Будучи абсолютным сторонником жизни детей с инвалидностью в семьях или в малокомплектных учреждениях, я недоумевала: как же можно качественно организовать жизнь в поселении на 400 человек!

В мае этого года делегация из Санкт-Петербурга, состоящая из директоров коррекционных школ, представителей дома-интерната для детей с отклонением в умственном развитии и СПб БОО «Перспективы» посетила Центр лечебной педагогики г. Варбург (Германия).

на фото представители российской делегации и бургомистр Варбурга М. Штикельн, духовный наставник центра Р. Копец, директор ЦЛП Маттиас Шмидт, психолог П.Гертс и другие
на фото представители российской делегации и бургомистр Варбурга М. Штикельн, духовный наставник центра Р. Копец, директор ЦЛП Маттиас Шмидт, психолог П.Гертс и другие

Еще до начала поездки мы знали, что в настоящий момент в Центре, расположенном на земле Северный Рейн — Вестфалия, живут и учатся около 400 человек с ментальной инвалидностью и поведенческими нарушениями. Слышали и о том, что в 1994 году после реформы системы здравоохранения Германии этот центр был выведен из состава психиатрической больницы, после чего структура и система работы Центра в корне изменились. Медицинский подход к организации жизни таких людей ушел на второй план, уступив место задаче создать для ребенка условия, максимально приближенные к нормальным.

Сегодня в нашей стране к организации жизни детей и взрослых с инвалидностью приковано особое внимание – это связано с рядом резонансных законов и ратификацией Конвенции о правах инвалидов, в которых прямо говорится о необходимости интеграции детей и взрослых с инвалидностью в общество, создании им условий, максимально приближенным к семейным, реорганизации структуры социальных интернатов. И я, будучи абсолютным сторонником жизни детей и взрослых с инвалидностью в семьях или в малокомплектных учреждениях на 20, 30 или 60 человек, ехала в эту поездку с опаской и любопытством, как же можно качественно организовать жизнь людей в таком поселении на 400 человек?!

церковь и здание для творческих занятий
церковь и здание для творческих занятий

Важно отметить, что в Германии государство оказывает максимальную социальную поддержку семьям, имеющим в составе ребенка с инвалидностью, то есть делает все возможное, чтобы дети и взрослые оставались жить в семьях. Поэтому Центр лечебной педагогики Варбурга – это не стандартное для страны учреждение, сюда попадают лишь те дети, которые имеют крайние формы нарушений (умственную отсталость и тяжелые поведенческие отклонения). Эти дети и их семьи прошли все этапы господдержки, с целью остаться в семье, но им все же не удалось справиться с ситуацией.

Сегодня в немецком ЦЛП живут взрослые и дети, в том числе 150 школьников. До 2003 года все дети, попавшие сюда, оставались здесь жить и после окончания школы, но теперь постоянно жить могут лишь те, кто родом из окрестных мест. Мартин Хагеманн, директор школы Святого Лаврентия, которая является структурным подразделением ЦЛП, провел нас с экскурсией: большая территория центра, как и в России, расположена на некотором расстоянии от ближайшего населенного пункта. Небольшие улочки, вдоль которых много растительности, ведут мимо столовой, здания центра дневного пребывания, церкви, школы, терапевтического комплекса, жилых домов… Нет никаких решеток, заборов, отделяющих проживающих от остального мира, лишь только шлагбаум, контролирующий въезд машин.

Свобода и умиротворение – первое, что сильно удивило меня. Это значительно отличается от российских интернатов, где лысая, четко просматриваемая территория, высоченный забор по периметру и конечно КПП (контрольно-пропускной пункт), куда же без него…

графические примеры  альтернативной коммуникации в школе
графические примеры альтернативной коммуникации в школе

Недалеко от одного из жилых домов катаются на велосипедах 7-летние мальчишки, рядом нет взрослых, только потом видишь вдалеке одного из сопровождающих ребят.

По дорожкам прогуливаются проживающие разных возрастов, с сопровождением или нет, кто-то на инвалидных колясках, а кто-то идет самостоятельно, некоторые спешат в школу или мастерскую, кто-то на работу в город – и во всем в этом естественность жизни и отсутствие постоянного тотального контроля.

урок жестовое пение
урок жестовое пение

Нам показали дома, где живут дети и взрослые, – дома рассчитаны на 24 человека и разделены на 3 группы. Одна жилая группа состоит из 8 человек. Трудно описать наши эмоции, когда мы заглянули в одну из таких групп. Юноши встретили нас в большом холле с диванами, телевизором, настольными играми, далее нас провели в меньший холл, где также стоял телевизор, но было больше возможности для уединения, кухня с большим обеденным столом. У каждого проживающего в группе своя отдельная комната и туалет. Обстановка в комнатах индивидуальная: у футбольного болельщика она завешана символикой команды, а у кого-то на стене висит постер любимого музыканта, у другого на видном месте фотографии семьи и сувениры, подаренные родителями, братьями и сестрами… Стоит сказать, что связь с родителями поддерживается постоянно, и то, что ребята переехали жить в Центр, не означает разрыв с семьями. Сопровождают такую группу 2 специалиста лечебно-воспитательного ухода и медсестра – одна на 2 группы.

коммуникатор
коммуникатор

Как только мы вошли в группу, первое, что пришло в голову, как нерационально размещены ребята, хотелось их уплотнить, сократить холлы. Но все это от тяжести российских реалий. Для сравнения, в Павловском доме-интернате дети живут в больших двухэтажных корпусах, не оснащенных даже пассажирскими лифтами. В корпусе отделения Милосердия, где почти нет самостоятельно передвигающихся детей, проживают около 130 человек, по 10 -13 детей в каждой группе. У детей нет ни своих тумбочек для хранения вещей, ни игровых при группах, ни отдельных туалетов. Есть лишь выстроенные в ряд кроватки, да ванночка у стены для мытья.

Более половины детей Павловского интерната имеют родителей, которые официально от них не отказались, а подписали договор с учреждением на услуги. Однако, подавляющее большинство этих родителей никогда не навещали своих детей за 13 интернатских лет.

холл одной их жилых групп
холл одной их жилых групп

Мы, пораженные комфортом жилища ребят, потом узнали, что эти ребята находятся под особым режимом, так как имеют серьезные поведенческие нарушения и склонны к насилию — им запрещено без сопровождения покидать дом. Каждый раз, когда в доме открывается дверь, срабатывает сигнализация и на ее звук тут же реагирует персонал учреждения, взяв ситуация под контроль. Но при этом никаких решеток на окнах!!!

Особую роль в жизни ЦЛП играет школа святого Лаврентия. Следует отметить, что в Германии обучение – это ОБЯЗАННОСТЬ! Все дети должны ходить в школу вне зависимости от нарушений. Государственная система четко отслеживает, направлен ли ребенок в школу; если нет – родители или опекуны будут иметь серьезные проблемы законом.

уроки в интегративных классах
уроки в интегративных классах

Директор школы Святого Лаврентия Мартин Хагеманн рассказал, что еще несколько десятилетий назад, в 1970-е годы в Германии было другое правило: если ребенок может на 30 см осмыслено передвинуть предмет влево и вправо, только тогда его определяют в школу. Сейчас образование детей с нарушениями стало не только обязательным, более того, дети с более легкими нарушениями идут массовую школу, в специальную школу только с тяжелыми нарушениями и поведенческим серьезными проблемами. Забота о школах для детей с тяжелыми нарушениями развития лежит на окружных администрациях, которые, как правило, закупают социальные, медицинские и образовательные услуги у церковных и социальных негосударственных организаций. Например, ЦЛП Варбурга работает в составе Каритаса, известной католической организации.

В первый день нашей поездки нас водили по классам, и я слышала вопросы петербургских директоров: «А где же тяжелые дети?» И только потом, внимательно разглядывая учеников классов, мы обнаружили в каждом классе из 6-9 человек по 1-2 ребенка с тяжелыми физическими и умственными нарушениями, потому что все классы сформированы по инклюзивному принципу: здесь собраны дети с самыми разными нарушениями и их степенями.

комната девочки с тяжелыми нарушениями развития уроки в интегративных классах
комната девочки с тяжелыми нарушениями развития уроки в интегративных классах

В основе обучения ребенка – его индивидуальные возможности — нет никакой уравниловки, дети учатся столько, сколько могут (кто-то всего 1,5 часа и уходит, кто-то 5 часов), уроки могут также быть совмещенными по 2 урока сразу или наоборот, если дети устали, закончится раньше. Поражает слаженность работы коллектива педагогов и помощников в классах, они понимают и друг друга и учеников с полуслова. Если во время урока, кто-то из ребят стал проявлять нервозность или возникли проблемы с поведением, один из взрослых тут же выводит его в коридор для эмоциональной разгрузки.

Девиз немецкого коррекционного образования: «Никто не должен остаться безъязычным: если ты можешь говорить — говори, если не говоришь, но можешь работать руками – говори жестами, если не можешь говорить и изъясняться жестами – есть специальные кнопочные приборы — коммуникаторы с картинками и тебе достаточно нажать нужные клавиши, чтобы сформулировать свою мысль. В школе все слова и действия обязательно сопровождаются жестами. У каждой двери школы, будь то туалет или кабинет директора, обязательно рядом с табличкой есть фотография жеста и рисованная картинка. Все это – альтернативная коммуникация, задачи освоения которой проходит красной нитью через все уроки. Всего около 1000 жестов, но в реальности используются активно только 300, а самых простых основных — около 30.

уроки в интегративных классах
уроки в интегративных классах

В российских же интернатах не говорящий ребенок с умственной отсталостью не всегда сможет быть понятым. На отделениях Милосердия, где живут дети с тяжелейшими нарушениями развития, ребенок лишь слезами, как младенец, пытается сообщить о дискомфорте, и взрослым долго приходится гадать, что не так — отлежал ли он ручку, или у него сильно чешется спина, или он хочет пить, или болит живот… В немецкой школе помочь человеку с разнообразными нарушениями объясниться и сообщить о себе – главная цель, качественно меняющая его жизнь в дальнейшем.

Часть выпускников школы, трудоустраивается в городе и живет за пределами Центра в сопровождаемых домах. Только те, кому нужно больше поддержки, остаются внутри территории учреждения и посещают Центр дневного пребывания, где им обеспечена занятость и поддержка на протяжении всей жизни.

Все время пребывания в ЦЛП Варбурга меня не оставлял один вопрос: почему при многих равных условиях у нас так плохо, а у них иначе?

Прогуливаясь по территории Центра лечебной педагогики, мы видели небольшую конюшню, созданную для занятий иппотерапией. Эти занятия так необходимы детям с ДЦП, аутистам и многим другим.

уроки в интегративных классах
уроки в интегративных классах

Неужели нельзя создать такое же направление в Павловском доме-интернате? Сколько радости было бы у детишек при виде лошадей и пользы в реабилитации? Да и благотворителей удалось бы найти, которые бы построили конюшню и лошадей закупили бы…

Неужели в нашем интернате невозможно открыть хотя бы маленький бассейн, который также остро необходим нашим детишкам, да и место при желании можно выискать?

Еще много таких неужели, на которые лишь один ответ – НЕЛЬЗЯ, ведь согласовательные и запретительные ведомства найдут кучу нарушений. Но вопрос, где тут интересы ребенка?

посетители Центра дневного пребывания
посетители Центра дневного пребывания

Покидая Центр Лечебной педагогики Варбурга, я вспоминала как на официальном приеме бургомистр города Варбург господин Михаэль Штикельн, назвал ЦЛП важным для региона учреждением, которым гордятся местные власти и жители, стараясь принимать участие в его развитии. Проживающие здесь люди интегрированы в общество и являются неотъемлемой его частью, некоторые из них входят в городские общественные организации.

Я наконец-то поняла, в чем же глубинный ответ на мое почему? Он банален — все дело в уважении к ЧЕЛОВЕКУ, каким бы он ни был. Именно всеобщим УВАЖЕНИЕМ пронизана жизнь в немецком Центре лечебной педагогики – это уважение к проживающим и сотрудникам, которое выражается во всем — в чистоте территории, туалетов, в здании столовой и кафе, в организации быта, педагогических подходов, реабилитации и терапии, регламентах всех структур центра… И даже в том, что на 400 человек, живущих в центре людей с тяжелыми нарушениями развития, всего 3 врача, которые не надевают белых халатов, потому что ЦЛП – не больница, а место, где живут ЛЮДИ с ментальными нарушениями. Эти люди радуются, сердятся, страдают и выселятся, развиваются, совершают ошибки, болеют и умирают…Это и есть не стерильная, а нормальная человеческая жизнь без решеток и белых халатов, с правом на развитие.