У 9-летней Анжелики Тереховой из Санкт-Петербурга – сильная задержка речевого и интеллектуального развития. Нужна помощь!

В 5 лет Лика совсем не умела говорить и никак не реагировала на обращение к ней взрослых. Она не отзывалась на свое имя и не смотрела собеседнику в глаза. Девочка все время плакала, боялась новых мест, проявляла агрессию. У Анжелики резидуальная энцефалопатия, задержка психического развития, детский аутизм.

Благодаря огромным усилиям родители девочки добились результатов. Куда только они не возили свою дочку. Ездили даже в США — к специалисту по аутизму, прошли у него диагностику, процедуры – барокамеру, внутривенное хелирование (удаление из крови токсинов). Посещали такого же специалиста в Москве. И именно после этого Анжелика начала произносить первые звуки. Девочка научилась показывать пальцем на интересующие ее предметы, стала иногда смотреть в глаза. Но изменения в лучшую сторону происходили очень медленно.

— Тогда мы жили в Петропавловске-Камчатском, заработок нашего папы позволял серьезное, дорогое лечение, — вспоминает мама, Алла Терехова. – Помогали нам и родственники. Сейчас уже три года, как мы, чтобы быть ближе к хорошим специалистам, переехали в Санкт-Петербург. Но здесь у нас таких денег нет.

Три года подряд, два раза в неделю мама с Ликой ездят на занятия с логопедом и психологом. Девочка прошла курсы микрополяризации мозга в институте имени Бехтерева, и должна продолжать – результаты заметны. Лика любит иппотерапию и занятия в бассейне. Но все это пришлось приостановить – нет денег.

Некоторую помощь оказывает, конечно, и государство – раз в неделю девочку возят в Центр социальной реабилитации детей-инвалидов, к логопеду-дефектологу. Психолога бесплатно не предоставляют.

— После всех занятий и процедур стали заметны улучшения, — рассказывает Алла Александровна. – В 6 лет у Анжелики начала появляться речь – сначала слоги, потом простые слова, а сейчас мы уже пересказываем тексты, учим стихи и решаем примеры по математике. Дочка выполняет простые просьбы, различает предметы, похожие по цвету и форме. Играет,
правда, с участием взрослых. Это каждодневная, кропотливая работа не только педагогов, но и наша, родителей, в первую очередь.

Конечно, пройти еще придется через многое. Сейчас у девочки очень бедная, ограниченная речь, она часто зацикливается на каких-то словах, автоматически повторяет их снова и снова. Обслуживать себя может, но не во всем. Сама ест, моет руки, умывается. Но родителям приходится помогать ей раздеваться и одеваться. Может играть вместе с другими детишками, но сама инициативу не проявляет.

— Моя дочка любит петь и танцевать, — говорит Алла Александровна. – Занимаемся с ней музыкой каждый день, поем и не унываем, продолжаем развиваться и лечиться каждый день и час. Это смысл нашей жизни – победа над аутизмом!

В этом году девочка пошла в первый класс коррекционной школы. Чтобы она могла учиться и общаться со сверстниками, ей необходима АВА-терапия – помощь в изменении поведения. Нужны курсы прикладного поведенческого анализа, которые помогут развить коммуникативные и разговорные навыки.

Большой опыт в решении проблем, связанных с аутизмом, есть у специалистов Центра анализа поведения «Аутека» в Санкт-Петербурге. Девочка уже прошла предварительное тестирование, ей рекомендовано обучение в небольшой группе сверстников, наряду с индивидуальными занятиями. В программу включены развитие вокальной коммуникации,
игровых навыков и речи. Рекомендовано 4-6 часов занятий в неделю.
Но, само собой, для этого нужны деньги. И не маленькие. Работает в семье только папа, он – сотрудник Военно-морской академии, получает в месяц 24 226 рублей. Пенсия Анжелики по инвалидности – 12 432. Мама никуда устроиться не может, ей нужно проводить с дочкой двадцать четыре часа в сутки. К тому же большая часть семейного бюджета уходит на занятия
со специалистами и дорогие лекарства.

У Лики есть взрослые брат и сестра, но они живут на Камчатке, имеют свои семьи, помочь ничем не могут. А времени для коррекции развития девочки остается все меньше и меньше. Анжелика растет, и шансы на полноценную жизнь уменьшаются. Курс реабилитации в «Аутеке» стоит 139 000 рублей. Сумма для семьи неподъемная, но необходимая. Поможем?

Опубликовано 1 ноября 2018 года