Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Один юноша ехал на машине. Его «подрезал» на дороге сын местного депутата. В результате ДТП погибла женщина. Юношу осудили. В колонии с ним случилась еще одна непоправимая беда…

Родители не могли нарадоваться на Дмитрия — из армии он вернулся повзрослевшим и возмужавшим. Но однажды Диму «подрезал» на дороге сын местного депутата. В результате ДТП погибла женщина. Диму осудили. В колонии с ним случилась еще одна непоправимая беда…
«Мой сын осужден незаконно и сейчас он погибает», — слова страдающей матери не могут быть тихими, но это не значит, что их услышат. Вернее, что их захотят слышать. Татьяна не смирилась, но как-то перестала рассуждать о справедливости и рваться с желанием что-то доказать. Все это было, результатов не принесло, сын отбывает наказание, но теперь под угрозой уже не его свобода, а здоровье юноши, его жизнь.

Есть несколько вещей в жизни человека, которых, как говорят, не пожелаешь и врагу. Один из этих постулатов гласит: «Не переходи дорогу высокопоставленным чинам и их родственникам». Действительно, результаты могут быть самыми плачевными. Но ни о чем таком и не помышлял 22-летний Дима Колупаев, только вернувшийся из армии. Привез оттуда кипу похвальных грамот, даже именные наручные часы, которые ему торжественно вручило командование, – там он был одним из лучших. Дома долго сидеть не стал, через месяц после демобилизации поступил в учебно-методический центр при УВД, где успешным курсантам за стажировку выплачивали небольшую зарплату-стипендию. Зарплату парень не тратил, а долго копил, пока не осилил первый взнос по кредиту за юношескую мечту: подержанную Тойоту. А потом случилось ужасное… Он случайно оказался на одной дороге с сыном депутата областной Думы. Таких, как он, было много в тот день на городском провинциальном шоссе, но именно сравнявшись с Диминой машиной отпрыск слуги народа, будучи на крайней правой полосе, внезапно решил повернуть налево, а подавать об этом знак сигнала посчитал лишним. Слева ехал Дима, столкновения было не избежать. Удар был настолько сильным, что в Тойоте сработали подушки безопасности, машину резко отбросило на тротуар, где как раз проходила женщина. Да, больше всех в этой истории пострадала именно она. Женщина скончалась на месте. Кто же убийца? — Тот, чья машина сбила бедную женщину. Дальше было все как во сне. Уже несколько минут спустя Дима увидел деловито размахивающего руками человека, словно сошедшего с городских плакатов, где что-то там обещалось по части благополучия. Милиция, вытянувшись в струнку, согласно кивала полукруглыми козырьками, приговаривая: «Будет исполнено». «Но ведь я ничего не нарушал, это у него было грубое нарушение», — недоумевал Дима, не понимая обвинений. Ему показалось, что от стресса пропал голос, потому что люди в милицейской форме никак не реагировали на его слова. А потом понял, голос никуда не делся, просто его никто не слушал. Подошли и свидетели, объяснившие картину ДТП, но и они не вызвали ни малейшего интереса. Ничего не замерялось, не изучалось, а только строчились длинные тексты, не соответствующие действительности.

На следующий же день Дима был уволен. Начались изматывающие повестки в суд. А дальше и вовсе начались необъяснимые вещи. Суд обязан был провести независимую экспертизу, но ее проводить не стали. Тогда Колупаевы за свои деньги наняли независимую экспертизу, но ее результаты просто не приняли, проще говоря, выбросили в мусор. Кассационные жалобы, надзорные жалобы — все впустую. Колупаевы приводят свидетелей – их не приглашают, Колупаевы задают вопросы – на них не отвечают. Семья на последние сбережения нанимает адвоката, но тот советует обо всем молчать, а получив гонорар, исчезает.

Суд принял решение признать Дмитрия Колупаева виновным по статье 264 ч. 2: транспортное происшествие, повлекшее смерть. Дмитрий был осужден на два года отбывания в колонии-поселении строгого режима с выплатой компенсации родным погибшей в размере полутора млн. рублей. Свое 23-летие юноша встречал на тюремных нарах. Пережить это было трудно. Не так воспитывали своих детей Колупаевы, с детства приучали их к порядочности, сын и дочка росли открытыми, веселыми, и во многом радовали родителей.

В августе сын Татьяны прибыл для отбывания срока в колонию-поселение, а месяц спустя его здоровье катастрофически ухудшилось. Оно и до этого было подорванным, в течение судебных разбирательств парень, как говорят, ни спал, ни ел. Переживания ослабили организм, а в ноябре Дима попал в тюремный лазарет в тяжелом состоянии. Там у него выявили опасное заболевание: острый вирусный гепатит С. Врачи предполагают, что ослабленному организму Дмитрия достаточно было мелочи, например, чтобы кто-то попользовался его станком для бритья, и опасный вирус тут же проявился в самой острой форме. С тех пор лазарет стал новым местом отбывания срока. Дима здесь проходит лечение, снимая острые состояния, месяц за месяцем.

«Деньги, которые нужны для того, чтобы лечить моего сына – совершенно немыслимые, — говорит Татьяна, — а он тает на глазах. Читаю его медицинскую карточку и слезы глотаю. В его организме происходят разрушительные изменения, а я ничего не могу поделать. Ему нужен уход, хорошее питание, дорогие лекарства, а сын лежит на лазаретной койке и ест баланду синего цвета. От него сейчас одни глаза остались. Все, что наша семья может, – мы делаем. Покупаем заменители дорогих лекарств, изыскиваем возможность почаще передавать продукты. Но наши усилия едва заметны, и в первую очередь потому, что ему нужны другие лекарства. Меня врач огорошила: Диме необходимо в течение полугода раз в неделю ставить аппарат, который стоит 10 тысяч рублей. Чтобы обеспечить лечение сына в течение полугода – необходимо 240 тысяч рублей. Ну нет и подавно у нас таких денег. Я сейчас на пенсии, а муж – водитель, 13 тысяч зарплата. Вы знаете, даже если бы не была его матерью, посмотрела бы на него – и было бы бесконечно жаль этого худого парня. Он никак не может понять, что с ним произошло, жутко переживает, а гепатит только быстрее развивается на фоне стресса. Не знаю что делать. То, как он сейчас лечится – это 30 % от того, что должен получать, такое лечение не приносит ощутимых результатов. Больше всего боюсь, что вывезу своего сына из этой проклятой колонии вперед ногами».

Но и в колонии Дима на хорошем счету. На вопрос матери: «Не унижают ли тебя, ни бьют ли уголовники», – парень ответил: «Мама, здесь половина людей – совершенно невинных и порядочных. Есть действительно наркоманы и воры, а много тех, кому просто не повезло. Вот ты приезжаешь ко мне, а к другим никто не приезжает. Ты привези из дома одежды побольше теплой, раздай ребятам, мерзнут они здесь, а привезти некому».

Сейчас семью со всех сторон прижимают долги, но Татьяна ни о чем другом думать не может, только о возможности спасти сына: «Я надеюсь, что Диму выпустят по условно-досрочному. И его сразу нужно везти в хорошую клинику, дожить бы до этого дня. Каждую ночь шепчу: «Сыночек, держись, только не умирай». Нет такого закона природы, чтобы дети раньше родителей уходили. Я понимаю, что все бывает и по-другому, но надеюсь, что свою чашу мы испили до дна. До сих пор не понимаю, как наша судебная система работает. Мы сейчас пишем кассационную жалобу в верховный суд, но сомневаемся, что будем там услышаны, в наших судах справедливости нет».

Дорогие друзья, просим всех неравнодушных людей помочь семье Колупаевых делом, молитвой, советом. Чем можно им помочь на законодательном уровне? На что семья может рассчитывать? Эти люди очень нуждаются в профессиональной поддержке. А главное – помогите собрать деньги на лечение Дмитрия.

Елена ВЕРБЕНИНА

Дорогие друзья! Родители Димы Колупаева призывают нас к милосердию и просят собрать денег на лечение их сына. Один курс лечения стоит 240 тысяч рублей. Если вы готовы оказать помощь, то, пожалуйста, обращайтесь в Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению по телефону: (495) 911-06 -79.

РОО «Милосердие» также будет собирать деньги по этой просьбе. Вы можете воспользоваться удобным вам вариантом платежа. Напоминаем, что, если вы переводите адресное пожертвование на счет «Милосердия», вам следует после этого связаться с Синодальным отделом по телефону (495) 911-06-79 или е-mail: help@diaconia.ru и уточнить, кому именно переведены деньги. Спаси Господи!

Сбор средств начат 31.03.2011