Ученику гимназии №1 в Липецке не дали возможности продолжить учебу в престижной школе из-за онкологического заболевания. Семье было рекомендовано перевести ребенка в центр образования для детей с ОВЗ.

«Директор гимназии №1 г. Липецка категорически отказал матери в зачислении ребенка в свою школу», — рассказал «МК» заслуженный учитель России, доктор педагогических наук Евгений Ямбург. К Образовательному центру № 109 в Москве, который он возглавляет, относится и школа при центре Димы Рогачева.

Как пояснил порталу Милосердие.ru создатель Федерального проекта по обучению детей, проходящих лечение в больницах, директор школы при центре Димы Рогачева Сергей Шариков, мальчик, учившийся в гимназии с первого класса, осенью 2016 года был госпитализирован московскую клинику.

Для сдачи экзаменов он вынужден был отчислиться из гимназии в Липецке, и получил аттестат об окончании 9 классов в Москве, после чего подал документы на поступление в 10 класс по прежнему месту обучения, однако получил отказ.

Между тем, вовлеченность в учебу и возвращение в привычную обстановку имеет очень серьезное значение для борьбы с болезнью и реабилитации, подчеркивает педагог.

Не помогло и личное обращение Евгения Ямбурга к директору гимназии Виктору Цопе. После того, как московские педагоги связались с местным департаментом образования, матери, уже получившей от гимназии письменный отказ, было предложено зачислить сына в центр образования, реабилитации и оздоровления, где обучаются дети с нарушениями зрения и с аутизмом.

Мальчика вынудили пройти ПМПК (психолого-медико-педагогическую комиссию), которая, однако, подтвердила: ему показано обучение в обычной школе. Подросток, из-за ухудшения здоровья вновь побывавший на лечении в Москве, был принят в гимназию на надомное обучение.

«Но ни один учитель дома так и не появился. Все занятия происходили по скайпу. Учителя по некоторым предметам не выходили на связь вообще, ссылаясь на плохой Интернет. Учитель информатики задал мальчику на самостоятельное изучение сразу три темы подряд к следующей неделе, хотя ребенок сообщил, что не понимает их. После чего у ребенка случился нервный срыв. Были и другие препятствия для обучения», — рассказал Евгений Ямбург.

Узнав об этом, московские учителя вынуждены были обратиться к руководству Минобразования, результатом чего стало поручение главы министерства Ольги Васильевой об урегулировании ситуации. Однако, и оно не привело к решению проблемы.

«Первый заместитель министра образования Т.В.Синюгина немедленно связалась с родителями ребенка, пообещав решить проблему, и попросила их держать ее в курсе событий, — рассказал Евгений Ямбург. — Липецким образовательным начальникам было поручено разобраться в некрасивой ситуации.

И они «разобрались». На следующий день мама была приглашена в кабинет к начальнику Главного управления образования Липецкой области Косареву С.Н. В ласковой деликатной форме он предложил перевести ребенка в «Центр образования, реабилитации и оздоровления».

А затем вкрадчиво попросил прямо при нем связаться с заместителем министра образования Е.В.Синюгиной и заверить ее, что с ребенком все в полном порядке».

В результате мама школьника была вынуждена согласиться на его перевод в образовательный центр для детей с ОВЗ. «Формально буква закона соблюдена, у ребенка действительно инвалидность, — заявил Евгений Ямбург.

— Но к умственным и нравственным инвалидам я отношу липецких чиновников от образования, лишивших ребенка, нацеленного на выздоровление, увлеченного физикой и математикой, блестяще сдавшего экзамены за основную школу, играющего на гитаре, полноценного общения со сверстниками и педагогами родной с первого класса школы».

«Мы уже зачислены в школу для детей с ограниченными возможностями здоровья (Центр образования, реабилитации и оздоровления), — рассказала порталу Милосердие.ru мама школьника. — Сейчас верхушка нашего айсберга заколыхалась, в среду мне весь день звонили из администрации Липецка, звонила и областной уполномоченный по правам ребенка. Но они не могут предложить нам альтернативное решение.

Да и мы не очень хотим возвращаться в гимназию после всего, что произошло.

В городской администрации нам рассказали, что департамент образования не ставил их в известность о нашем вопросе. И уполномоченный по правам ребенка сообщила, что только что узнала о нашей проблеме.

От имени управления образования Липецка мне были принесены официальные извинения за неправильный подход к решению нашего вопроса.

— Получается, что вас вынудили покинуть гимназию, в которой уже нет желания учиться?

— Можно и так сказать. Там изначально нам говорили: может быть, вы уйдете в другую школу – мы не подготовлены дистанционно к обучению вашего ребенка, у нас нет оборудования? Даже когда мы сумели добиться зачисления, и начались дистанционные занятия – учителям было сложно перейти на этот способ обучения.

Тем не менее, хочу сказать, что я благодарна учителям гимназии за то, что они для нас сделали.

— Что для вас главное в этой истории?

— Не разочароваться в людях, в руководителях, которые должны бы были при первом звонке обратить внимание на эту ситуацию – а не тогда, когда дело уже дошло до такого высокого уровня. Я долгое время избегала публичного разговора о наших проблемах – но отношение поменялось лишь после того, как Евгений Александрович Ямбург рассказал о нашей истории в СМИ. Теперь все выражают готовность решать проблему, как будто о ней стало известно лишь сейчас».