В Удмуртии создан оперативный штаб для выяснения причин трагедии, произошедшей в г. Можге, где после смерти матери погиб оставшийся в одиночестве ребенок с тяжелой формой ДЦП. Портал Милосердие.ru попросил руководителя местной организации родителей детей-инвалидов рассказать об обстоятельствах случившегося и дать советы о том, что необходимо для предотвращения таких несчастий.

«По данным следствия, 51-летняя женщина проживала с 13-летним сыном, который в связи с имеющимся заболеванием не мог самостоятельно передвигаться и находился на домашнем обучении, — сообщили в республиканском управлении СКР, возбудившем дело о преступной халатности, приведшей к гибели ребенка. — 6 декабря в 18 часов 10 минут в оперативные службы поступило сообщение от педагогов, проводивших учебные занятия с мальчиком, о том, что в течение нескольких дней женщина не открывает им дверь квартиры.

При вскрытии двери в квартире обнаружены тела женщины и ее сына. Установлено, что последний раз их видела родственница 30 ноября. По предварительным данным, смерть ребенка наступила около суток назад в результате переохлаждения. Его мать скончалась около недели назад, причина ее смерти пока не установлена».

«Мы живем по соседству, всегда здоровались с Анастасией, — рассказали жильцы дома корреспондентам «КП». — Она женщина адекватная, с алкоголем у нее проблем не было, но вела затворнический образ жизни. Иногда выводила ребенка посидеть во дворе на на скамеечке. Но он не мог разговаривать, у него было серьезное ДЦП, с осложнениями. Мы и не заметили, что они не показывались неделю. Правда, раньше ребенок стучал каждый день в дверь, тяжело было это слушать, а тут вдруг перестал…»

«Мама ребенка-инвалида ограничила свои связи с обществом, — рассказал Милосердию.ru председатель Ассоциации родителей детей-инвалидов Удмуртии, член Совета ВОРДИ Игорь Безруких. — В прошлом году в семье умерла бабушка, маме пришлось бросить работу и заниматься только сыном. Психологам известно, что последствия такой самоизоляции — выгорание.

Мальчику было 13 лет. Дошкольного образования он не получил, т.е. у него не были сформированы необходимые базовые, социальные навыки. Он находился на домашнем обучении в школе 8 вида — для детей с умственной отсталостью. Хотя еще неизвестно, насколько был поражен интеллект — вполне возможно, была только педагогическая запущенность.

В таких семьях, в условиях гиперопеки ребенок приобретает выученную беспомощность. Он ничего не делает — все делают за него.

— Мама могла получить какую-то помощь, поддержку извне?

— В Удмуртии действует программа «Передышка», ее проводит министерство соцполитики. В Можге, где случилась эта трагедия, есть достаточно активное сообщество родителей детей-инвалидов, к ним можно присоединиться, они сами организуют курсы реабилитации, социокультурной реабилитации. Несколько проектов ведет Ассоциация родителей детей-инвалидов Удмуртии, их задача — вытащить таких родителей из дома, показать им, что есть другая жизнь.

В данном случае мама болела, внешне это не было заметно, но вот в результате приступа она умерла.

— Что можно посоветовать родителям, чтобы избежать подобных трагических случаев?

— Конечно, не доводить до такой ситуации. Ребенка в любом случае надо обучать, в каком бы состоянии он ни находился. Нужно разговаривать с ним, объяснять, как попросить о помощи, что делать в экстренных случаях — ведь может случиться и пожар, и короткое замыкание, и т.д. Эта семья жила на первом этаже — можно было бы объяснить ребенку, как действовать в экстренной ситуации, чтобы выжить.

Нужно поддерживать контакты с соседями. В данном случае имело место стечение несчастливых обстоятельств — незадолго до смерти мама купила машину, и как раз в день своей гибели поставила ее не на обычном месте рядом с домом, поэтому соседи думали, что она уехала.

Речь здесь не идет о каком-то равнодушии. Социальные работники и педагоги достаточно быстро забили тревогу. Они уже 3 декабря, во вторник,  обратились в полицию, к инспектору по делам несовершеннолетних, и т.д. Но полиция действует в соответствии со своими регламентами — дверь квартиры вскрыли только в пятницу…

— Какие правила нужно изменить?

— Нужно, видимо, менять нормы посещения семей соцработниками. В идеале — надо создавать условия не для домашнего, а для очного обучения детей с тяжелой инвалидностью. Важно, чтобы у мамы было хотя бы 3-4 часа свободного времени, которое она могла бы посвятить себе. Если родитель находится с ребенком круглые сутки — он выгорает.

Нужно расширять программу «Передышка» — когда в семью приходит соцработник, проводит с ребенком какие-то время, или увозит его в какое-то учреждение, на несколько дней или часов. Это важно.

Нужно и понимание со стороны родителей необходимости активной реабилитации детей. Речь идет не только о получении основного образования — нужно дополнительное образование, кружки, если есть возможность — адаптивная физкультура. Сейчас это развито очень слабо. На сайте ВОРДИ размещены результаты опросов, там можно узнать, сколько детей находится на домашнем обучении. В подобных ситуациях они попадают в группу риска. Можно увидеть, что говорят родители в разных регионах о доступности образования, спорта, о работе соцзащиты. Эти данные собираются не просто так — они используются пр  составлении социального запроса к органам власти.

Думаю, что для крайних случаев должны быть предусмотрены какие-то кнопки экстренного вызова, которыми могли бы воспользоваться такие семьи. Вряд ли это потребует значительных затрат — а если позволит спасти жизни детей, то в любом случае такой проект будет оправдан».