподготовки, в нашем секторе наработан огромный профессиональный опыт — в том числе и опыт обучения.

— Почему появился этот проект?

— Это продолжение работы, начатой с принятия постановления правительства № 481 в 2014 году, результат осознания того, что система сиротских учреждений, заложенная в давние времена, не соответствует ни нашим представлениям о человечности, ни интересам детей.

Тогда был сделан первый шаг, очень большой по сравнению с тем, как было устроено раньше, но пора двигаться дальше.