Пациентские и родительские организации, выражающие реальные потребности тяжелобольных детей и взрослых, обязательно должны быть привлечены к обсуждению законопроекта о замене лекарственных препаратов, прошедшего 8 октября первое чтение в Думе. Без этого новый закон может лишь ухудшить положение пациентов, говорят в Московском Региональном отделении Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ).

Законопроект, внесенный правительством, предполагает, в частности, уточнить понятия «референтного лекарственного препарата», «воспроизведенного лекарственного препарата», «взаимозаменяемого лекарственного препарата», ввести понятия «оригинального лекарственного препарата», «фармацевтически эквивалентных лекарственных препаратов». Это поможет «заменять иностранные дорогостоящие препараты лекарствами российского производства, которые стоят в несколько раз дешевле, при этом не уступают в эффективности», уверен представитель думского комитета по охране здоровья Александр Петров.

«Часто по непатентованному названию это одно и то же, если это одна дозировка, одно действующее вещество и одинаковый способ введения. Поэтому мы должны сделать очень много в плане экономии бюджетных средств с введением этого закона», — пояснил он.

«Нормы документа предусматривают составление и регулярное обновление перечня взаимозаменяемых лекарств. Предполагается установить особенности определения взаимозаменяемости отдельных групп лекарственных препаратов и предусмотреть возможность пересмотра результатов взаимозаменяемости лекарственных препаратов», — заявили в Думе, отметив, что нововведения призваны повысить уровень доверия пациентов и врачей к системе взаимозамены и перехода на аналоговые отечественные препараты. Реестр взаимозаменяемых лекарств будет открытым. Доступ к нему получит каждый пользователь интернета, пообещали в нижней палате парламента.

«Понятно, что дженерики всегда будут стоить меньше оригинальных препаратов, рассказала порталу Милосердие.ru зампредседателя московского отделения ВОРДИ Ева Стюарт. — Вызывает беспокойство то, что они не проходят клинических исследований. Уточнять термины необходимо. Но в том, что предлагается сейчас, пациенты и родители больных детей, есть риск, что просто запутаются, и не смогут ничего доказать.

В Думе говорят, что дженерики дешевле в несколько раз, но при этом не уступают оригиналам в эффективности. Но у нас, например, есть множество детей, которые получили аллергию и другие побочные эффекты, ценой своего здоровья показали, что дженерики могут быть намного вреднее оригинальных препаратов».

По словам эксперта, процедура, подтверждающая, что нужен именно оригинал, а не дженерики, очень тяжела и для детей, и для родителей. Даже если удается доказать, что пациенту не подходит, допустим, индийский дженерик, что у ребенка от него аллергия, приступы, была госпитализация — предлагают попробовать сначала другой вариант, например, польский, и т.д.

«Какой родитель захочет, чтобы его ребенка использовали, как подопытную мышку, доводя до тяжелых последствий? Нужно, чтобы алгоритм действий в такой ситуации исходил из интересов пациента, — подчеркнула Ева Стюарт.

— Потрясает фраза депутата о перспективах экономии бюджетных средств с помощью нового закона. Давайте все-таки будем считать все затраты — сколько мы потеряем на госпитализации людей, которым не подойдут дешевые дженерики. На лечении, включая предыдущее, результаты которого пропали из-за ухудшения состояния пациента после перехода на дженерик. Конечно, экономия нужна для страны. Но экономить, не глядя на последствия, нельзя.

Мы понимаем, что во многих случаях закупка государством дженериков вместо оригинальных препаратов неизбежна, родительские организации не возражают против самой этой практики. Но мы хотим увидеть предварительный вариант алгоритма — как пациент сможет подтвердить побочные эффекты от дженериков?

Во всем мире существуют протоколы лечения, в которые вносятся не только действующие вещества, но и конкретные препараты, как, например, тот же Сабрил. При одном и том же действующем веществе механизм действия препарата может быть совершенно разным».

По словам Александра Петрова, законопроект еще будет дорабатываться. «Ко второму чтению, безусловно, будут поправки. Мы будем проводить рабочие группы, и дальше вы уже увидите те нюансы, которые будут дополнены с помощью экспертного сообщества и общественности», — отметил он.

ВОРДИ ждет приглашения для участия в таком обсуждении, и необходимые вопросы, конечно же, будут заданы, прокомментировала эти заявления представитель родительской организации. Но, к сожалению, по ее словам, практика показывает, что на роль общественных организаций при обсуждении важнейших инициатив могут приглашаться какие-то «карманные» группы. Так бывало не раз, в частности — при принятии ФЗ-323 об основах охраны здоровья граждан. Перед принятием норм, сделавших преступниками родителей, добывающих для своих детей незарегистрированные психотропные препараты, тоже было обсуждение с участием неких экспертов, и т.д.

«Хотелось бы, чтобы привлекались профильные организации, а кто, как не ВОРДИ, всероссийская организация, видит всю картину, в том числе — по проблемам дженериков, — заявила Ева Стюарт. — Мы не просим обсуждать с нами экономические или технические нюансы решений. Мы просим обсудить  с нами подробности получения при необходимости оригинальных препаратов, и недопущения ухудшения здоровья пациентов из-за неоправданных отказов.

За несколько последних лет проекты в области лекарственного снабжения, к сожалению, не улучшали, а ухудшали положение пациентов. Тот же механизм обеспечения незарегистрированными лекарствами, о котором Минздрав рапортует, что разрешение на них выдается за пять дней. Родителям нужно не разрешение, им нужно лекарство для своего ребенка, которое он в результате не получает. Такие законы вводят новые ограничения — но не дают ничего взамен. Очень хочется, чтобы было иначе».