Карантинные меры, принятые во время психоневрологических интернатах, разрушают связи их подопечных с родственниками, что вызывает конфликтные ситуации. В случае нового обострения пандемии коронавируса к вопросу о контакте живущих в интернатах с родными нужно относиться внимательнее, говорит эксперт.

Так, жительница Волгоградской области Антонина Родионова лишь через несколько дней после смерти своей матери сумела выяснить, что 75-летняя женщина, жившая в Калачевском ПНИ, скончалась, заразившись из-за вспышки ковида в этом учреждении. Все это время, по ее словам, в интернате говорили что пенсионерка жива.

Родственники одного из подопечных Краснотурьинского ПНИ в Свердловской области пожаловались, что уже полгода не могут получить сведения о его здоровье. По их словам, о вспышке ковида в интернате они узнали из сообщений СМИ, а работники учреждения просят не звонить им, обещая сообщить, если с подопечным случится что-то серьезное.

«Насколько мне известно, на время карантинных мер в интернатах, действительно, связь с родственниками была ослаблена, рассказала Милосердию.ru организатор движения STOP ПНИ Мария Сиснева.

— Во многих интернатах жильцы не покидали пределов своих отделений и даже своих комнат. Мне звонили люди с жалобами, что трудно получить информацию, где находится родственник, какое у него состояние здоровья, если он, например, был помещен в больницу в связи с тем, что заболел COVID-19.

Думаю, никто не оказался полностью готов к ситуации пандемии, и многие аспекты не были под контролем. То же касалось и больниц: получить информацию было довольно затруднительно. Многие сотрудники были отправлены работать на удаленном доступе, с жильцами интернатов находились в основном сотрудники по уходу в СИЗах, и они буквально зашивались».

По словам эксперта, можно было бы продумать связь с родственниками онлайн, поставить компьютеры, но, очевидно, администрация учреждений этим не озаботилась; в принципе такие вопросы в государственных организациях обычно не решаются быстро. В Москве в настоящее время посещение интернатов в основном восстановлено, при этом посетители должны сделать тест на ковид.

«Но, пусть это прозвучит не как упрек, а как повод задуматься: перед объявлением карантина родственников обзванивали сотрудники, уговаривая взять «своих» домой на время карантина, — подчеркнула Мария Сиснева. — Из 16,000 человек забрали только примерно 500, несмотря на такую опасность нахождения в большом учреждении. А сейчас, когда родственников уже пускают, большинство приходят по-прежнему в день выдачи пенсии. Надеюсь, что если случится «вторая волна», то к вопросу связи с родственниками уже будут готовы и отнесутся внимательно».