22 марта — в Церкви день памяти 40 героев — мучеников Севастийских. Сорок мучеников казнили во времена действия в Римской империи «свободы вероисповедания». Как и многих новомучеников в СССР

Фрагмент фрески Севастийских мучеников. Греция, 12 век. Изображение с сайта ruicon.ru

«И я — христианин!»

Давно это было. В 4 веке, в армянском городе Севастии, одним из военачальников был Агриколай, язычник. Под его началом была дружина из сорока храбрых воинов. Все они были христианами. Так вполне могло быть, потому что стоял 313 год — время действия Миланского эдикта, разрешающего свободу веры. Но ведь закон — законом, а практика — практикой. В СССР по Конституции тоже была «свобода веры».

Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Воины вместе молились и однажды ночью услышали: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз командир пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и так заслужить расположение самого императора.

Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Кирион был прав: Миланский эдикт всем христианам империи давал свободу вероисповедания. Но соправитель императора Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство: Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

Через семь дней в Севастию прибыл сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога».

Тогда Лисий велел побить святых мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием, попал в лицо Агриколаю.

Мучители поняли, что святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд перед мучителем и допрос повторился, воины же остались непреклонны.

Озеро Севан. Фото: kalynevich / yandex.com

Стояла зима, мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру  и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню.

В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво.

В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой.

Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро, он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я — христианин!» — и присоединился к мученикам.

Фрагмент фрески Севастийских мучеников. Греция, 12 век. Изображение с сайта ruicon.ru

Стоя в воде, он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини и меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий стал как один из них. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени.

Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение.

Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

В Церкви в день мучеников служится литургия Преждеосвященных даров, им молятся, прося об укреплении веры, терпения в трудных обстоятельствах и напастях.

Приготовить «жаворонков» можно за 5 минут

Максим Сырников. Фото с сайта nastroenie.tv

А еще в день 40-ка мучеников Севастийских принято выпекать жаворонков — такая народная традиция. О том, как это сделать красиво, быстро и вкусно, рассказывает Максим Сырников:

— В России есть много традиционных праздничных блюд, которые готовились к определенному дню. Скажем, «жаворонки» готовились к дню памяти Сорока мучеников Севастийских, «лествица» (лесенка из теста) — к дню памяти святого Иоанна Лествичника. Эту традицию не так сложно сохранять.

Приготовить «жаворонков» можно за пять минут.

Так как память Сорока Севастийских мучеников отмечается 22 марта и всегда приходится на Великий пост, то тесто замешивается постное бездрожжевое, на ржаной муке и воде. По вкусу в него добавляется соль, мед или сахар, также можно добавить растительное масло. По консистенции тесто должно быть тугое, чтобы из него можно было лепить.

Тесто разделяем на шарики размером со среднее яблоко. Шарик раскатываем, затем из него делаем колбаску.

Заворачиваем колбаску в узелок и из одного кончика формируем головку жаворонка, а из другого — хвостик. Такие «жаворонки» даже в церкви освящались.

«Жаворонки»

Как связан жаворонок с мучениками? В народе замечали, что поющий жаворонок то взмывает ввысь, то падает к земле, и объясняли это устремленностью к Богу и смирением этих птиц пред Богом.

Так и мученик – как песнь славы Господу, устремлен ввысь, в Царство Небесное, и ради этого терпит страдания».

Максим Сырников, известный российский ресторатор, родился в 1965 году в Санкт-Петербурге. Окончил Институт культуры. Более двадцати лет увлекается русской кухней, проводит мастер-классы для шеф-поваров и рестораторов, собирает материал для книги по аутентичной русской кухне, пишет статьи по кулинарии. Помимо русской кухни, очень любит кавказскую. Женат, есть дочка и сын.