Если не будет ваших возражений, положительная разница между суммой, достаточной для помощи по данному объявлению, и общей суммой поступивших пожертвований будет направлена на помощь другим нуждающимся в той же категории просьб.

О чем мечтают дети? Анечка – о том, чтобы за ней в детский садик пришла мама, как это бывает и с остальными детьми. Однако ее мама Настя передвигается на коляске, и сделать этого пока не может. Просьба закрыта. Спасибо!

Училась в институте, снималась для модных журналов, растила дочь. Про таких говорят: «Торопится жить». Настя и торопилась, будто предчувствовала что-то. Школьные экзамены — экстерном, музыкальная школа — с отличием. Жизнь как полет в прекрасное будущее… Но четыре года назад 17-летняя Настя попала под машину. Чудом выжив после аварии, она осталась парализованной. В прошлом году мы уже писали о девушке, которая не желает сдаваться. У нее уже многое получается, но чтобы Настя встала на ноги и пошла сама, лечение должно быть продолжено.

Каждый вечер пятилетняя Аня становится с бабушкой Ларисой на молитву. Зажигают у икон свечу. И каждый раз Анечка говорит о своей главной мечте: «Больше всего на свете я хочу, чтобы мама зашла за мной в садик». Анина мама инвалид первой группы, прикована к инвалидной коляске.

Четыре года назад Анастасия Якимчук из Краснодара попала под машину: ватага подростков решила прокатиться с ветерком. Ей тогда исполнилось лишь 17. Выжила чудом, счет шел на секунды. На весь городок (они жили тогда в Сибири) был только один нейрохирург, а полученные черепно-мозговые травмы были признаны «несовместимыми с жизнью».

Но Настя выжила. Рядом была мама, готовая на все, чтобы помочь дочери, сестра, без поддержки которой было бы совсем туго, а главное – маленькая дочурка, ради которой надо было жить, двигаться, идти вперед.

Начались бесконечные курсы реабилитации. В прошлом году мы уже просили у читателей помощи для Насти. Она с мамой собиралась тогда ехать в Москву на лечение, а попала – по совету и с помощью добрый людей – в Китай, в клинику Аркан-Байван.

Чего там только не было..: ЛФК, массажи (речевой и обычный), барокамера, иглоукалывание, лечение травами… А еще Насте сделали операцию по удлинению сухожилий. Целый месяц молодая женщина провела в гипсе. Процедуры длились с восьми утра до семи вечера – и так каждый день, без перерыва!

Результатов долго не было. Правда, в Китае сразу предупредили, что прежде чем что-то изменится, сначала должно пройти два месяца. Тем не менее Лариса Анатольевна после возвращения в Краснодар волновалась: одну неделю сменяет другая, а ничего не происходит. Она даже начала было искать другие клиники, поближе, но вдруг у Насти наконец-то пошла положительная динамика. «Глядя на изменения, происходившие на моих глазах, я просто поражалась», – признается мама Насти. Также и участковый невролог не смог сдержать удивления. Сказал: «Надо же!» – и лишь развел руками.

В последнее время Настя заметно повеселела, активнее стала общаться с друзьями по интернету, а главное – сама делать упражнения, чего прежде не могла. Теперь она самостоятельно переворачивается на живот, отталкивается руками, пробует ползти. «Результат, конечно, пока небольшой, но для нас очень значимый», – говорит Лариса Анатольевна. Настя теперь сама ест, а левой рукой может, например, держать телефон. Еще недавно это было просто немыслимо – рука не разгибалась совсем.

Настя начала разговаривать. Раньше – только еле слышно шептала. У нее ушла спастика; она почти забыла о страшных судорожных болях, от которых все тело скручивало в левую сторону. И дело не только в мучительных болях. Спастика блокирует возможность реабилитации, возможность улучшений и прогресса. Она еще ушла не совсем, но ее приступы стали гораздо реже и слабее. Лариса Анатольевна снимает их травками – обычной аптечной успокоительной смесью, известной в народе как ВКПБ: валерьянка, корвалол, пустырник, боярышник… А прежде без укола реланиума не обходились… Жалко лишь, что кончился тот травяной сбор, который составили для Настеньки в Китае. «Чего там только не было, – смеется Лариса Анатольевна, – и скорпионы, и букашки, и кора какая-то!… Главное, что все это было подобрано индивидуально, только для нее. И помогала смесь очень эффективно. Сейчас вот ждем не дождемся нового общения с тамошними травниками».

А оно должно состояться очень скоро. Настю с мамой и дочкой очень ждут в пекинской клинике на все лето, начиная с 6 июня. Стоимость курса составит полмиллиона рублей. Взять их неоткуда. В семье одни женщины: пожилая, болящая, маленькая…

Правда, Анечка, которой пошел всего шестой год, всякий раз очень старается помочь своей мамочке. Она помогает ее кормить, переворачивать, делая все это с радостью. Как и любой ребенок, Анечка скажет вам, что ее мама – самая красивая, самая прекрасная на свете и вообще – настоящая принцесса.

А с детским садом и с заветной Анечкиной мечтой недавно приключилась следующая история. Лариса Анатольевна с дочерью возвращались из поликлиники, и по пути надо было заехать забрать Аню. «Я хочу зайти за ней сама», – вдруг сказала Настя. Лариса Анатольевна устала. День выдался насыщенным, трудным. Они мотались по врачам, и мама Насти несколько часов кряду ворочала тяжелую коляску из кабинета в кабинет, по лестницам, из машины, в машину. «Как представила, что опять на второй этаж тащить, мне прямо плохо стало», – признается она. Тут у нее и невольно вырвались жестокие слова: «Ну куда ты пойдешь, дочке твоей неудобно будет, что ее мама – на коляске». Бабушка тут же прикусила язык, но было уже поздно. Настя, конечно, в слезы. Ее мама побежала за внучкой. Та прибежала, руками Настю обхватила, прижалась: «Мамочка, что ты, не плачь, ведь ты не виновата, что ты такая, а я тебя больше всех на свете люблю, ты самая лучшая у меня мамочка!» – повторяет Анечка, а сама плачет. Да и бабушка не отстает, носовой платок мгновенно стал мокрым от слез. «Так и сидели, ревели в буквальном смысле слова в три ручья, – вспоминает Лариса Анатольевна, – плачем, а самим радостно. Радуемся, а слезы все сильнее. Еле домой доехали».

Теперь все втроем они собираются в Китай. В прошлом году с маленькой Анечкой оставалась дома старшая дочь Ларисы Анатольевны, но сейчас так сделать не получится: у нее самой вот-вот родится малыш.

Не ехать в Китай никак нельзя. Лариса Анатольевна объясняет: «Если сидеть на месте, спастика вернется, а с ней – и прежнее состояние. Это для нас самое страшное».

Стоимость трехмесячного курса реабилитации в пекинской клинике Аркан-Байван составляет 500 тыс. руб. Объявляем сбор помощи.