Под ударом оказались и пациенты с онкологическими заболеваниями. Руководители онкодиспансеров в Симферополе и Севастополе заявляют: ситуация сложная, но не катастрофическая

После отделения Крыма от Украины и присоединения к России на полуострове возникли перебои с поставками жизненно важных лекарственных препаратов. Под ударом оказались и пациенты с онкологическими заболеваниями. Руководители онкодиспансеров в Симферополе и Севастополе заявляют: ситуация сложная, но не катастрофическая.

Фото Алексея Куденко, http://ria.ru

Время перемен

Крым и Севастополь застыли на полпути из Украины в Россию. Провести референдум, поменять вывески и раздать новые паспорта не составляет труда. Куда сложнее безболезненно отсоединить территорию от украинской «артерии», питающей полуостров всем необходимым, и трансплантировать в российский организм. Да так, чтобы не произошло отторжения.

Те, кто проводит эту операцию, пока что не вполне справляются. Последние два месяца возле крымских банков и почтовых отделений стоят километровые очереди – люди безуспешно пытаются снять свои вклады или хотя бы получить денежные переводы.

Воды для орошения сельхозземель катастрофически не хватает – Киев перекрыл канал, по которому она поступала из Днепра. Из магазинов полуострова исчезли политически неблагонадежные конфеты украинского производства, а также молочная продукция «с материка». На те товары, что еще остались на прилавках, цены выросли на 20–25%.

С возникшими неудобствами крымчане готовы мириться: большинство из них действительно всей душой желали жить в России и ради воплощения мечты готовы потерпеть. Но если без сладостей и йогуртов (и даже без воды для полива) протянуть худо-бедно можно, то перебои в поставках жизненно необходимых лекарственных препаратов ставят под угрозу существование тысяч людей.

Пациенты с тяжелейшими недугами зависли над пропастью: Киеву они уже не нужны, Москва еще не успела принять дела и разобраться, что к чему. Крымские врачи идут на всевозможные ухищрения, чтобы без вреда для пациентов пережить переходный период. Но чего им это стоит, одному Богу известно.

Фармацевтический дефицит

Еще в апреле Агентство медицинского маркетинга сообщило о том, что из крымских аптек пропало множество лекарств. Украинские фармдистрибьюторы перешли на оплату товара по факту или на полную предоплату. Многие аптеки просто не смогли позволить себе работать на таких условиях. Российские же поставщики только начали осваивать новый рынок.

По данным Министерства экономического развития и торговли Республики Крым, препараты в новообразованный федеральный округ готовы поставлять 35 российских компаний-дистрибьюторов, имеющих филиалы в Краснодаре, Ростове, Ставрополе. Но все они требуют от крымских аптек открытия рублевых счетов для взаиморасчетов, а это сделать не так просто, учитывая, что российские банки только-только начали открывать на полуострове свои отделения.

Фото http://government.ru

Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова вскоре после присоединения Крыма к России пообещала, что с мая поставки лекарственных средств в регион наладятся, однако этого до сих пор не произошло.

Пока идут согласования нормативной базы, консультации с профильными ведомствами и обсуждения разных деталей, крымские аптеки и больницы, а значит и пациенты, остаются без медикаментов. На полки выставляются лекарства из старых запасов, но, во-первых, они не безграничны, а во-вторых, на редкие препараты никаких запасов и не делалось.

По словам аптекарей, в дефиците лекарства для диабетиков и для лечения хронических заболеваний. Пропал из продажи, например, циклодол, который используется для лечения болезни Паркинсона и входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств.

Сложность возникает и с группой препаратов, которые продаются на Украине, но в России не зарегистрированы. Так, из-за особой позиции российских властей по вопросу заместительной терапии для наркозависимых подошедший к концу метадон в республику ввозить не собираются.

«Революционная ситуация» затронула, в частности, пациентов, имеющих онкологические заболевания. Онкодиспансеры в Симферополе и Севастополе испытывают заметную нехватку лекарственных средств.

Представитель одной из местных пациентских организаций рассказал «Милосердию.ру», что в аптеках лекарства для лечения раковых больных бывают со все большими перебоями. «Обезболивающие пока еще есть. Даже морфин пока продается, в соответствии с украинским законодательством. А с химиотерапией дела неважно: имеющиеся препараты на исходе, новые ниоткуда не ожидаются», – отметил активист.

Лекарства в Крым из России в настоящий момент поступают в виде гуманитарной помощи. В Крымский онкологический диспансер не так давно привезли три фуры онкологических препаратов, однако в посылке оказались лишь медикаменты общего профиля. К тому же пока что это нерегулярные поставки: сегодня жизненно необходимый препарат есть в достаточном количестве, а завтра его может не оказаться на всем полуострове.

Помощь с Кубани

Главный врач Севастопольского онкологического диспансера Елена Мельниченко говорит о том, что Россия готова обеспечивать больницу лекарствами в нужном объеме и в настоящий момент осуществляет поставки в долг. «Не можем заключить договор с банком, не можем туда пробиться даже по знакомству, чтобы открыть счет и оплатить препараты», – сетует она. Задолженность медучреждения перед поставщиками из Краснодарского края уже составляет 1,2 миллиона рублей.

Фото http://reklama-sev.com

«Краснодар нам помогает. Они молодцы, со всей душой к нам. Желание сотрудничать есть с обеих сторон, но есть проблемы как с банком, так и с транспортировкой», – отметила Елена Мельниченко.

По ее словам, несколько коробок особо дефицитных лекарств недавно пришлось передавать обычным рейсовым автобусом из столицы Кубани. Дело было накануне Дня Победы, и автобус надолго застрял на паромной переправе через Керченский пролив, потому что на праздники в Крым народ валом валил.

Руководитель городского диспансера сообщила, что поставки в нынешнем формате будут осуществляться еще в течение трех месяцев: «По закону на этот срок мы имеем право покупать так». Затем будет объявлен тендер, и лекарства будут закупаться у того, кто предложит более выгодные условия.

Уже в июне дела пойдут на лад, считает Мельниченко. Дело в том, что Севастопольское законодательное собрание утвердило смету расходов на здравоохранение, и теперь на выделенные диспансеру деньги можно будет заказать лекарства на следующий месяц.

В целом, по словам главврача, пациенты диспансера не испытывают серьезных проблем из-за переходного периода. Основная часть больных получает все необходимые препараты по установленной схеме. Имеются кое-какие несостыковки с обеспечением медикаментами, но их диспансер пытается решать через севастопольские аптеки.

«Сейчас переходный момент, поэтому и получаются сбои. Но мы не в претензии. Мы же понимаем, что все очень стремительно произошло. Все наладится. Мы Россию нежно любим», – заключила руководитель медучреждения.

Издержки переходного периода

Симферопольские коллеги Елены Мельниченко также не поддаются панике и смотрят в будущее с оптимизмом, хоть и соглашаются с тем, что переход под российскую юрисдикцию сопряжен с большой головной болью.

«С поставками медикаментов для онкологических и онкогематологических больных хорошо не было никогда – ни в прежние времена, ни теперь. Сейчас некоторые дополнительные сложности появились: Украина уже не поставляет специальных лекарственных средств, Россия пока поставляет не в полном объеме», – рассказывает заместитель главврача по медицинской части Крымского онкологического диспансера Александр Сыромятников.

По словам доктора, абсолютное большинство пациентов вовремя получает все, что нужно. В то же время некоторых лекарств, которые больные хотели бы приобрести дополнительно, нет в аптечной сети.

«Но ситуация не критичная. Нет ни одного пациента, кто не получал бы положенных медикаментов», – подчеркнул Сыромятников. По его мнению, тяжелее будет новым пациентам, которые не внесены в реестры – ни в российский, ни в украинский: «Мы им ничего не сможем предоставить, а сами они тоже купить не смогут, поскольку в аптеках этого просто нет».

Замглавврача отметил, что сейчас у диспансера есть проблемы посерьезнее, чем перебои с поставками лекарств: к примеру, в медучреждении почти кончился кислород. Диспансер должен перезаключить договор с украинской компанией, делавшей поставки на полуостров. Если соглашение заключить не удастся, больница останется без кислорода. Сложность в том, что дистрибьютор хочет получать деньги в гривнах, а крымские государственные учреждения отныне могут расплачиваться только в рублях.

Специалист уверен, что в ближайшее время ситуация нормализуется. «Все эти проблемы вызваны переходным периодом, все они разрешатся в самое ближайшее время. В этом есть твердая уверенность», – заявил он.

Проблем хватает

Вместе с тем источник, знакомый с ситуацией, в беседе с корреспондентом «Милосердия.ру» отметил, что в последние месяцы онкологические центры полуострова столкнулись с проблемами, о которых их руководители распространяться не стали. После появления в составе России новых субъектов федерации в диспансерах были устроены тотальные бюджетные проверки, в ходе которых проверялись все документы за последние десять лет.

В Севастопольском диспансере побывала комиссия из Москвы. «В ответ на жалобы врача на отсутствие лекарств, которое делает невозможным протокольное лечение, было заявлено о ее несоответствии занимаемой должности», – сообщил источник.

Проверяющие также выразили сомнение в целесообразности существования на полуострове сразу двух профильных учреждений: мол, зачем вообще нужен онкодиспансер в Севастополе, ведь в Симферополе такой тоже есть. В симферопольской больнице, по словам собеседника издания, ходят разговоры о том, что многие врачи после окончания всех проверок собираются увольняться и уезжать на Украину.

Закрытие банков и блокировка счетов создали дополнительные сложности для севастопольского хосписа. Координатор благотворительного фонда паллиативной и хосписной помощи «Милосердие», курирующего хоспис, сообщила, что учреждение едва не осталось без средств гигиены и перевязочного материала.

Бюджетное финансирование не покрывает всех расходов, поэтому учреждению помогают горожане, перечисляющие средства на счет благотворительного фонда. Когда пожертвования «зависли» на банковских счетах, координаторы не имели возможности воспользоваться ими для покупки всего необходимого. Среди севастопольцев был брошен клич закупать необходимые расходные материалы и самостоятельно привозить в хоспис.

С отставанием на полвека

Правоту слов Александра Сыромятникова о том, что помощь онкологическим больным в Крыму никогда не была на высоте, подтвердила комиссия экспертов, побывавших на полуострове в апреле. В ее состав входили представители Минздрава, Ассоциации онкологов России и организации по защите прав онкологических пациентов «Равное право на жизнь».

По результатам рабочей поездки они заключили, что крымские пациенты лишены качественной диагностики, эффективных лекарственных средств и современного оборудования. Помощь онкобольным в регионе осталась на уровне середины прошлого столетия, заявил вошедший в состав делегации зампред правления Ассоциации онкологов РФ Дмитрий Борисов.

Фото http://pressria.ru

Результаты проверки показали, что крымчанам приходилось оплачивать лечение онкологических заболеваний фактически из собственного кармана. Они самостоятельно покупали даже рядовые противоопухолевые препараты; инновационные препараты направленного действия на бюджетные деньги также не закупались.

Более 80% средств, за счет которых финансировалась онкопомощь на полуострове, составляли прямые платежи населения. Лекарственные средства, предоставляемые Киевом, по мнению экспертов, были весьма сомнительного качества, так как не имели регистрации ни в одной стране мира.

В целом, расходы украинской казны на одного больного были примерно в 200 раз меньше, чем тратит Россия.

Специалисты также обратили внимание на отсутствие полноценной диагностической базы в Крыму (все исследования делались в Киеве) и нехватку коечного фонда в местных диспансерах. В то же время на полуострове есть высококлассные хирурги с уникальным опытом, которые вынуждены были работать по старым методикам.

Из-за скудных возможностей крымские больницы уповали только на хирургическое вмешательство, например, при таком распространенном заболевании, как рак молочной железы, то есть понятие органосохраняющего лечения там отсутствовало в принципе.

Об увиденном в Крыму московские эксперты обещали сообщить в Экономический и Социальный Совет ООН. Выправить положение дел должно включение региональной медицины в национальную программу развития здравоохранения и систему ОМС. Это произойдет уже начиная с 2015 года.

К этому моменту в республике предстоит переподготовить кадры и позаботиться о том, чтобы обветшалые здания и помещения крымских больниц соответствовали российским санитарным нормам. Всего же, по словам министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой, интеграция Крыма в российское здравоохранения обойдется в 6 миллиардов рублей.