Исчезнувший в 2019 году препарат для лечения острых лейкозов —  винкристин — начали производить в России. Однако заместитель генерального директора НМИЦ ДГОИ известный врач-онколог Алексей Масчан полагает, что предложенные меры неэффективны — речь идет о лекарственной форме, которая очень неудобна при лечении детей и повышает риск тяжелых побочных эффектов, сообщает фонд «Подари жизнь».

Осенью 2019 года дефицит Винкристина возник не только в российском масштабе, после того, как от его производства отказалась компания Teva. Восполнить нехватку важнейшего лекарства намерен Pfizer, пообещавший существенно увеличить объемы производства. Эксперты в США назвали эту ситуацию «кошмарной», заявив о серьезных последствиях для пациентов.
В отличие от «Онкаспара», Винкристин — старое и недорогое лекарство. Этот препарат был впервые получен без малого 60 лет назад, и с тех пор благодаря своему уникальному действию оказался составной частью огромного числа протоколов химиотерапии, в первую очередь у детей. В России проблема с Винкристином осложняется тем, что закон о контрактной системе закупок не позволяет государственным и муниципальным структурам приобретать иностранный препарат, если есть его российские аналоги.

«Что сказать про “Винкристин-РОНЦ” (один из этих аналогов — ред.)? Мы буквально завалены сообщениями из регионов о тяжелых неврологических побочных явлениях этого препарата. Да, его официально проверяли, и он действительно содержит действующее вещество, то есть винкристин, в заявленном количестве. Но с ним большая проблема: он выпускается в такой таре, в такой форме, что его точное дозирование очень сильно затруднено. И это в первую очередь мешает лечить детей», — говорит Масчан.

Другой российский аналог, «Веро-винкристин, сейчас не производится, и, по данным фонда, не будет производиться  как минимум до конца 2020 года. Поэтому Минздрав решил нарастить производство «Винкристина-РОНЦ». Однако о проблемах с дозированием там ничего не говорят.

«Нужна форма винкристина — независимо от производителя, — которой удобно пользоваться, при которой минимизирован риск ошибок. Нужны флаконы, содержащие разные дозы препарата. Тогда врачи снова смогут нормально лечить детей», — убежден доктор Масчан.