Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Александр Николаевич Карпенко приехал в Москву на заработки из украинского города Стаханов. Упал с лесов, сломал руку. Если не сделать срочную операцию, руку можно потерять. На что тогда жить строителю, как жить? Просьба закрыта. Александру Николаевичу сделают операцию. Спасибо!

Александр Николаевич Карпенко приехал в Москву на заработки из украинского города Стаханов. Упал с лесов, сломал руку. Если не сделать срочную операцию, руку можно потерять. На что тогда жить строителю, как жить?

Александр Николаевич живет в общежитии и раздает у метро листовки. «Хватает на жизнь?» — спросила я. «Нет, — отвечает, — не хватает, но деваться мне некуда». Для Александра Николаевича 83 350 рублей – сумма огромная, непомерно огромная. Это стоимость операции, которая необходима Александру Карпенко. Это – возможность спасти ему руку. А без руки он… как без рук. Он строитель, Александр Николаевич, сварщик, куда ему без руки?

Позапрошлым летом он упал с лесов строящегося дома. Легко отделался, можно сказать, но перелом руки заработал очень серьезный. Подлатали, вставили стержень-имплантант. Вроде ничего. Но жить на что-то надо. В Москву Александр Карпенко приехал с Украины: развелся с женой. «Не буду же я с ней и детьми квартиру делить! – говорит. – Не по-мужски это. К тому же, здесь работа есть, а у нас, в городе Стаханове Луганской области ничего нет. Даже вагоностроительный завод – и тот действует лишь от случая к случаю, когда заказы есть».

Заказы были и у Александра Николаевича. Даже после несчастного случая. Все знают: мастер на все руки, даже если одна рука немножко «приболела». Но он не рассчитал нагрузки. В августе прошлого года устроился на работу электросварщиком. Аппарат тяжелый, стержень в руке не выдержал, развалился. «У меня там железки теперь внутри болтаются», — говорит. Делать, конечно, ничего не может. Листовки вот раздает, да ездит иногда на подработки: какую-то работу умудряется выполнить и одной рукой.

Возвращаться ему некуда. Жить, по сути, не на что. Надеяться не на кого – кроме нас с вами. Если не сделать операции, руку придется отрезать. «Еще месяца два максимум ей осталось, — говорит Александр Николаевич. — Врачи напрямую не говорили, но дали понять».

Спасти руку может операция. Та самая, которая стоит 83 350 рублей. Операция сложная, не каждый хирург возьмется. В 36-й клинической больнице взялись. Уже выставили счет. Сама операция вместе с рентгеном, анестезией, пребыванием в больнице в течение 11 дней стоит 51 350 рублей. 31 тысячу стоит штифт, который будут снова вставлять в плечевую кость. Итого – 82 350 рублей. Для кого-то не очень большая сумма, для кого-то – неподъемная…

Объявляем сбор средств. На операцию для Александра Карпенко нужно собрать 82 350 рублей.