Когда маме за 60, и она не железная

Сбор завершен. Большое спасибо!
Николаю 38 лет, родители нянчат его на руках
Собрано 100% из 206 826 руб.
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Свое 60-летие Тамара Леонидовна встретила с беспомощным ребенком на руках. С сыном, которого надо было нянчить, кормить по расписанию, переворачивать, купать. Что с того, что Николаю к тому времени было 36 лет? По своим возможностям он не отличался от новорожденного младенца. Только дети за два года учатся ходить и даже бегать, а Николай все еще силится научиться сидеть и немного стоять.

Николай Вольхин был очень хорошим монтажником. Он работал в Липецке, мечтал построить дом для себя, жены и маленькой дочки. Потом сосед позвал его на заработки в Москву. Там неплохо платили, но ни официального оформления, ни страховки. А когда на Николая сорвалась плита и раздробила ему шейный позвонок, набежавшие начальники поскорее сорвали с него рабочую одежду и переодели в «гражданку», чтобы легче было все скрыть. Спасибо напарнику — отстоял.

«Первый год мы все по больницам лежали. Я с Колей, он же не мог без ухода. Спала на раскладушке в палате, а что делать? И заодно за его соседями ухаживала. Кого только ни повидала — и летчиков, и артистов. Все они были когда-то ого-го, а вот пришлось научиться чужую помощь принимать», — вспоминает Тамара Леонидовна.

Николаю очень повезло с мамой. Это правда! Все врачи, которые знают Вольхиных, так и говорят: «Она для сына горы сдвинула». И продолжает двигать.

Тамара Леонидовна обошла все кабинеты чиновников, всех специалистов по реабилитации, кого нашла, подружилась сразу с несколькими благотворительными фондами. Все для того, чтобы еще раз научить сына говорить, самостоятельно есть, сидеть и стоять.

В идеальном мире такие любовь и упорство были бы вознаграждены мгновенно. Но в нашем реальном мире так, к сожалению, бывает не всегда. Конечно, у Николая есть успехи. Но не такие, какие хотела бы видеть его мама.

Реабилитация после шейной травмы всегда очень долгая и упорная. А в случае Николая есть несколько противников, которые только и думают, как бы ему помешать.

Во-первых, это депрессия. Нет, мы сейчас не в медицинском смысле, диагноз никто не ставил. Но как еще назвать психологическое состояние мужчины, жизнь которого изменилась — внезапно и навсегда?

Семья распалась, жена ушла, про дом можно и не мечтать, свободу владения телом, с большой вероятностью, не удастся вернуть никогда. А ведь голова у Николая не пострадала, он все это осознает. Он не может перестать об этом думать и никак не может ответить себе на вопросы: «И что же теперь»? Что дальше-то?»

Еще одна проблема — это незаживающие пролежни. Они появились еще в самый первый месяц после травмы, в реанимации. Были огромные, с ладонь. И вот уже два года вылечить их никак не удается.

Недавно Тамара Леонидовна добилась, чтобы над Николаем взяли шефство врачи паллиативной службы, чтобы приходили делать перевязки, иссекать некротизированные ткани, накладывать лекарства. И прогресс вроде бы наметился.

И третий противник, который не дает Николаю заниматься так активно, как ему бы хотелось, пересаживаться в коляску запросто и даже мыться регулярно, это возраст родителей. Тамаре Леонидовне 62, Колиному папе Андрею Владимировичу — 64. И ворочать взрослого сына им очень и очень непросто.

Мы с вами не можем дать Николаю новый смысл жизни, он должен сам осознать, что он может и должен адаптироваться, вернуть себе самостоятельность, научиться жить в коляске. Упереться и сделать для этого все возможное.

Но мы можем решить другие две огромные проблемы — с пролежнями и перемещениями. Врач, курирующий семью, рекомендовала купить ему компактный мобильный подъемник. У этого устройства есть гамак, и маме было бы просто пересаживать Николая с кровати в коляску, возить его на балкон или в ванну. Вместе со специальным ремнем он стоит 86 200 рублей. Не так много, но пенсионерам такую сумму неоткуда взять.

Еще 33 900 рублей стоит противопролежневая подушка, а 76 726 рублей — перевязочный материал. Сейчас два пролежня совсем ушли, а третий, который был с ладонь, уменьшился до 7-8 сантиметров. Это отличная динамика, и ее нужно поддержать. 10 000 рублей надо заплатить специалисту по подбору средств реабилитации.

Всего — 206 826 рублей. Эти деньги улучшат жизнь и самого Николая, и его необыкновенной мамы. Пожалуйста, помогите их собрать.

Текст: Вера ТИХОНОВА

Фото: Александр РЮМИН

Опубликовано 5 апреля 2021 года

6 541
Как расходуются средства

Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

Лента пожертвований
2 000 руб.
Аноним / 09.04.2021, 19:51
750 руб.
Ксения / 09.04.2021, 19:46
250 руб.
Ольга Юрьевна / 09.04.2021, 12:51
100 руб.
Сергей Александрович / 09.04.2021, 12:49
147 руб.
Лена / 07.04.2021, 16:49
489 руб.
Маргарита / 07.04.2021, 16:34
200 000 руб.
ИП Сергей Юрьевич / 07.04.2021, 15:52
1 009 руб.
Александр / 07.04.2021, 15:10
977 руб.
Марина / 07.04.2021, 14:33
489 руб.
Евгений / 07.04.2021, 13:45
2 931 руб.
Ирина / 07.04.2021, 13:24
25 руб.
Наталья и Алексей / 07.04.2021, 12:33
15 руб.
Алексей / 07.04.2021, 10:42
1 954 руб.
Александра / 07.04.2021, 10:07
977 руб.
Юлия / 07.04.2021, 02:39