Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» вновь обратится в профильные министерства с требованием решить проблему нахождения без сопровождающих взрослых в больницах маленьких детей, направленных туда после изъятия из семьи, или поступивших из сиротских учреждений. Эта ситуация является вызывающей, и для ее изменения не требуются существенные в масштабах страны расходы, уверена президент фонда Елена Альшанская.

«До сих пор у этой проблемы нет никакого решения. Эту позорную страницу в нашей истории, когда наши дети, лишенные родителей, оказываются в условиях стационара просто брошенными, никто так и не может закрыть», — заявила она сайту Общественной палаты России, комментируя последние сообщения СМИ о маленьких детях, остающихся без присмотра в медучреждениях в Смоленске, на Сахалине и в других регионах.

— В феврале мы начали новый сбор сведений о таких случаях, просили сообщать нам, если кто-то видел детей до пяти лет, помещенных в больницу без постоянно находящихся с ними взрослых, — рассказала руководитель фонда порталу Милосердие.ru. — Мы получили более 150 таких свидетельств. Понятно, что некоторые из них не очень актуальны – люди иногда рассказывают о случаях, происходивших 10 и больше лет назад.

Но в целом проблема сохраняется. Может быть, не в том объеме, как прежде: когда-то в больницах могло одновременно находиться по 20-30 сирот, сейчас – двое или трое. Но для этих двоих или троих детей ситуация такая же критичная, они находятся в условиях, в которых младенец не должен находиться даже час, а уж тем более, день или месяц.

Несмотря даже на изменения федерального законодательства, детей, изъятых из семей или найденных на улицах, везут не в специализированные учреждения, а продолжают везти в больницы, где некому осуществлять уход, где в большинстве регионов как не было так и нет финансирования на элементарные средства гигиены и одежду.

Не получают должного ухода и те, кого направили на обследование или лечение уже из учреждений. Потому что просто нет людей, которые могли бы быть все время с детьми, выполняя роли мамы, по сути.

Мы много раз предлагали заинтересованным ведомствам разные варианты, в конечном счете все упирается в одно: кто будет выделять необходимые деньги.

Главная причина того, что дети в больницах остаются без ухода и присмотра одна: никто не выделяет средств на оплату тех людей, которые будут с ними на время лечения. Будь то няни, сиделки, воспитатели учреждения, кто бы они ни были, но кто-то должен оплачивать их работу.

Сейчас в больницах нет таких штатных единиц. Сотрудников, которые могли бы выезжать в больницы с детьми, нет и в сиротских учреждениях, потому что воспитатель не может оставить всю группу и уехать с одним ребенком. У больницы или учреждения для детей-сирот должен быть бюджет, чтобы нанять тех, кто будет сопровождать воспитанников в больнице, либо надо отдать эти функции на аутсорсинг.

Сейчас такую работу по большей части выполняют общественные организации, фонды, волонтеры. Наш фонд более 13-ти лет оплачивает нянь для детей, находящихся в больницах — и, конечно, наших ресурсов не хватает. Много детей остается без ухода.

Эту проблему нужно решать на федеральном уровне. Кажется, об этом говорили уже несчетное количество раз. Надеюсь, что за год-два нам удастся в этом вопросе поставить точку.

Потому что стыдно и позорно то, что мы позволяем маленьким детям мучиться в больницах только потому, что ведомства не могут договориться между собой!

Ведь там нужны вовсе не какие-то огромные неподъемные средства. Няни и сиделки для сирот, для малышей или детей с инвалидностью – это не сверхрасходы, которые наша страна не может себе позволить!

— Насколько законна практика помещения в инфекционные отделения после отбирания из семьи?

— Мы в свое время пытались решить этот вопрос, инициировав разработку приказа Минздрава об обследовании детей, оставшихся без попечения родителей. Предлагалось направлять выявленных опекой таких детей сразу в учреждения для сирот, минуя больницы. Ведь чаще всего эти дети здоровы, а если возникает подозрение – в каждом учреждении есть карантинный блок, где вновь поступившего ребенка можно разместить на время проведения анализов, и т.п. Такой приказ есть. Он действует, хотя не везде исполняется.

Но выяснилось, что при разработке мы упустили из вида значительную часть детей, которая отбирается из семей полицией, без участия опеки и определения статуса. Кроме того, социальные центры требуют такого обследования, если родители сами просят временно поместить туда детей – хотя в этом и нет особой нужды.

Поэтому для решения проблемы нужен не только приказ Минздрава – нужно менять приказы МВД, и другие документы. Сейчас мы с коллегами-юристами ищем способы, как нам, образно говоря, заткнуть эту дырку в законах.

— Что делать тому, кто видит ребенка, помещенного в больницу без постоянно находящегося с ним взрослого, и хочет помочь?

— Во-первых, можно предложить свою помощь больнице. Иногда ее принимают, просят принести памперсы, или даже разрешают мамам других детей посидеть с ребенком, покормить его, и т.д. Если вы лежите в соседней палате, уделите такому ребенку внимание, поиграйте с ним, чтобы он не оставался совсем один.

Кроме этого, о таком случае можно написать нам на почту office@otkazniki.ru. Мы продолжаем собирать информацию об этих случаях – в каких больницах находятся дети без сопровождения, как долго, какого возраста. Это важно для того, чтобы дать увидеть министерствам масштаб происходящего, показать, что это не редкие частные случаи, а проблема федерального уровня.

В скором времени мы будем готовить новое обращение в Минздрав, Минсоц и Минпрос, с просьбой, наконец, договориться между собой о том, чьи деньги будут выделены, чтобы не оставлять детей в больницах одних.

Пятилетнего мальчика, изъятого из семьи, связывали в инфекционной больнице

Начат сбор сведений о маленьких сиротах, оставленных в больницах без взрослых

Дети-невидимки: до младенцев-сирот не доходят руки