Сейчас у пожилых людей может всколыхнуться память о кризисах 1991, 1998 и последующих лет. При этом эмоционально человек возвращается в то состояние, которое он когда-то переживал

Плакат против паники в Тель-Авиве. Фото AP Photo/Oded Balilty/ТАСС

Объясняет психотерапевт Александр Гершанов (Израиль), специалист по когнитивно-поведенческой терапии, международный эксперт по работе с травмой. Работал с населением во время обстрелов приграничных израильских городов из Сектора Газа, один из авторов курса «Помощь помогающему» для спасателей, работавших на пожаре торгового комплекса «Зимняя вишня».

В панике человек может превратиться в животное

— Что заставляет людей неуправляемой толпой бегать по магазинам, сметая гречку, туалетную бумагу, медицинские маски?

— Само название «паника» происходит от имени древнегреческого бога Пана. Он жил в лесу, и, когда его тревожили, начинал шуметь. Заслышав этот страшный шум, звери бежали в ужасе. Увидев бегущих зверей, начинали бежать люди – это и была паника. В общем, уже в древности было понятно, что паника – это некое явление, которое заразно.

При непонятной угрозе в человеческом мозге включаются, в первую очередь, наиболее архаичные отделы, отвечающие за физическое выживание. Человек начинает действовать инстинктивно, слова: «он рассуждает» к нему уже не относятся.

В этот момент не задействованы ни лобные доли, ни префронтальная кора, ответственные за критическую обработку информации. Работает древний механизм «бей, беги или замри». Но люди – социальные существа. Как только человек считывает сигнал об опасности по поведению окружающих, паника захватывает и его самого.

Паника, как правило, развивается параллельно с сильным стрессом. А во время сильного стресса человек очень внушаем.

В любой информации, которую ему сообщают в этот момент, он может неосознанно выделить для себя какие-то фрагменты, ключевые слова, которые закрепятся в его подсознании. Услышав их вновь в похожей ситуации даже через много лет, человек снова возвращается в состояние стресса и начинает паниковать.

Действия человека в состоянии паники совершенно не логичны. Почему люди сегодня сметают с прилавков гречку, а не муку или рис? Видимо, в какой-то стрессовой ситуации в прошлом они покупали именно её.

Читайте также: «Антивирусный препарат, скорее всего, появится первым, потом – вакцина»: мнение двух ведущих мировых вирусологов 

Паника питательна для  конспирологических теорий

Россия. Рязань. Пустые полки в супермаркете «Ашан». Вслед за жителями европейских стран россияне начали запасаться продуктами первой необходимости на фоне пандемии коронавируса. 16.03.2020 Фото Александр Рюмин/ТАСС

— Что запускает панику?

— Для возникновения паники нужен эффект толпы. При этом толпа уже должна быть в некотором напряжении. Кроме того, нужен какой-то триггер – событие, поступок, который даст напряжению выход.

То есть, настоящая неуправляемая паника в том же продуктовом магазине, где уже есть толпа, испытывающая тревогу от объявленной эпидемии, может возникнуть, если у кого-то начнётся истерика, кто-то начнёт разговаривать на повышенных тонах, кто-то кого-то толкнёт и случится секундная потасовка.

Нынешняя ситуация с коронавирусом предрасполагает к панике, потому что правдивой информации мало, либо люди испытывают недоверие к представителям официальной власти и не верят той информации, которую им сообщают.

Отсутствие доверия к официальным источникам запускает конспирологические теории, мифотворчество и психологические регрессии – откат в детские реакции.

Для ребёнка мир всегда понятен, а то, что ему непонятно, он легко объяснит тем, что под кроватью живёт чудовище.

Так и нынешние тётушки при недостатке информации начинают излагать самодельные версии о том, что вирус сконструировали американцы и он лечится детской мочой.

В Израиле самодельные теории о коронавирусе ходят, в основном, в русскоязычном сегменте интернета – среди тех, кто не может (или не хочет) прочесть информацию на иврите.

Читайте также: В московской скорой помощи рассказали, как госпитализируют при подозрении на коронавирус

Сначала успокойте себя – потом близких

Психотерапевт Александр Гершанов. Фото Эдуарда Капрова

— Если в толпе начинается паника, ваша первая задача – всеми силами выйти из толпы. Бросьте тележку с драгоценной гречкой, жизнь дороже. Как только движение становится неуправляемым, вас могут затоптать и покалечить.

Как только вы вышли из толпы, постарайтесь прийти в себя. Во время стресса ни в коем случае не делайте глубокие вдохи. С шумом выпустите воздух, потом вдохните неглубоко, снова длинно выдохните, вдохните, задержите дыхание на 4-5 секунд и посмотрите по сторонам.

При этом словами мысленно опишите для себя, что находится у вас перед глазами: «Вижу синий автобус, вижу красную машину». Это – первая помощь при сильном стрессе.

Общее ощущение во время паники – потеря контроля. Если паника общая – толпа (в том числе и виртуальная) несёт человека, и он не может контролировать её направление.

Если началась паническая атака, ему кажется, что он сейчас потеряет сознание или умрёт. Верните себе чувство контроля над своим телом – контолируемо подышите, как описано выше, перечислите предметы перед глазами, ощупайте свои руки, потрите уши, сожмите и разожмите кулаки, можно глотнуть воды.

Если рядом с вами паникуют ваши знакомые, что-то объяснять в этой ситуации бесполезно – пространных объяснений человек в стрессе не понимает.

Нужно спровоцировать его на самостоятельные простые действия – например, сказать: «Возьми меня за руку, посмотри на меня, сожми мою руку. Ты чувствуешь, что рука тёплая?» Причём не хватайте человека за руку – заставьте его взять вашу руку самостоятельно. Совершая действия, человек возвращается к самоконтролю.

Затем человека нужно вывести из эпицентра паники. Как только вы окажетесь в безопасности, задайте ему вопрос, предполагающий выбор:

«Ты хочешь воды или сока? Тебе удобнее сидеть или стоять?» Необходимость выбора вернёт человеку ощущение контроля над собственной жизнью.

При этом важно: если человек не ранен и может передвигаться сам, не надо его инвалидизировать. Гораздо проще вернуть человеку возможность соображать и потом вывести, чем тащить на себе дезориентированного. Кроме того, относясь к человеку, как к инвалиду или ребёнку, мы провоцируем регрессии.

Читайте также: «Температура скакала от 36 до 38,3»: москвич рассказал, как болел коронавирусом 

«Мама помнит перестройку, мама всё знает»

Англия. Лондон. Паника в супермакете Лидл. Фото Zuma/TASS

— Что делать с пожилыми родственниками на взводе? Допустим, бабушка сидит дома, но позвонила одна соседка, другая, принесли слухи. Что-то сказали по телевизору, но бабушка не так поняла. И она в панике.

— Бабушка же никуда не бежит. Поэтому это не паника, это тревога.

Пожилые люди в стрессовых ситуациях руководствуются своим предыдущим жизненным опытом. До сих пор помню: 1991 год, как только объявили о начале путча, моя бабушка 1903 года рождения выдала мне сумку и сказала: «Идёшь в магазин. Покупаешь соль, спички, сахар».

Сейчас у пожилых людей может всколыхнуться память о кризисах 1991, 1998 и последующих лет. При этом эмоционально человек возвращается в то состояние, которое он когда-то переживал. Тревога пожилых родственников от этого только усиливается.

Что делать? Говорите с ними спокойно.

Да, вы имеете право на реакцию: «Опять ты веришь бредням, сколько можно?» Но здесь  такая реакция неэффективна. Родственник прочтёт её как: «Ты не разделяешь моё мнение, значит, ты подвергаешь сомнению мой жизненный опыт». Это – прямая конфронтация, она вам сейчас не нужна.

Гораздо продуктивнее отреагировать на эту речь старшего родственника какой-нибудь нейтральной фразой вроде: «Ну, поживём – увидим». И тут же перевести разговор на конкретные вещи: «Ты покушал? Посмотри, пожалуйста, что у тебя есть из еды. А что тебе привезти?».

Если человек переключится на вещи, которые он может пощупать или увидеть, уровень тревоги снижается.

Читайте также: «Три батареи», вода и мирамистин: пациенты больницы в Коммунарке — о том, как проходит лечение 

— А как разговаривать, если ты сам на взводе?

— Если вы сами тревожитесь, разговаривать с тревожным родственником не имеет смысла – вы только усугубите его состояние.

Здесь стоит действовать по известному принципу «Сначала маску на себя, потом на ребёнка». Собираясь разговаривать, прежде всего, расслабьтесь – выпейте кофе. Хотя бы подышите, как описано выше.

Если родственник начинает активно вам возражать, кричать: «Ты ничего не понимаешь! По телевизору сказали! Я жизнь прожила!», — уйдите от конфликта. Скажите, что этих новостей вы не видели и судить вам сложно.

— Сейчас сеансы у психологов расписаны вплоть до лета. С какими запросами, в основном, обращаются?

— Среди моих клиентов многие, наоборот, резко выздоровели.

И этому есть несколько причин. Во-первых, сейчас основная задача у людей – выжить. Остальные психологические проблемы отходят на второй план. Во-вторых, у людей появляется конкретный список не вполне обычных дел, которые нужно тщательно выполнять — сидеть дома, если ты на карантине, работать – если ты, например, медработник.

Все «обычные» кризисы отходят на второй план, как не отвечающие на потребность в быстрой адаптации.

Но с тревогой и паническими атаками дело сложнее, здесь наоборот, возможно усиление симптомов. Но это – в принципе диагнозы, требующие комплексного подхода. Например, с паническими атаками я всегда работаю в паре с психиатром.

В целом же никаких новых запросов к психотерапевту у людей не возникнет. Просто в стрессовой ситуации обострятся те проблемы, которые у них уже были.

Читайте также: «Хорошо, что к карантинным мерам приходится прибегать Великим Постом»: интервью главы Отдела по благотворительности Русской Православной Церкви епископа Пантелеимона