Не будет испытаний, не будет и спасения

Cбор средств завершен. Николай прошел реабилитацию, его состояние существенно улучшилось. Спасибо!
Рассказывая о муже, Маша теперь все время говорит «мы», совсем как мама о ребенке: «Мы встали», «мы пошли», «нам дали первую группу инвалидности» <font color=red> Cбор средств завершен. Николай прошел реабилитацию, его состояние существенно улучшилось. Спасибо!</font>
Собрано 160 128 руб. из 250 000 руб.
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Мы писали про эту семью в декабре 2011 года. Дела тогда были плохи, совсем плохи. Николай лежал в коме. Мария разрывалась между больницей и домом, где двое маленьких детей, а врачи отводили глаза: прогноз они давали неутешительный. Но вот прошел уже год, как глава семьи дома, учится ходить и говорить. Нужна реабилитация!

Тогда, в декабре 2011 года, диагноз Николая, казалось, не оставлял надежд. Маша – студентка мединститута – и сама понимала, что Коля никогда не будет таким как прежде. Пострадает и интеллект, и способность к передвижению, и речь. Муж мало чем будет отличаться от своего младшего сына. Что ж, вместе будут учиться кушать ложкой, говорить, ходить, самостоятельно одеваться. Она готовилась к самому худшему и старалась не думать об этом.

– Случилось чудо, – говорит Мария сегодня. – Иначе этого назвать нельзя.

Уже почти год Николай дома. Из комы вышел в прошлом январе. А в конце марта Маша зашла в палату, и он еле слышно прошептал: «Привет…» Начиналась жизнь. Тяжелая жизнь. Маша такую поговорку придумала, чтобы как-то себя поддержать: «Только трус и страус боится проблем». И – вперед, решать их одну за другой.

Рассказывая о муже, она теперь говорит «мы», совсем как мама о ребенке. «Мы встали», «мы пошли», «нам дали первую группу инвалидности»… Ну, а как еще? Сначала муж не мог сам даже сесть на кровати, она хватала его за подмышки и поднимала. Тетрапарез – парализованы все конечности, и правая, и левая сторона.

Потом научились передвигаться по квартире – еле-еле. Затем стали потихоньку выезжать на улицу на коляске. Сейчас Николай отбросил уже и костыли, ходит самостоятельно. Но без Маши пока он никуда. Правая сторона тела не слушается, пальцы не сгибаются, хромает. У него не полностью восстановилось равновесие, того и гляди вот-вот упадет. Речь восстановилась не полностью. Интеллект, к счастью, не пострадал, разве что память на недавние события может дать сбой, зато все профессиональные навыки остались при нем.

Николай и сегодня, будучи инвалидом первой группы, остается главным кормильцем семьи. Живут они так:

  • папина пенсия – 14 тысяч рублей.
  • мамина стипендия – 4 тысячи рублей.
  • пособие на младшего сына (ему полтора годика) — 1600 рублей.
  • пособие на старшего сына (ему четыре с половиной) — ему – 800 рублей.

Посчитали? Двадцать тысяч с крошечным хвостиком. Как же семья умудряется жить?!

– Я заметила простую и удивительную вещь, – говорит Маша. – Господь дает ровно столько, сколько нужно на день – не больше и не меньше. Вот как птичкам. У них же нет карманов, некуда сложить запасы. И крошек им хватает на целый день. Так и мы живем. Из князи в грязи – это про нас.

Николай до болезни (инфекция, осложненная менингитом и давней травмой головного мозга) работал в банке, семья не бедствовала, а теперь вот… Приходится обращаться за помощью к незнакомым людям: «Написала от крика внутреннего», – говорит Маша.

Когда у нее опускаются руки, когда ей становится слишком тяжело, Николай утешает ее:

– Бог нас помнит, очень любит, ты просто не понимаешь этого пока. Не будет испытаний, не будет спасения.

Я расспрашиваю Машу об изменениях в состоянии Николая, о маленьких радостях в невеселой жизни семьи, а она:

– Так вот это и есть главная радость, главные изменения. Коля стал другим, в духовном смысле – другим. У него изменилось мировоззрение, он просто поражает меня своей мудростью, глубиной. Он понял, что нельзя надеяться только на себя, а раньше все: «я», «я», «я».

Николай теперь даже алтарничает в храме, хотя, конечно, он мало что может. Даже кадило подать сложно ему: наклоняться не получается еще.

Конечно, его смущает статус инвалида. Он осторожно интересуется у жены, не чувствует ли та дискомфорта, когда они, идя вместе по улице, встречают знакомых. Он хочет быть сильным для своей семьи – защитником, помощником, но пока… Младший-то Илюша и не помнит папу другим, а Ваня – переживает. Помните, мы писали, как он клал папину фотографию под подушку и не плакал, набивая шишки, потому что папа сказал: мужчины не плачут? Он не знал тогда, что папа – в больнице. Мама говорила: в командировке…

Сейчас Ваня массирует отцу правую руку, чтобы быстрее стала ловкой и крепкой, как прежде. А Николай приучается быть левшой. Научился вот гладить белье. Медленно, конечно, и справляется только с маленькими вещичками – детскими майками да носовыми платками. Правой-то поправить ничего не может, та висит плетью. Вот и вся помощь по хозяйству. Пока.

– Каждые полтора месяца происходит новый скачок в физическом состоянии Коли, – рассказывает Мария. – Например, недавно научился сам в ванну залезать – это очень много для нас. Успехи он достигает после прохождения курсов в реабилитационных центрах – мы были уже под Москвой, в Нижнем Новгороде, Воронеже. Спасибо всем, кто помог нам собрать деньги для лечения.

Сейчас Николаю снова необходимо лечиться. Курс реабилитации в подмосковном центре «Три сестры» стоит 250 тысяч рублей – это больше годового дохода семьи. Но это необходимо. Если Николай не будет продолжать интенсивной реабилитации под наблюдением специалистов (день в «Трех сестрах» заполнен восстановительными процедурами очень плотно), он не сможет двигаться вперед. А это значит, что в жизни двух мальчишек – такого взрослого в свои четыре с половиной Вани и совсем еще маленького Илюши – что-то будет не так, что-то будет очень неправильно. Ведь папа – как все мы точно знаем из детства – это самый сильный, самый смелый, самый ловкий человек на свете. А мама – это тоже скажет каждый – не должна не падать от усталости, а смеяться и улыбаться самой красивой в мире улыбкой – причем, не только сквозь слезы.

Поможем этой замечательной семье вновь стать счастливой? Объявляем сбор средств. На курс реабилитации Николая в центре «Три сестры» нам нужно собрать 250 тысяч рублей.

Просьба опубликована: 28.03.2013
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Лента пожертвований
160 128 руб.
Коррекция / 28.03.2013, 14:40