Распространенный в сети текст законопроекта Минпроса о новых правилах и ограничениях для приемных семей вызвал острую реакцию в среде тех, кто имеет отношение к семейному устройству сирот. Своими опасениями эксперты поделились с порталом Милосердие.ru.

«Сам законопроект, наверно, ещё изменится, — уверена директор Свято-Димитриевского детского центра Александра Аракелова. — Но пока он выглядит достаточно печально, поскольку носит контролирующий запретительный характер.

Большие опасения вызывает психологическое обследование. Кто его будет проводить? Какие будут применяться методики и критерии? Как проверять его эффективность? В законопроекте не идет речь о качественном сопровождении, которое крайне необходимо и лучше, чем обследование, могло бы помочь предотвратить несчастные случаи.

Есть свои положительные стороны в решении о проведении подготовки для совместно проживающих. Каким будет психологическое обследование — не понятно, поэтому вызывает много вопросов. Даст ли оно вообще положительные результаты?

Тестирование можно проводить на уровне школ приемных родителей. Для подготовки закона я бы советовала привлечь экспертное сообщество».

«Новая редакция законопроекта, посвященная опеке и попечительству, призвана защитить опекаемых детей, — отмечает руководитель Центра семейного устройства при Марфо-Мариинской обители Анастасия Пелячик. — Это замечательная инициатива. Но важно также подумать о защите интересов приемных родителей. Благополучие всех членов семьи зависит в первую очередь от отца и матери. Главной нашей задачей должна быть опека приемных родителей. Мы поможем им — они вырастят и воспитают самых сложных детей».

Очевидно, что какие-то изменения в сфере семейного устройства необходимы, но вопрос в том, какие именно решения помогут снизить риски для детей, говорит президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам Елена Альшанская. Предложения, содержащиеся в распространенном в сети тексте законопроекта не кажутся ей действительно решающими проблемы.

«Собеседование может, конечно быть дополнительным инструментом, позволяющим оценить ресурсы семьи, прежде всего для самой семьи, но вряд ли так можно реально заранее определить, кто сможет быть хорошим родителем, а кто — нет», — пояснила она.

«Слова «тест» нет, это уже хорошо. Но что имеется в виду — пока малопонятно. Я вижу там одно действительно полезное новшество — подготовка кровных родственников. Мера об уменьшении количества детей до трёх — мера не целесообразная. Качество воспитания может быть ужасным и в семье, где один ребенок. А там где пять или восемь детей, может быть хорошее отношение», — отметила глава благотворительной организации. По ее словам, вряд ли законопроект будет принят в таком виде, как опубликован сейчас.

«Во-первых, это, к счастью, не закон, а законопроект, — отмечает многодетная приемная мама Ирина Кожухарова. — Который ещё даже не внесён в Госдуму официально, а просто» втихаря» разослан в региональные министерства для поддержки.

И они поддержат. Даже если понимают разрушительные последствия. Но чаще всего не понимают. Не понимают, что этот проект гробит на корню все ресурсные семьи, которые уже набрались опыта с одним-двумя приемными детьми и готовы принять более сложных детей. Значит эти более сложные останутся в детдомах и пополнят после выпуска армию социально неадаптированных людей.

Трудно сказать, что здесь самое плохое. В этом законопроекте все одинаково «прекрасно». Но, наверное, это все-таки дискриминация определенной группы людей просто потому, что они приняли или готовы принять в свою семью ребенка из сиротских учреждений. Как говорится, «ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным».

К чему может привести увеличение «разрешительных» функций любого чиновника или конторы? Совершенно верно- к коррупционным рискам. Хочешь принять ребенка «в порядке исключения» — принеси конвертик. Переехать в другой город? У нас сейчас по закону чиновники должны следить, допустим, за сохранностью жилья сирот. Часто к моменту выпуска оно непригодно для проживания. Хоть один наказан?

Что касается тестирования, то ещё год назад профессиональное сообщество писало открытое письмо о том, что эта миссия невыполнима. Но у Минпроса свои эксперты. Вот только за последствия будут отвечать не эксперты министерства, а реальные люди, которым ставят невыполнимые задачи.

Смотрим на ведомство, где все сотрудники проходят психологическое обследование перед приемом на работу — МВД. Ежегодно — резонансные дела о садизме, пытках, превышении полномочий. Смысл тратить деньги на бессмысленные затеи — тестировать потенциальных приемных родителей?

И еще один момент напряг по вопросу об обследовании. Его должны будут проходить все члены семьи, включая престарелых бабушек и дедушек. Все, кроме подростков старше 14 лет. Они-то по желанию. То есть у подростка есть право отказаться. А у дедушки-ветерана такого права нет. Никому не смешно?

Я очень надеюсь, что у министерства хватит здравого смысла этот проект подать только после серьезных изменений в нем с учетом мнения практиков. Лучше всего его вообще переписать заново. Забыв этот текст, как ночной кошмар.

«Положительного в этом законопроекте одно — проблему озвучили, — говорит глава БФ «Найди семью» Елена Цеплик. — Многие, принимавшие участие в разработке проекта, не понимают всей ситуации. Закон приведет к тому, что количество усыновителей существенно сократится. Все профильные некоммерческие организации будут стараться, чтобы этот законопроект не приняли».

«В этом законопроекте есть четверть хорошего, но нормальным он от этого не становится, — считает эксперт по семейному и ювенальному праву, адвокат Антон Жаров. — Подчеркивается, что усыновитель «виноват». Решив взять на попечение ребенка, он должен оправдаться перед психологом. Потом он должен притащить всех совместно с ним проживающих на психологическое обследование.

Ежегодно в России поступают сообщения о несколько тысячах изнасилований. Может быть, предварительно проверим всех мужчин у психологов на всякий случай? Выводы о состоянии усыновления в России делаются на основе трех передач, которые показали по центральном канале. Общая ситуация другая — возврат детей менее одного процента.

Я буду делать все, чтобы законопроект не приняли. В том виде, в котором законопроект находится сейчас — это гроб для усыновления.

Не существует методик, чтобы определить хороший вы человек или плохой. Невозможно установить будет ли усыновитель хорошим отцом или нет.
У нас конкретные индивидуальные проблемы отдельно взятого усыновителя подменяют тезисом «давайте лучше отбирать будущих родителей».

Но психологи могут написать о том, как человек чувствует себя сегодня. Человек меняется — это важно понимать. Это чушь, что психолог может определить будущее состояние человека. Нормальный человек психологам, проводящим такой тест, доверять не будет. Если человек знает за собой какие-то странности, он любые тесты пройдет успешно без труда. А человек здоровый эти тесты может и не пройти».

Всех расстроило предложение снизить допустимое общее число родных и приемных детей в семье до троих, говорит приемная мама, взявшая в семью семерых детей с инвалидностью, Вера Дробинская. Между тем, отмечает она, там есть и разумные предложения, например — введение возможности отменять решение об отмене усыновления. Предложение подвергать проверке не только самого кандидата в опекуны, но и живущих вместе с ним родственников — ведь чаще всего преступления против приемных детей совершают именно они.

С другой стороны, антиконституционно привлекать посторонних людей к проверкам, нарушающим их права, в вопросе, которых их права так же не затрагивает. «Так можно всех соседей заставить проверяться — а вдруг чего? сколько маньяков было среди соседей?», — пояснила приемная мать.

«Самое мне непонятное — почему речь вообще не идет о реконструкции органов опеки — это так давно назрело — и помощи государства семьям — это вообще уже больно так, что терпеть нельзя», — написала Вера Дробинская в Facebook. По ее словам, вызвавшие общественное возмущения предложения — это «в принципе проявления негативного отношения к семьям, где много детей».

«Ясно, что время диктует необходимость перемен. Но нормально было бы собрать статистику — отдать группе толковых аналитиков — подождать их заключения — отдать юристам на разработку необходимых изменений. В идеале еще и самих приемных спросить», — подчеркивает эксперт.