Группа политических активистов выступила с заявлением о необходимости масштабной амнистии, которая по их мнению должна быть приурочена к столетнему юбилею захвата власти большевиками в октябре 1917 г. Эту инициативу мы попросили прокомментировать старшего священника Храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме протоиерея Константина Кобелева.

«Безусловно, амнистия необходима, — уверен отец Константин. — В местах лишения свободы очень много людей, наказанных с несправедливой жестокостью, не заслуживших тюрьмы.

Но нужно помнить, что именно последствиями революции и революционного беззакония вызвана та деформация совести, которую мы наблюдаем в судебной системе, если речь идет о жестоких приговорах или об осуждении невинных людей.

Мы видим, что сейчас такие приговоры вызываются не внешним давлением, не какими-то поставленными перед судом задачами – а своеобразным внутренним убеждением самих судей. Никто не командует, не указывает им, как поступать – они сами принимают эти решения. И основания для жестокости и неправды были заложены столетие назад, когда суд стал инструментом террора и суровых расправ.

Еще одна причина нездоровых тенденций в судебной системе – невысокий авторитет судей в обществе.

Обычный человек соотносит свои действия с мнением окружающих, ему важно, что подумают о нем другие люди. Здесь этого в значительной степени нет, они живут как бы в отрыве от других.

И это, наверное – тоже область для попечения Церкви, особой заботы о тех, кому доверен суд – хотя, конечно, всегда найдутся желающие говорить, что Церковь, дескать, вмешивается не в свое дело, и так далее.

Сейчас народ возвращается в Церковь. Но в то же время идет и противодействие, идут антицерковные кампании, наподобие той, что начата в связи с пресловутым фильмом «Матильда».

Видно и желание некоторых оправдать революцию, оправдать совершавшееся тогда зло. А ведь такими путями можно достичь не единства народа, а лишь его разделения.

— Могут ли политики делать ставку на то, что нынешние и бывшие заключенные и их близкие станут политическими союзниками тех, кто предложит амнистию? Не возникнет ли соблазн использовать их в качестве материала для политической массовки?

— Не знаю. Но мы, глядя на заключенных, видим, что в первую очередь здесь многие становятся верующими, приходят к Богу. Среди тех, кто относится к традиционно христианским народам, наверное, до 90% верующих. В разных регионах – разные цифры – но в целом, конечно, процент активно верующих людей намного выше, чем во всем обществе. Положительное влияние Церкви на заключенных очевидно.

Повторю еще раз: нам действительно нужна амнистия, и нам нужно переустройство судебной системы таким образом, чтобы она была справедливой, чтобы не калечила незаслуженно жизни и судьбы людей.

Но речь здесь должна идти не о политике, не о выборах, не о какой-то позитивной оценке революции, сто лет назад разделившей страну и положившей начало множеству беззаконий.

Такая амнистия должна стать актом национального покаяния,  помочь отказаться от большевистского отношения к человеку».

С призывом о проведении амнистии к 100-летию Октябрьской революции выступили писатель и депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов; недавно отбывший 4,5 года заключения за организацию в 2012 году массовых беспорядков на Болотной площади координатор «Левого Фронта» Сергей Удальцов; ранее побывывшие в тюрьме из-за участия в тех же беспорядках Леонид Развозжаев и Ярослав Белоусов; адвокат Дмитрий Аграновский и правозащитник, член президентского Совета по правам человека Андрей Бабушкин.

По мнению сторонников широкой амнистии, в России следует освободить всех заключенных, кроме осужденных за особо тяжкие преступления, а из числа последних — тех, кому осталось провести в заключении менее года. Также на пресс-конференции сообщалось о необходимости засчитывать день, проведенный в следственном изоляторе, за два дня в колонии, или полтора — в колонии-поселении. Активисты заявили и о желании отменить установленное в России уголовное наказание за экстремизм.