Вылечить бесплатно абсолютно всех государство не в состоянии – на самые затратные виды медицины устанавливается квота. Если лимит исчерпан, пожалуйста, плати. Увы, с нехваткой бесплатных талонов сталкиваются, главным образом, те, кому своевременное лечение жизненно необходимо

Право на бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных клиниках закреплено в Конституции. Правда, на некоторые виды медпомощи это право не распространяется. К тому же вылечить бесплатно абсолютно всех государство не в состоянии – на самые затратные виды медицины устанавливается квота. Если лимит исчерпан, пожалуйста, плати. Увы, с нехваткой бесплатных талонов сталкиваются, главным образом, те, кому своевременное лечение жизненно необходимо.

Н.П. Загорский, «У земской больницы» (1886) /www.runivers.ru/

Сходить на прием к терапевту или к узкому специалисту в районную поликлинику, сделать рентген или сдать кровь на общий анализ каждый из нас может абсолютно бесплатно. Конечно, если в кабинете вам не предложат в добровольно-принудительном порядке сделать взнос «на благотворительность» или «на ремонт кабинета».

Государство обязуется безвозмездно лечить своих граждан и при более серьезных недугах (об этом говорится в статье 41 Конституции РФ), однако ровно до тех пор, пока медицинская помощь не требует крупных бюджетных ассигнований.

Наиболее дорогостоящие виды лечения не покрываются полисом обязательного медицинского страхования. К ним относятся операции на открытом сердце, трансплантация органов, эндопротезирование суставов, содействие в экстракорпоральном оплодотворении, нейрохирургические вмешательства, лечение наследственных заболеваний, помощь при онкологических заболеваниях и другие. Формально они бесплатны для граждан (статья 80 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21 ноября 2011 года), но строго лимитированы.

Государство ежегодно определяет норматив финансовых затрат на то или иное лечение и выделяет определенную сумму средств на высокотехнологичную медицинскую помощь. Эти миллиарды делят на некоторое количество квот. Их число определяют следующим образом. Минздрав устанавливает для медучреждений в каждом регионе плановые объемы помощи по числу больных. Планы составляются на основе данных, представленных региональными организациями здравоохранения. В них отражены и общая эпидемиологическая ситуация, и статистика прошлых лет, и количество больных в листе ожидания.

Высокотехнологичную медицинскую помощь оказывают более 150 клиник по всей России. Например, в 2012 году государство заплатило им 51,79 млрд рублей за лечение «сложных» больных. Эти деньги разделили на 453 тысячи квот. Именно столько граждан смогли получить ВМП за государственный счет.

Получить квотированные медуслуги может любой гражданин России, если врачи сочтут, что ему такая помощь необходима. Каждая квота – это чек, справка о том, что государство берет на себя расходы по лечению конкретного гражданина. Это и есть тот счастливый билет, который дает пациенту право на дорогостоящее лечение за казенный счет.

На текущий год такие правила утверждены постановлением правительства РФ № 1278 от 26 декабря 2013 года «Об утверждении Правил финансового обеспечения оказания высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации в федеральных государственных бюджетных и автономных учреждениях за счет бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете Министерству здравоохранения Российской Федерации, в 2014 году». Какие именно виды высокотехнологичной медпомощи оказываются по государственным квотам в 2014 году, можно узнать на сайте Минздрава. Этот перечень обновляется ежегодно.

О существовании подобного порядка финансирования государственной медпомощи большинство россиян не имеет ни малейшего понятия до тех пор, пока не сталкивается с этим лицом к лицу. Поэтому многие, попав в тяжелую жизненную ситуацию, оказываются психологически не готовы к тому, что за свое право на жизнь приходится буквально сражаться. Это связано с тем, что распределение квот – сложный многоступенчатый процесс, в ходе которого пациент может столкнуться с множеством неприятных сюрпризов.

Проблемы в этой схеме возникают в тот момент, когда выясняется, что выделенных государством квот не хватает всем страждущим. Такое происходит сплошь и рядом: приблизительное число потенциально заболевших прикидывают заранее, но болеют люди не по расписанию, поэтому цифры раз за разом не сходятся.

Когда квоты кончаются, перед пациентом разводят руками: мол, ничем не можем помочь, ждите до следующего года. В случае с онкологией счет может идти на дни, поэтому ждать не представляется возможным. Приходится больным и их родственникам продавать квартиру-машину-дачу, обивать пороги фондов, бросать клич в социальных сетях, чтобы собрать требуемую сумму на лечение и операцию.

Очень часто с нехваткой квот сталкивают маленькие пациенты с тяжелыми формами онкологических заболеваний. Промедление в лечении их недугов грозит фатальными последствиями.

В меру возможностей расходы на дорогостоящие операции берут на себя благотворительные фонды. Они собирают пожертвования на лечение и пытаются воздействовать на органы власти с тем, чтобы ситуация менялась в лучшую сторону. Такая деятельность приносит свои плоды: число квот увеличивается с каждым годом.

Проблема с медуслугами, предоставляемыми за счет бюджетных ассигнований, состоит еще и в том, что даже при наличии квоты доказать, что ее достоин именно ты, – задача для многих непосильная. Прохождение всех необходимых комиссий, получение справок и согласований потребует много сил и времени. Опубликованная на старом сайте Минздравсоцразвития «Схема последовательности действий граждан для получения высокотехнологичной медицинской помощи» своей запутанностью напоминает план эвакуации из Кносского лабиринта.

Если упростить, то все начинается с обращения в поликлинику по месту жительства, к лечащему врачу. На основании результатов диагностического исследования он направляет пациента дальше по инстанциям.

Для получения квоты человек должен собрать пакет документов и пройти три комиссии: врачей первичного звена, регионального органа здравоохранения и врачей федеральной больницы, в которой окончательно решают, есть ли у пациента медицинские показания к ВМП и готовы ли соответствующие специалисты его принять. На бумаге это решение принимается за один день, но на практике может растянуться на длительный период.

При положительном решении региональный орган здравоохранения оформляет пациенту электронный талон, по номеру которого человек может следить, не подошла ли его очередь.

Если пациенту медпомощь нужна экстренно, отказать ему не имеют права: региональный орган оформляет направление, предварительно предупредив руководство медучреждения. Узнать о наличии квот на ВМП в регионе или в конкретном медучреждении можно в региональном департаменте здравоохранения или в квотном отделе клиники, которая такую помощь оказывает.

Иными словами, если запастись терпением и общаться с бюрократическим аппаратом вежливо, но настойчиво, талон на ВМП получить вполне возможно. К тому же при наличии свободных средств можно воспользоваться услугами медицинских коммерческих фирм, которые оказывают помощь в «выбивании» квот.

Хуже, если все квоты на текущий год уже исчерпаны. Что делать в такой ситуации? Эксперты говорят, что по закону получить бесплатное лечение при отсутствии квот невозможно. Но можно, во-первых, обратиться в местный здравотдел на предмет дополнительных квот (иногда их выделяют), во-вторых, поднять шум в блогах и прессе, и тогда «внезапно» окажется, что квота на самом деле есть, в-третьих, попробовать обратиться в лечебные центры в провинции (квоты на лечение в Москве расходятся гораздо быстрее).

Кроме того, нужно быть готовым к стоянию в очередях и долгому ожиданию. Мест в медицинских центрах, оказывающих высокотехнологичную медицинскую помощь, куда меньше, чем больных. Если у пациента не экстренный случай, то ждать, когда в клинике освободиться его законная койка, можно месяцы: срок ожидания помощи нигде не регламентирован.

Беда в том, что к несрочным видам лечения могут отнести пересадку жизненно важного органа или операцию по удалению растущей раковой опухоли. Таковы отечественные реалии. В этом случае рекомендуется либо обивать чиновничьи пороги в поисках правды, либо собирать деньги на лечение.

В самом крайнем случае можно оплатить терапевтический курс или операцию из собственных средств, а потом попробовать добиться их возмещения через органы здравоохранения, предоставив соответствующую документацию.

Еще одна особенность «бесплатного» лечения по квотам – в том, что платить за медицинскую помощь все же придется. Причем, немало. Перечень квотированных методов лечения занимает в приложении к приказу Минздрава более сотни страниц, но он не охватывает всех дополнительных процедур, без которых обойтись нельзя. Например, пациент сам должен оплачивать поиск доноров для трансплантации, поскольку такая услуга не включена ни в одну расходную статью бюджета.

Система оказания медицинской помощи тяжелобольным людям по строго отведенным квотам, выделение которых, к тому же, отягощено бюрократическими проволочками, разумеется, далека от совершенства. Но в распоряжении государства нет других способов помочь как можно большему числу нуждающихся. На всех казны не хватит.

Комментируя практику квотирования высокотехнологичной медпомощи, чиновники отмечают, что во многих странах Запада государство не дает своим гражданам и этого, а медицинская страховка чаще всего не покрывает расходов даже на курс химиотерапии при онкологических заболеваниях. Другое дело, что в этих странах лучше развита система помощи через благотворительные фонды. Нам же еще только предстоит проделать этот путь.