Новый закон о поисках пропавших детей не будет работать, говорят добровольцы

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законопроект о предоставлении данных геолокации при поиске пропавших детей, предложенный вице-спикером Ириной Яровой. Внесенные поправки не исправили основные дефекты закона, уверены эксперты поискового отряда «Лиза Алерт», ранее не раз критиковавшие проект.

В соответствии с законопроектом, для получения данных о местонахождении мобильного устройства пропавшего ребенка необходимо будет получить письменное согласие одного из родителей или лиц, их заменяющих.

В этом случае один из руководителей органа, ведущего оперативно-розыскную деятельность, в течение суток после получения сообщения о пропаже ребенка выносит мотивированное постановление, на основании которого допускается получение информации. О начале проведения таких мероприятий необходимо уведомить суд, который в 48 часов должен одобрить их проведение, в противном случае они прекращаются.

«Этот закон не решает 95% проблем — он решает 5% проблем, которые не представляют угрозы для жизни пропавшего,

— рассказал Милосердию.ru координатор ПСО «Лиза Алерт», старший по обучению Олег Леонов. — Он не поможет найти погибающего в лесу человека с телефоном, если это совершеннолетний. Если ребенку срочно нужна помощь, например зимой, он замерзает — мы можем ждать письменного разрешения и мотивированного постановления, пока ребенок не погибнет».

С помощью закона, принятого в таком варианте, будет легче находить лишь сбежавших из дома детей, считает эксперт. Однако, угроз для их жизни обычно нет. Таким образом, нельзя говорить о выполнении президентского поручения, отданного в 2017 г. после встречи с волонтерами, где предписывалось разработать меры по обеспечению поиска пропавших по данным геолокации.

«Мы пытались внести поправки в этот закон, мы обращались к законодателям и говорили, что в нем нужно изменить, — отметил Олег Леонов. — К сожалению, ни одну из наших поправок не учли. Почему — нам не понятно.

Проблема никак не решена. Мы будем продолжать говорить о том, что необходимо сделать».

Также, по словам эксперта, законопроект Яровой не предъявляет необходимых требований к точности определения местоположения. На практике это означает, что местонахождение телефона пропавшего будет определяться с точностью до 300 метров в городе, а в отдаленных местностях, где прежде всего существует угроза для жизни пропавших, она будет измеряться километрами, что может быть бесполезно для поисков. Предлагавшиеся волонтерами возможности решения этой проблемы также были проигнорированы законодателями.

«Передо мною на экране компьютера сейчас восемь заявок, с которыми я работаю.

Если бы был принят нормальный закон, шесть человек из восьми уже были бы найдены. Закон, предложенный Яровой не помог бы ни одному», — подчеркнул эксперт.

Между тем, на основании поручения президента ранее были разработаны группой сенаторов законопроекты, подготовленные во взаимодействии с волонтерами и учитывающие известные им аспекты поисков пропавших. Однако, по неизвестным причинам эти проекты были оставлены без движения в Думе, принявшей теперь альтернативный проект своего вице-спикера.

Ранее руководитель поискового отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев подробно рассказал порталу Милосердие.ru о препятствиях, которые приходится преодолевать, добиваясь принятия адекватного закона, позволяющего оперативно получать данные о мобильных телефонах пропавших людей. Подготовка законодательных предложений по президентскому поручению началась после обращения Сергеева к главе государства летом 2017 г.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.