Недавно у меня появилась книга, которую я ждала ровно с тех пор, как впервые прочитала рассказы Вудхауса. Книга о радости, которой наполнена наша обычная жизнь

Эта радость не исключает и грусти, и трагизма, она не пытается заменить собой всю сложность мира смехом. Книга Ульяны Меньшиковой «Обо всем» – это рассказы, в основу которых легли записи в социальных сетях талантливой писательницы и известного регента Ульяны Меньшиковой.

Автор хорошо знакома с церковной жизнью, и она рассказывает смешные истории о том, что близко и понятно церковным православным людям, особенно тем, кто, как и автор, пришел в храм в 1990-е годы, когда новая церковная жизнь в России только-только начинала возрождаться. Эти истории, что важно, рассказываются всегда с большой любовью к Церкви.

Эпиграфом к книге автор взяла высказывание Гилберта К.Честертона: «Жизнь серьезна всегда, но жить всегда серьезно – нельзя». А я, рассказывая, о чем эта книга, продолжу словами того же прекрасного писателя: «Радость – куда более неуловимая материя, чем страдание. В радости – смысл нашего существования, мелочный и великий одновременно. Мы вдыхаем ее с каждым вздохом, ощущаем ее аромат в каждой выпитой чашке чаю. Литература радости – бесконечно более сложное, редкое и незаурядное явление, чем черно-белая литература страданий» (Г.К.Честертон «В защиту фарса»).

В рассказе «Семинарское» мы читаем о том, как Ульяна и ее подруга поступили во вновь открытую духовную семинарию города Томска в 1991 году. Как должна быть устроена семинарская жизнь не знал в то время никто, взяли сюда всех, кто подал документы, а поступали в основном «по благословению духовников». Первые семинаристы приехали примерно с таким представлением:

«О семинарии я знала немного от Гоголя и немного из “Очерков бурсы” Помяловского. Я поняла, что это будет и страшно, и весело, как я люблю, и сопротивляться не стала».

Молодые люди стали учиться, а заодно добывать себе пропитание. Иногда они ехали в лес и собирали на зиму грибы, иногда – отпевали покойников. Особенно хорошо платили за отпевание «авторитетов». Как пишет Ульяна в рассказе «Как провожают авторитетов»: «Анекдот про похороны, где порвали три баяна, имел под собой основу». Они пели в храме, потом на кладбище, потом в ресторане (потому что «гонорар отдавали там», понимая, что участники хора иначе сбегут по-тихому):

«В разгар поминального веселья в зале “рэсторана” появились какие-то новые люди. И тут пошел вестерн. Началась эпическая драка с перестрелкой. Лежим мы с батюшкой и тубой под столом и усиленно читаем 90-й псалом. Причем я на нервных почвах начинаю ржать как молодая кобылица в преддверии весны. Рот мне затыкают тубист и батюшка в два кулака, чтобы на звук моего ржания стрелять не начали. Мат стоит отборнейший, стекла летят, в общем, очень весело. Очень. Потом приехала милиция. Без собаки. И всех нас арестовала. Мы еще немного попели грустных песен в кутузке и с миром были отпущены, как непричастные, а просто случайные свидетели».

Ульяна Меньшикова. Фото с сайта alavastr.com

Но рассказы о 90-х это не только полуанекдотические истории из жизни бандитов, это и прекрасная, вечная, можно сказать, история об удачном замужестве немолодой дамы – главного кадровика огромного ДСК. И смешная история о регенте, который был композитором и переписал всем известные нотные партии по-новому, а хор узнал об этом уже на службе.

Тут, предупреждая опасения особо трепетных читателей, которых может взволновать использование церковной тематики для описания смешных ситуаций, отвечу на это словами автора:

«Частенько меня упрекают благочестивые братия и сестры в том, что истории, которые я рассказываю о нашей певческой жизни, несколько фривольны и начисто лишены благоговейного трепета в использовании терминологии.

Но тут дело такое, кому монашья келья, а кому свеча венчальная. Для кого-то вся жизнь – скорбный путь во сыру могилу, для другого – радостное шествие в жизнь вечную, не без сокрушения о грехах, само собой.

Поэтому, плакальщику – плакать, радостному – смеяться. А смешного, поверьте, не так уж мало в нашей церковной жизни» («О певческих страстях»).

Но моя любимая история из книги «Обо всем» – это «Женик».

Женик – это взрослый брат Ульяны, 33-летний незрячий инвалид с тяжелой формой ДЦП. Однажды рано утром в квартиру позвонили, оказалось, что это пришли люди из военкомата в сопровождении милиции – забирать Евгения Владимировича Меньшикова в армию. Они не знали о состоянии здоровья «уклониста», а когда увидели призывника, то растерялись.

Мама и папа стали смеяться над абсурдностью ситуации, а Женик подходит к одному из военных вплотную, и рукой слепца начинает водить по его лицу. «И тут мы все, – пишет Ульяна, – включая сломленных морально военных, не сговариваясь, начинаем плакать. И Женика жалко, и Родину жалко, и дядек этих военных, которых, не проверив “что и как”, прислали к “уклонисту” с первыми петухами, и себя всем было жалко. Потом упирающихся и извиняющихся воинов мы утащили на кухню пить чай…»

Вот этот смех, и слезы, и чай на кухне очень близкое нам состояние, когда и всех жалко, и смешно, и страшно. О таких ситуациях – гоголевских или вудхаусовских – кому что ближе, в любом случае, очень жизненных и вечных рассказывает прекрасный автор Ульяна Меньшикова.

Ульяна Меньшикова «Обо всем» – изд. «Алавастр», 2017