Мигранты через суд добиваются права детей ходить в школу

Председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина сообщает, что как минимум 57 человек обратились в ее организацию и затем в суд только в Москве (и еще множество в регионах) в связи с тем, что их детям отказывают в приеме в школы без регистрации по месту пребывания хотя бы на год.

27 августа Верховный Суд отказал подопечным и активистам «Гражданского содействия» в признании незаконными и не подлежащими применению положений приказа Министерства образования от 22 января 2014 г. №32, требующих подтверждения легального положения родителей и регистрации детей при приеме в школу.

Представитель Министерства образования Ольга Федорова не оспаривала права детей учиться. Однако она, а за ней и прокурор, утверждали, что в приказе не содержится ограничений в доступе к образованию.

«Таким образом, директора школ, отказавшие со ссылкой на этот приказ 57 нашим заявителям в Москве и массе других по России в приеме в школу их детей, просто его неправильно читают. Неправильно читают приказ и органы образования, куда жаловались и сами наши заявители, и наша организация. Потому что эти органы тоже отказали нам и тоже сослались на приказ №32. Казалось бы, если вас не понимает множество вполне образованных и говорящих по-русски людей, то сформулируйте свои мысли более четко или дайте дополнительные разъяснения», — призывает Светлана Ганнушкина.

Председатель «Гражданского содействия» планирует обжаловать решение суда в Апелляционной коллегии Верховного суда, когда получит его полную мотивировку.

«Если решение суда будет обосновано тем, что, как сказал прокурор, требование регистрации носит уведомительный характер, т.е. ее отсутствие не может служить основанием не принимать ребенка в школу, то это решение окажется тем самым разъяснением к приказу, которое ни за что не хочет дать Минобрнауки», — пишет правозащитница.

По ее словам, поток тех, кому отказали в приеме в школу на основании того же приказа из-за отсутствия регистрации, не иссякает, причем среди пострадавших есть и граждане РФ, и граждане Украины, и других стран. По словам координатора проектов правозащитного комитета «Гражданское содействие» Анастасии Денисовой, проблемы с зачислением детей в школы возникают у беженцев, которые находятся в процедуре определения статуса, — например, граждан Сирии или Украины.

«Они пребывают в России легально, но регистрации себе пока оформить не могут. У части беженцев, получивших разрешение на временное проживание или вид на жительство, есть дети, статус которых не урегулирован. Наконец, есть мигранты из Узбекистана, Таджикистана или Молдавии, которые получили в России трудовые патенты, но детям регистрацию сделать не могут», — объясняет Денисова.

«Надо сказать, что директора с большой неохотой дают эти отказы. Места в школах есть, старые учителя привыкли рассматривать обучение детей как свою обязанность. Они просят «освободить» их от этого приказа», — отмечает у себя в блоге Светлана Ганнушкина.

Комитет «Гражданское содействие» уже судился в Твери с директором школы и выиграл суд, но организация не в силах провести сотни процессов.

Председатель комитета приводит примеры судебных случаев.

Например, родители Артема Тютрина приехали из Узбекистана, потому что не могут справиться с необходимостью говорить по-узбекски во всех учреждениях. Русский язык — единственный, на котором говорит Артем и его родители. Они сдали экзамены по родному русскому языку, истории и праву, получили патенты, нашли работу и жилье, в котором зарегистрировались на три месяца. Директор школы сказал маме Артема Светлане, регистрация нужна на год, а Конституция у нас только для граждан России. Светлана поразилась: она не так давно сдавала экзамены и знает, что в ст. 62 Конституции сказано: Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации.

Главная заявительница в Верховном суде — Нассер Кавтхар из Сирии, дочку которой уже два года не хотят учить в школе. Мохамад Ахъя Дуаа, которой восемь лет, учит русский язык с четырех и представляется Дашей. Ее мама в России имеет временное убежище (в Сирию они не могут вернуться из-за гражданской войны). У отца и братьев Дуаа — российское гражданство, но они не живут в Москве, поэтому их документы никак не помогут девочке попасть в школу, хотя она и мечтает учиться.

«Наше общество заинтересовано в образовании детей, которые находятся на нашей территории. А обо всем другом нужно думать другим органам, а не Минобразу. Кроме того, дети, получившие прививку нашей культурой и языком, становятся их носителями. Это распространение утрачивающегося влияния России», — подытоживает Светлана Ганнушкина.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.