Дополнение: позже в волонтерской организации сообщили, что все пропавшие самостоятельно вернулись в интернат

Пропавших подопечных Козульского ПНИ разыскивают в Красноярском крае. Еще 19 мая учреждение покинули трое проживающих, позже один из них вернулся туда сам. Местонахождение еще двоих, Сергея Бондаренко и Максима Пронькина, пока не известно, сообщают в региональной общественной организации «Поиск пропавших детей — Красноярск». О случившемся сообщили в региональной прессе, называя пропавших «сбежавшими из спецучреждения». Эти люди не представляют никакой опасности, к ним надо относиться так же, как и ко всем остальным, подчеркивают в интернате.

«Смотрите, как интересно получается: «пациенты», «сбежали», «самовольно» — и в розыск, как преступников. А ведь эти люди не совершали никаких преступлений. И интернат — это социальное учреждение, в котором люди находятся по договору социальных услуг. И называются получателями социальных услуг, а не пациентами или преступниками», — написала в Facebook психолог, координатор движения «Волонтеры ПНИ» Мария Сиснева. После ее обращения редакция «АиФ-Красноярск» изменила текст своей публикации, где говорится теперь о «пропавших жителях ПНИ».

Как сообщили порталу Милосердие.ru в Козульском ПНИ, среди его подопечных нет сохранивших дееспособность. У большинства диагностирована легкая степень умственной отсталости. Тем не менее, они пользуются возможностью выходить за территорию учреждения.

«Мы выпускаем их гулять, — рассказала сотрудница интерната. — Они берут пропуск, уходя, допустим, на два часа в поселок. Мы знаем, когда они вернутся. А эти ушли без разрешения, через забор перепрыгнули — у нас же нет колючей проволоки, решеток. И не пришли ночью. Их не наказывают. Раньше были более жесткие меры — могли наказать, не пускать гулять какое-то время. А теперь наши законы гуманны по отношению к ним, поэтому они чувствуют себя безнаказанными и так поступают».

По словам женщины, подопечные, которых сейчас разыскивают, были в учреждении на хорошем счету, выезжали на соревнования в Новосибирск, Москву и Сочи. «Но все равно, они немного тяготятся пребыванием. Попивают. Они молодые, им хочется и с девчонками общаться, вот они и гуляют», — пояснила она.

— Как действовать человеку, который встретит пропавших?
— Вести себя с ними так же, как и с обычными людьми. Много таких же людей ходит среди нас, и наших подопечных вы увидите, и не скажете, что они из интерната. Они вполне адекватные, хорошо одеты, у них хорошо развита речь (в объявлениях о розыске указано, что речь у пропавших затруднена, но в интернате это отвергают — прим. ред.). Их не стоит опасаться, они социально не опасные люди. Если увидите их — позвоните в интернат.

«Я думаю, что они скоро приедут домой. Никто их там не кормит, ночевать негде — сегодня-завтра приедут», — подчеркнула сотрудница ПНИ. По ее словам, вернувшийся подопечный рассказал, что остальные двое выпили водки и поссорились между собой, после чего он решил не оставаться с ними. Позже пропавших видели на автовокзале в Красноярске.

«Любой такой случай отлучки из интерната обязательно надо исследовать с точки зрения тех условий, которые способствовали этой ситуации, — рассказала порталу Милосердие.ru Мария Сиснева.

— Конечно, сотрудники любого учреждения скажут вам, что у них все прекрасно. Поэтому учреждение должна проверить независимая комиссия, а также поговорить с каждым из отлучившихся. По моему опыту, никто никуда просто так не бежит. Обычно люди бывают чем-то очень сильно напуганы или расстроены. На уровне федерального законодательства нет никаких законов, ограничивающих людей, лишенных дееспособности, в свободе передвижения».

«Логично предположить, что не дееспособность/недееспособность могут ограничивать передвижение, а тяжесть состояния. Например, если человек не ориентирован во времени, пространстве и собственной личности. Таким людям надо организовывать сопровождение», — подчеркнула активист.

«Вопрос о выходе за пределы ПНИ недееспособных проживающих постоянно возникает и обсуждается, — рассказала ранее юрист петербургской благотворительной организации «Перспективы» Анна Удьярова. — Наша позиция состоит в том, что всем проживающим должна обеспечиваться возможность выхода за пределы ПНИ, а задача учреждения – создать для этого условия, обеспечить безопасность (например, обеспечить сопровождение или убедиться, что сопровождающий родственник или волонтер ознакомлен с особенностями человека и мерами безопасности)».

Почему подопечные ПНИ оказались на улице, разбираются в Ленобласти