Комитет Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству рекомендовал принять во втором и третьем чтении проект, облегчающий проведение госзакупок для планового лечения российских пациентов, для которого нет возможностей в России, и приобретение незарегистрированных лекарственных препаратов. Об этом сообщает официальный сайт Государственной думы.

Законопроект предлагает внести в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» изменения, позволяющие заключать контракт с зарубежными клиниками без проведения конкурса, у единственного поставщика услуг.

По словам составителей, иностранные медицинские организации не готовы выполнять все необходимые по российским законам требования и предоставлять информацию в каждом случае проведения конкурса на заключение контракта на лечение российского гражданина.

«Речь идет о специфических нозологиях. Это орфанные заболевания, транплантация, некоторые виды онкологических заболеваний, которые в России не лечатся. Это очень индивидуальные случаи, их насчитывается, может быть, несколько десятков в год», — пояснил в эфире радиостанции Москва FM директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов.

По его словам, возможность лечения за рубежом за госсчет могут получить пациенты с относительно благополучным прогнозом, которые соберут все необходимые документы, получат на уровне федеральных структур заключение о невозможности оказать необходимую помощь в России, что тут помощь оказать нельзя.

«Самое главное, чтобы технология была где-либо в зарубежной клинике, и имелся хороший результат ее применения», — добавил эксперт.

«Если законопроект примут, целый ряд пациентов, нуждающихся в сложных видах дорогостоящей помощи, смогут получить ее без особых проволочек. То есть сам законопроект, конечно, оценивается как шаг вперед. Вопрос в том, как он будет исполняться», — сообщил «Медицинскому вестнику» президент Общероссийской общественной организации инвалидов – больных рассеянным склерозом, сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов Ян Власов.

«Минздрав России регулярно отправляет к нам пациентов на проведение трансплантации сердца, — рассказала порталу Милосердие.ru руководитель компании «МедИндия, организующей лечение российских пациентов в зарубежных клиниках, Анна Вербина. — До настоящего времени министерство должно было организовывать конкурс, где разные госпитали должны были представлять свои предложения по конкретным пациентам и случаям, на определенный вид лечения.

Если я правильно понимаю, новый законопроект говорит о том, что эта процедура перестанет быть обязательной. Можно будет идти путем не организации конкурса, а установления неких длительных партнерских отношений, стратегического сотрудничества с зарубежными клинками.

Мне кажется, что во многих других областях без объявления конкурса действовать очень сложно. В строительстве, например — там, где можно легко прописать техзадание. В медицине это не всегда так.

Например, в случае трансплантации сердца: предположим, министерство объявило бы конкурс. Госпитали предложили бы заявки. Вопрос это очень сложный, в силу того, что здесь играет роль не только цена. Техническое задание не может быть сформировано просто как «трансплантация сердца».

Здесь может быть очень разное качество услуг. Это может быть суперсовременный госпиталь с крупной программой трансплантации сердца, где делают десятки таких операций в год, и эффективность их проведения  — на уровне ведущих клиник мира. А другой госпиталь может прийти на тендер и сказать: мы тоже проводим трансплантации сердца. Но там делают одну, две, три трансплантации в год. Результаты могут сильно отличаться.

Поэтому здесь помимо ценового предложения должно описываться огромное количество качественных характеристик. Соответствие стандартам операционных, квалификации персонала. Соответствие самого госпиталя — стен, пола — удовлетворение требованиям сертифицирующих организаций…

Качество бетона или кирпича легко сравнить у разных поставщиков, здесь же сравнение иногда получается, как у яблока с апельсином. Качество онкологической программы в госпитале или количество пациентов может быть намного выше, чем в другом госпитале. Но в силу этого может оказаться выше и цена услуги.

Придет какой-то маленький «неудачный» госпиталь, который скажет: мы эту услугу можем оказать за «три копейки». Но мы должны понимать: медицинская услуга не бывает за три копейки. В нее входит, например, такой компонент, как стоимость лекарств. Надо будет сравнить какими лекарствами будут лечить в этом госпитале, а какими — в другом. И так пройтись по всему списку. Это очень непросто.

Поэтому мне кажется, что эта инициатива вполне разумна. Она явно потребует довольно серьезных вложений в инспекции госпиталей, на первоначальном этапе. В определение списка партнеров, с которыми Минздрав сможет работать. Необходимо получить и тщательно проверить все документы, сертификаты, профили врачей, спецификации программ, статистику — и только после этого устанавливать отношения. Мне кажется, эта инициатива вполне разумна — если подойти к ней с «открытой душой и ладонями», и понять, что это в интересах пациентов.

В прошлом году у нас было два пациента на трансплантацию сердца от Министерства здравоохранения России. И в этом году мы предполагаем, что дети будут продолжать ездить, потому что тема, которой мы занимаемся, пока что в России не реализована. Несмотря на наличие закона, трансплантация сердца детям в России еще не проводится. Поэтому мы в этом случае выступаем как принимающая сторона и, разумеется, готовы предоставлять и необходимую документацию, и участвовать в партнерских программах Министерства здравоохранения, и обеспечивать абсолютную прозрачность процесса лечения пациента.

Проведение конкурса само по себе не обеспечивает качества отбора и последующего качества предоставляемой услуги по лечению. Проведение конкурса по лагерю в Сямозере, где погибли дети — тому пример. Необходимо проведение качественной оценки, а не только количественной.

Поэтому заключение договоров с рядом проверенных, должным образом прошедших инспекцию Минздрава, госпиталей — на мой взгляд, это путь к более высокому качеству медицинской услуги, которую окажет зарубежный госпиталь.

Полагаю, что нынешняя инициатива — это все-таки больше плюс, чем минус. На аукционах часто недобросовестные исполнители «роняют» цену, а качество услуг «победителя» оставляет желать лучшего».