Москвичке, убившей мужа-насильника во время самообороны, дают четыре года тюрьмы

В понедельник 3 августа в 14.00 в Мосгорсуде будет слушаться апелляция по делу москвички Татьяны Кулаковой, убившей в ходе самообороны пьяного, избивавшего ее мужа Михаила Абросимова. Правозащитники просят всех желающих прийти в суд для поддержки подсудимой.

По сведениям правозащитников, муж неоднократно избивал Татьяну (на ее теле обнаружили гематомы разной давности), в день трагедии угрожал ей днем на детской площадке в присутствии свидетелей («Сегодня я тебя сделаю!»). Поздно вечером он пришел домой в изрядном подпитии (у него потом в крови обнаружат 2,1 промилле), стал с порога избивать жену, душить, бить головой об стену, несколько раз сбивал ее с ног. Падая, женщина улетела в сторону ванной комнаты и своим телом обрушила стремянку, разметала вещи. Чтобы ни Татьяна, ни ее 8-летняя дочь от первого брака не позвонили в полицию, Михаил вырвал телефонный шнур.

В итоге упавшая женщина схватила оказавшийся рядом кухонный нож и ткнула мужа в ногу. Она повредила ему бедренную артерию и вену, так что несмотря на вызванную «Скорую» он скончался.

Татьяну Кулакову привлекли к уголовной ответственности за «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Обвинение просило 10 лет, Нагатинский районный суд присудил 4 года.

У Татьяны Кулаковой двое детей: 8-летняя и 4-месячная дочери. У убитого Михаила Абросимова — три судимости, наркотическая зависимость, он не работал, квартира, где жили супруги, принадлежит Татьяне.

«К сожалению, женщина практически лишена возможности защититься от мужа-тирана в правовом поле, — сказала порталу «Милосердие.ru» политик и правозащитница Татьяна Сухарева. — Полиция попросту не принимает заявление, ей не нужна лишняя возня с легкими статьями УК, их интересует раскрываемость только по тяжким преступлениям. Вот и говорят «это ваше семейное, разбирайтесь сами». А сейчас верховный суд рассматривает предложение исключить из УК статью «побои». Таким образом, жертва домашнего насилия остается безо всякой защиты, а муж-тиран безнаказанным, что фактически развязывает ему руки полностью. В итоге единственный способ защитить себя для женщины — это «вырубить» обезумевшего насильника. Учитывая, что женщина находится в состоянии аффекта, то она не может в данной ситуации рассчитать последствия, она просто защищается сама и защищает детей, как может».

В июле 2014 года в день, когда Татьяну Сухареву должны были зарегистрировать кандидатом в депутаты Московской городской думы, ее арестовали по обвинению в экономическом преступлении. Она считает, что так от нее избавился соперник на выборах, и доказывает сфабрикованность дела, но восемь месяцев политик провела в женском СИЗО «Печатники», а после трех голодовок переведена под домашний арест в связи с резким ухудшением здоровья.

«В изоляторе временного содержания и в СИЗО мне пришлось столкнуться с женщинами, которые сидят по 105-й статье. Все они убили мужей, защищая себя и детей. «Если бы я не ударила его сковородкой, он бы убил меня и детей», — говорили женщины. Все много раз обращались в полицию, в медучреждения — бесполезно. Ни одной реальной убийцы я в СИЗО не встретила, убийц-женщин в реальности очень мало. Но мало кто про это знает: можно получить статистику про то, сколько женщин сидят за убийство, но вычленить оттуда, сколько среди этих случаев — фактически превышение пределов необходимой обороны, — невозможно. Такой статистики не ведется. И таких, как Кулакова, сотни тысяч, только никто об этом не знает», — уверена Татьяна Сухарева.

Для смягчения проблемы домашнего насилия в России, где каждую третью-четвертую женщину по статистике бьет муж или партнер, а 14 тысяч в год бывают убиты, нужно, во-первых, не смягчать (и не декриминализировать) ответственность за побои, а, наоборот, ужесточать ее, считает правозащитница.

Во-вторых, нужна общественная работа по защите жертв домашнего насилия, нужен отдельный закон о домашнем насилии. В-третьих, важно повышать экономическую независимость женщин: тогда меньшая их часть будет продолжать жить с насильниками из-за того, что некуда больше идти. По мнению Татьяны Сухаревой, расставаться нужно после первого же случая насилия, не рассчитывая, что способный поднять руку на женщину мужчина «возьмется за ум».

«И ни в коем случае нельзя обвинять себя в случившемся. Как бы женщина не повела себя, никакое ее поведение не оправдывает насилия по отношению к ней», — напоминает Татьяна Сухарева.

Куда обращаться в ситуации домашнего насилия?
— Московская служба психологической помощи: 051 (бесплатно, круглосуточно).
— Телефон доверия экстренной психологической помощи: 8 (495) 575-87-70.
— Центр социально-правовой и психологической поддержки женщин «Надежда». Горячая линия – 8(499)492-46-89, (499) 492-26-81, (499) 492-06-48.
— Всероссийский телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию: 8-800-7000-600 (РОО «АННА», помощь переживающим жестокое обращение в семье, www.anna-center.ru)
— Кризисный центр помощи женщинам: телефон доверия: 8 (499) 977 20 10, запись на консультацию: 8(925) 855 85 31, 8 (499) 977 17 05.
— Кризисный центр для беременных женщин и женщин с детьми «Дом для мамы» (проект Православной службы помощи «Милосердие»): 8 (495) 678-75-46.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Читайте наши новости в Телеграме

Подписаться

Для улучшения работы сайта мы используем куки! Что это значит?