Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

После операции Лизе надо обязательно пройти реабилитацию. А денег на это — нет

Лиза Сотникова живет в Новосибирске, сейчас она в Санкт-Петербурге – на операции в институте Турнера. В декабре девочку ждут в Казани на послеоперационную реабилитацию.

У 10-летней Лизы это уже вторая операция в Научно-исследовательском детском ортопедическом институте имени Г.И.Турнера. Первую сделали в сентябре. Тогда же девочке загипсовали обе ноги, так что сейчас мама привезла ее в Питер на носилках.

Были и другие операции в жизни Лизы. И много больниц. Самая первая – роддом в Новосибирске, где Лиза появилась на свет. Очень рано это случилось – на 28-й неделе произошли преждевременные роды.

— Лизонька родилась очень маленькой — вес 1270 грамм и рост 37 см, — рассказывает мама девочки, Ольга Ивановна. — Сразу после рождения ребенок попал в реанимационное отделение, в котором находился около месяца, затем дочку перевели в детскую городскую больницу, где она провела еще полтора месяца. И вот… долгожданная выписка, а с ней – куча разных болезней: железодефицитная анемия, порок сердца, гидроцефальный синдром, гипоксия… Но оказалось, что это не все: в полтора года Лизе поставили еще один диагноз – ДЦП. Для нас это был шок, честно скажу.

Но руки родители не опустили. Точнее, не опустила мама Лизы, а папа вскоре оставил семью.

— Мы постоянно делали массаж, ЛФК, посещали бассейн, принимали медикаменты и ставили уколы, — рассказывает Ольга Ивановна. – Сама я закончила курсы массажа.

А в три года Лизе поставили еще один диагноз: «подвывих тазобедренных суставов», из-за чего у нее не было равновесия, когда стояла на ножках. Сделали операцию, потом на год поставили металлоконструкцию. Это все в Новосибирске.

— Раньше, — говорит мама Лизы, — дочка могла стоять, за ручку ходила уверенно – все это до операции было. А после операции возникли проблемы: девочку не могли поставить на ноги и коленки она не разгибала. За год атрофировалось все – мы потеряли очень
много времени.

Кстати, питерские врачи, когда посмотрели старые снимки, сказали:
«Мы бы не делали такую операцию», потому что сустав имеет свойство вставать на место…» Так что, возможно, Лиза бы уже ходила…

Тем не менее, нужно было разрабатывать суставы. Реабилитация в государственных (бесплатных) центрах ничего Лизе не дала – слишком запущенный случай. И только после первого курса в казанском центре «Добрые руки» состояние девочки заметно улучшилось.

— У дочки начали разгибаться коленки, — рассказывает мама Лизы. – Бабушка с дедушкой нарадоваться не могли. Это ведь они набрали кредитов, чтобы оплатить не только лечение внучки, но и проезд, наше проживание на частной квартире в Казани… В итоге мы ездили туда трижды (помогли и благотворительные фонды), причем всегда – с большой пользой для ребенка.

Собственно, там, в Казани, специалисты и посоветовали Ольге Сотниковой обратиться в институт Турнера: у девочки сильно деформированы обе стопы – надо исправлять.

В Санкт-Петербурге девочку приняли, провели обследование, а потом и прооперировали.

— Тогда же, в сентябре, стало ясно, что нужна еще одна операция – на приводящую мышцу левой ноги, поскольку сейчас у Лизы эта нога короче правой, — говорит Ольга Ивановна. — Чтобы сделать эту операцию мы и приехали сейчас в Питер. А после нее обязательно должна быть реабилитация – нас уже записали в казанский РЦ «Добрые руки» на 12 декабря.

Когда мы попросили Ольгу Сотникову подробнее рассказать о дочке, она начала с учебы:

— Лиза – общительная, добрая девочка, учится в 3 классе по общеобразовательной программе. Хотя нам и говорили, что мозг у ребенка загублен – мол, клетки головного мозга убиты, но нам удалось достичь вот таких результатов. Учится дочь на «4» и «5», получает грамоты. Учимся на дому, к нам приходит учитель. Но после операций
планируем поставить Лизу на ноги и ходить в школу. А еще Лиза очень любит животных, мечтает стать ветеринаром. Она говорит, что когда научится ходить – заведет себе собаку, померанского шпица.

Чтобы эта мечта сбылась, нужно для начала пройти послеоперационную реабилитацию в казанском РЦ «Добрые руки». Стоит 20-дневный курс 85 700 рублей. Для кого-то, может быть, это и не очень большие деньги, но не для Лизиной семьи, где бюджет
складывается таким вот образом: пенсия ребенка-инвалида – 14 280 рублей + мамино пособие по уходу за ребенком – 6 600 рублей + алименты отца – 1 065 рублей и детское пособие — 800 рублей. А ведь еще нужно до Казани из Новосибирска доехать и снять там жилье. Поможем Лизе и ее маме?

Просьба опубликована 13 ноября 2017 года.