Проект закона о посещении больных абсолютно не проработан — юрист

Третий вариант проекта правил посещения больниц, вынесенный на обсуждение Минздравом России, не имеет смысла в предложенном виде и не учитывает особенности работы медицинских организаций, заявила «Милосердию» юрист, основатель ООО «Факультет медицинского права» Полина Габай.

В законопроекте, в частности, говорится о посещении больных только членами семьи и законными представителями — другие категории посетителей (друзья, коллеги и т.п.) не упомянуты.

«Подобное положение проекта один в один дублирует положение федерального закона об охране здоровья граждан. Таким образом, чтобы установить безусловную обязанность пускать к пациенту также друзей и знакомых (назовем их «не родственники»), сначала необходимо менять положения федерального закона. Однако, на мой взгляд, так как федеральный закон не устанавливает прямого запрета на посещение пациента «не родственниками», то в требованиях все же можно было предусмотреть случаи допуска к пациенту «не родственников», — полагает Габай.

По ее словам, авторов проекта «видимо, не заботил тот факт, что у пациента просто-напросто может не быть родственников (членов семьи, законных представителей)», а единственным, кто захочет его навестить, окажется друг, которого «увы, не пустят», если документ обретет статус нормативного правового акта.

При этом в предыдущей версии законопроекта, предложенной к обсуждению в октябре, возможность посещения пациента «не родственниками или законными представителями» — соседями, приятелями, сослуживцами, знакомыми и некими » так далее» — была предусмотрена, почему от нее решили отказаться, собеседнице портала непонятно. Вызывает у нее вопросы и то, каким образом посетители будут подтверждать свой статус.

«Например, если родители приходят к ребенку, достаточно ли будет свидетельства о рождении ребенка и паспорта родителей, чтобы их пустили? А если свидетельство утеряно или забыто у бабушки в деревне за 1000 км? Как будут подтверждать статус родственника, например, двоюродные братья/сестры (и другие, «не близкие» родственники). Приходить в больницу с телегой документов или генеалогическим древом?», — задается вопросом юрист

Другие вопросы

Далее законопроекте говорится, что посещение пациента осуществляется, во-первых, с его согласия (или согласия его законного представителя). «Сразу возникает вопрос, а как попасть к пациенту, если он не способен выразить свою волю (например, без сознания) или отсутствуют законные представители», — отмечает Габай. Во-вторых, посещение пациента осуществляется «с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации». По ее мнению, в проекте закона абсоютно не прописано, как именно подобный «учет» отразится на возможности посещения пациента.

«Что касается вопроса о том, имеют ли смысл данные правила. С юридической стороны ответ однозначный – да. Мы имеем закрепленное на законодательном уровне положение, говорящее о необходимости создания подобных правил. Только в таком виде, в котором их предлагают – однозначно нет. В данном случае нужен комплексный подход, который должен затрагивать не только правовую составляющую, но и учитывать реалии жизни и особенности функционирования медицинской организации, в том числе ОРИТ», — подчеркивает Габай.

Она также разделила высказанные ранее руководителем фонда помощи хосписам «Вера» Анной Федермессер опасения, что законодательный акт уничтожит право находиться с ребенком в больнице. «Замечу, что, к сожалению, право пребывания с пациентом не вошло не только в проект правил, но и в сам федеральный закон. Поэтому ничего удивительного, что минздравовские правила не предусматривают такого пребывания», — заключила основатель ФМП.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.