Разглашение сведений о родителях, отказавшихся от ребенка-инвалида, прокомментировали юристы

В сети обсуждается сообщение соучредителя БФ «Дом с маяком» Лидии Мониавы о поиске кровных родственников ребенка-инвалида, взятого под опеку одной из сотрудниц хосписа, в ходе которого о нем узнали друзья и родственники теперь уже умерших родителей, после рождения отказавшихся от сына. На вопросы портала Милосердие.ru о том, как выглядит ситуация с точки зрения закона, ответили юристы Павел Кантор (Центр лечебной педагогики «Особое детство»), и Наталия Кудрявцева (детский правозащитный проект «Патронус», член Управляющего совета Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов).

Что такое семейная тайна

Понятие «семейной тайны» хотя и упомянуто в Конституции, но не раскрыто в законодательстве подробно, так как это сделано, например, с врачебной тайной или тайной усыновления, рассказал Павел Кантор.

Он полагает, что исходя из общих соображений, речь может идти о таких нормах, как запрет принуждать кого-то раскрывать сведения, ставшие ему известными как члену семьи (например, нельзя вынуждать свидетельствовать в суде против близких); запрет на вмешательство в личную и семейную жизнь (например, человек не обязан рассказывать о своих партнерах); защита тайны от разглашения теми, кому она стала известна по долгу службы.

«Но конечно, не может идти и речи о том, что защита семейной тайны может быть аргументом для принуждения человека к сохранению его собственной тайны (муж не может требовать от жены, чтобы жена сохраняла факт их супружества в тайне), и ограничения права человека собирать и распространять информацию из открытых источников», – говорит юрист.

Он отметил, что отказ от ребенка касается не только родителей, но и ребенка, который, как и его законный представитель или третье лицо по поручению представителя, имеет полное право узнавать и распространять информацию о факте оставления его родителями, хотя бы родители этого и не желали.

«Ответственность за нарушение семейной тайны возможна только в случае, если ее разгласил человек, которому она доверена по службе. Или если есть пострадавший, который заявляет, например, о нравственных и физических страданиях, и готов это доказать», – полагает эксперт.

Если родитель отказался от ребенка

Павел Кантор напомнил, что в действующих законах нет понятия «отказ от ребенка» – можно только лишиться своих родительских прав и обязанностей, к примеру, в случае нежелания или неспособности заниматься его воспитанием и содержанием.

«Но юридического механизма, влекущего прекращения обязанностей, например, выплачивать алименты, нет. Если, конечно, только ребенок не усыновлен/удочерен», – пояснил он.

«Действительно, у нас существовала практика, когда родители «сдавали» ребенка в детдом, при этом родительских прав их формально не лишали и алиментов не взыскивали. Но это практика незаконная, и сейчас она исправляется. В настоящее время если родители «сдали» ребенка и не желают им заниматься и поддерживать с ним связь – они будут рано или поздно лишены прав и с них взыщут алименты», – отметил эксперт.

Что с ребенком, чьи родители неизвестны?

По его словам, в России нет также закрепленного юридического понятия «анонимных родов» (этой возможностью пользуются женщины, приходящие в роддом без документов). Мать ребенка записывается на основании данных медицинской документации, а если мать и отец неизвестны (например, ребенок – подкидыш) – то по закону государство должно попытаться их найти.

В случае отказа от ребенка родственников известит опека?

Прямой обязанности для органов опеки и попечительства (ООП) связываться с кровными родственниками нет, говорит юрист. Однако кровные родственники имеют преимущественное право на опеку перед другими лицами.

«Поэтому, если органы опеки планируют передать ребенка под опеку посторонним людям, то и ООП, и разумные опекуны конечно скажут: «Погодите, есть ли у ребенка кровные родственники и какова их позиция? А то мы будем сейчас готовиться к опеке, выстраивать отношения с ребенком, привыкать к нему, а потом придет бабушка и скажет, что у нее преимущественное право, и она ребенка забирает» – пояснил он.

«Есть немало случаев, когда кровные родственники оспаривают, и совершенно обоснованно, поспешные действия ООП по передаче детей третьим лицам помимо кровных родственников, – отметил эксперт. – Да и индивидуальная работа с ребенком, которой должны заниматься организации для детей-сирот, немыслима (неправильна) без выяснения происхождения ребенка, его родственного окружения, семейного анамнеза, языковых, этнических и религиозных корней и т.п. Поэтому можно сказать так, в широком смысле органы опеки и сиротские организации обязаны вступать в контакт с кровными родственниками».

Есть ли у родственников обязанности?

Если родители ребенка написали отказ, или лишены родительских прав, то у них с ребенком нет взаимных прав и обязанностей, кроме обязанности родителей, пока они живы, платить алименты, говорит Наталия Кудрявцева. Также никаких обязанностей в отношении ребенка не возникает и у кровных родственников этого ребенка – они никаких решений в отношении него не принимали, вне зависимости от того, знают ли они о факте его существования, общаются с ним или нет.

«Как следует из ст. 55 Семейного кодекса ребенок имеет право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками. Ст. 148.1 Семейного Кодекса установлено, что опекун или попечитель не вправе препятствовать общению ребенка с его родителями и другими родственниками, за исключением случаев, если такое общение не отвечает интересам ребенка. Не вправе – это значит, что сам ребенок должен быть не против, и ясно высказать свое желание», – пояснила юрист.

В данном случае, по ее словам, ребенок, во-первых, не мог высказывать такого желания, во-вторых, ранее не имел такого опыта, и никаких выводов о том, принесло бы такое общение пользу, сделать нельзя.

Общение с родными – не всегда польза

«Я не считаю, что любое общение ребенка с родственниками – однозначно польза. В данном случае речь идет о ребенке с ментальными нарушениями. И это в любом случае тяжелое испытание для обеих сторон.

Ни одним законом не установлена обязанность в случае отказа от ребенка родителей и других родственников с ним общаться. Право – есть. Обязанности нет.

 Право на общение с родственниками не является абсолютным и может быть ограничено, к примеру, тайной усыновления. По аналогии такое общение может быть ограничено и в случае лишения родительских прав или их ограничения», – подчеркнула Наталия Кудрявцева.

Законы нарушены?

Она напомнила, что опекун или попечитель вправе самостоятельно определять способы воспитания ребенка, находящегося под опекой или попечительством, с учетом мнения ребенка и рекомендаций органа опеки и попечительства. Между тем, в сообщении, положившем начало дискуссии, нет информации о том, что поиск и оповещение родных и друзей родителей об оставленном ими ребенке, проводились после консультаций с органами опеки. Известно, что работа по поиску родственников ведется органами опеки в отношении интеллектуально сохранных детей, есть службы медиации, психологи, которые готовят и детей, и родителей к дальнейшему общению.

Помимо этических нарушений, в истории с разглашением друзьям и родственникам сведений об оставленном родителями ребенке-инвалиде могут быть и юридические нарушения, уверена Наталия Кудрявцева. В частности, речь может идти о действиях, предусмотренных ст. 137 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни), предполагает она.

Что считается нарушением неприкосновенности частной жизни

В соответствии со ст. 137 УК РФ преследуется незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации

Право на неприкосновенность частной жизни предполагает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны государства и гарантирует защиту государства от такого вмешательства со стороны третьих лиц. Неприкосновенность частной жизни в силу п. 1 ст. 150 ГК РФ является нематериальным благом, принадлежащим гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемым и непередаваемым иным способом, пояснила юрист.

Она отметила, что все родственники, которым сообщили о ребенке-инвалиде, имели семейную тайну, и никто их них не давал своего разрешения на ее разглашение кому-либо, в том числе и другим родственникам. Между тем, как можно понять из комментариев к сообщению Лидии Мониавы, семья, о которой идет речь, достаточно легко узнаваема, полагает эксперт.

Возможные последствия

 «Я думаю, что этот случай приведет к очень нехорошим последствиям, – рассказала Наталия Кудрявцева. – У нас появились бэби-боксы для того, чтобы помочь матери сохранить тайну рождения ребенка. И оставить его в живых. Теперь, понимая, что любой опекун может вот так запросто выдать тайну тому, кому посчитает нужным, они будут стараться не допустить такой возможности. И «не показать» ребенка системе. Будет больше поздних абортов, детей, живущих в шкафу, замерзших на улицах, и выброшенных в общественный туалет».

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться