«Было чувство, что в меня стреляют»: шоу Гордона возмутило родителей детей-инвалидов

Активисты сообщества родителей детей-инвалидов подвергли резкой критике выпуск программы Александра Гордона и Юлии Барановской «Мужское и женское», вышедший в эфир 16 октября 2020 г. В передаче, посвященной семье ребенка-колясочника со спинальной мышечной атрофией (СМА), декларировалось недопустимое отношение к детям-инвалидам и их родителям, считают они.

Героями очередного выпуска популярного шоу стали жительница Новосибирска Надежда Гордеева и ее 14-летний сын Тимур. По мнению ведущих и гостей студии, мать плохо заботится о ребенке — позволяет ему курить вейпы, допускает, что подросток матерится, отправила его на домашнее обучение, потому что ей тяжело сопровождать сына в школе и возить его на коляске из класса в класс. Мальчик посещает концерты современных исполнителей, но не бывает в музеях и картинных галереях. Женщина получает пособия по уходу за ребенком-инвалидом, и должна в полной мере выполнять свои обязанности, подчеркивалось во время передачи.

«Когда я смотрела этот выпуск, у меня было такое чувство, что в меня стреляют, — рассказала президент Центра проблем аутизма Екатерина Мень.

— Но эта передача популярна. Ее смотрит множество людей. Тех, которые потом будут тыкать в инвалидов пальцем, говорить, что любой родитель ребенка-инвалида — это алкоголик, маргинал, иждивенец. Усвоят все эти месседжи о том, как здорово. оказывается, инвалидам помогает государство. На мать ребенка-инвалида буквально кричали: государство дает вам пособие, почему же вы его в школу не водите!

Не приходит в голову спросить, почему в школе, где учится ребенок-инвалид, нет пандуса. Почему его нет в доме, где он живет. Почему у ребенка-колясочника нет ассистента, которого предоставило бы ему государство. Почему учителя не приходят домой его учить, если выбрана домашняя форма образования. И так далее.

Не прозвучало ни одного вопроса, который относился бы к правам этих людей!

Хотя эти права зафиксированы законом. Нам говорят, что виновата во всем мать.

Я увидела женщину с прекрасным ребенком, хорошо одетым, с модной прической, здраво рассуждающим, с хорошей речью. Он прекрасно отзывается о матери, благодарен ей. А все усилия ведущих прилагаются, чтобы доказать: мать воспитывает ребенка-инвалида неправильно.

Мальчик говорит: хочу уехать вместе с мамой в Петербург или в Москву, потому что там город приспособлен для людей на инвалидных колясках. А на него орут: а ты знаешь, чтобы переехать в Москву или Петербург, надо много работать! Надо учиться!

«Впервые вижу человека, который так избалован своей болезнью», — заявляет ведущий.

Не очень понятно, чего добиваются сценаристы. Имея большой опыт взаимодействия с ток-шоу могу сказать, что людей уговаривают на участие в них, обещая совсем не то, о чем на самом деле пойдет речь. Не так давно меня позвали на один из федеральных каналов в качестве эксперта по инклюзивному образованию. Я долго обсуждала с редактором, на какие темы я хочу говорить, к чему готова, чего не намерена касаться, и т.д. И в последний момент перед прямым эфиром мне говорят: пожалуйста, не используйте слово «инклюзия» – для наших зрителей это слишком сложно…

Люди едут на программу в надежде, что им помогут, что на их проблемы обратят внимание.

Но попадают в сценарий, который создается непонятно с какими целями. В данном случае мы увидели неприкрытое вербальное насилие, шейминг, публичный суд над матерью, которая получает пособие — но не может за эти деньги таскать своего ребенка в коляске по школьным кабинетам!

Страшен сам подход, когда нам говорят: кто на коляске — тот «плохой», он «плохо лечится», или его «плохо лечат»! Если ребенок с врожденным заболеванием в 14 лет на коляске, это не значит, что у него плохая мать, и что она зря тратит 10 тысяч рублей в месяц, которые дает ей государство.

Месседжи, прозвучавшие в этой передаче, я расцениваю как экстремизм, как разжигание ненависти к семьям с детьми-инвалидами. Я еще не видела такой концентрации агрессии к ним, не думала, что можно дойти до такого.

Это нарушает каждую букву только что внесенных в Конституцию дополнений, касающихся людей с инвалидностью.

Трудно сказать, откуда это берется. Это свободный выбор ведущих, или это решают редакторы, выполняются какие-то указания? Непонятно, как устроена эта кухня, где формируется запрос. Но я уверена в одном: эти люди не имеют права никого осуждать. Сами они — совсем не эталон нравственности и морального авторитета. Они вполне могли бы сами быть персонажами подобных шоу.

То, что мы увидели — это дискриминационные, стигматизирующие инвалидов и их родителей действия. Не знаю, нужны ли какие-то новые законы или запреты, чтобы предотвращать такую деятельность. Это вопрос прежде всего аморальной редакционной политики.

Вспомним, как два года назад на радио «Говорит Москва» гость одной из программ вдруг заявил, что «керченский стрелок», убивший учеников колледжа — это «типичный аутист». Тогда главный редактор Сергей Доренко моментально отреагировал — принес извинения, удалил этот контент с сайта радиостанции, пригласил экспертов, чтобы мы могли рассказать о том, как все обстоит в реальности. Это — пример в высшей степени ответственного подхода.

Уверена, что те, кто берется за освещение таких тем в СМИ, должны как минимум хорошо знать закон.

Знать в полном объеме Конвенцию о правах инвалидов. Это нормы, которые регулируют права инвалидов, и политику в их отношении, включая информационную. Если журналисты не знают об этих законах — это признак непрофессионализма, и такие люди не должны работать в СМИ.

В других странах находят какие-то способы, чтобы избежать таких эксцессов. В США раньше были случаи, когда радиоведущие с презрением говорил об инвалидах — и эти ведущие становились нерукопожатными, на их передачи переставали приходить знаменитости. Когда один из таких ведущих пренебрежительно высказался о людях с аутизмом, власти Великобритании закрыли ему въезд в страну.

Наша проблема — в том, что у тех же родительских организаций слишком мало ресурсов,

чтобы вести борьбу, начинать большие судебные процессы из-за таких случаев.

А между тем, именно такая работа СМИ и формирует среду, делающую жизнь семей с детьми-инвалидами особенно тяжелой. Ведь самое худшее — не болезнь. Хуже ее — агрессия, неприятие, плевки в спину, упреки. Истории, когда жильцы в подъезде избивают тьютора, везущего инвалида на коляске, когда здоровый мужик на улице избивает подростка-аутиста. Все это — результат отношения к инвалидам и их семьям, которое формируют в том числе и СМИ.

А такие же ведущие, когда случается подобное, начинают следующее ток-шоу: «Как жестоко наше общество!». Да потому оно и жестоко, что эту жестокость в нем воспитали ваши коллеги.

Вы — учителя этого жестокого общества».

«Нам следовало бы создать общественную структуру для экспертизы, насколько толерантна продукция СМИ к уязвимым категориям – инвалидам, детям-инвалидам, их семьям, — рассказала Милосердию.ru председатель совета Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) Елена Клочко.

— Тогда уже не родители детей-инвалидов в соцсетях, а независимые эксперты сказали бы: постойте, о чем вы говорите? Почему оскорбляете публично человека, который жизнь положил на своего больного ребенка?

В такой работе могут участвовать и сами инвалиды, родители, их организации, и профессиональное сообщество СМИ, которое может устанавливать для себя внутренние стандарты корректности.

Вспомним историю с публицистом Никоновым, который заявлял вслух совершенно дикие вещи, написал в газете «СПИД-инфо», что хорошо бы убивать новорожденных с нарушениями. Родители детей-инвалидов тогда обратились в Общественную коллегию по жалобам на прессу.

В результате удалось добиться признания этой публикации непрофессиональной и безнравственной, нарушающей нормы журналистской этики и провоцирующей дискриминацию в отношении детей-инвалидов и их родителей. Родители получили возможность выступить в том же СМИ с разъяснением».

«Нам необходима юридическая возможность подавать судебные иски в защиту прав неопределенного круга лиц. И было бы правильно, если бы появился некий коллегиальный орган, который постоянно отслеживал бы ситуацию и указывал бы СМИ на недопустимость дискриминационных в отношении инвалидов действий», — подчеркнула председатель совета ВОРДИ.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.