Закон о волонтерстве комментирует юрист Отдела по благотворительности

Есть опасения, что в случае пристрастного толкования закона будут ущемляться права независимых добровольцев

Есть опасения, что в случае пристрастного толкования закона будут ущемляться права независимых добровольцев.

1. Хотя законопроектом предусмотрена возможность осуществлять добровольческую деятельность в составе незарегистрированного объединения или группы, незарегистрированные добровольческие объединения практически не фигурируют в тексте законопроекта, например, в числе организаторов добровольческой деятельности или в понятии «координатор добровольцев (волонтеров)», и так далее.

2. Законопроект содержит множество противоречащих друг другу положений и юридически непроработанных некорректных формулировок. Примером может быть положение законопроекта о том, что «добровольческая (волонтерская) деятельность не может быть направлена на поддержку определенных политических партий, других общественных объединений и ассоциаций, а также на продвижение товаров, работ, услуг» – совершенно неясно, каких «других»? Общественные объединения очень часто, едва ли не чаще всего, привлекают к своей деятельности волонтеров, а в такой формулировке законопроект исключает общественные организации, как организационно-правовую форму НКО из числа получателей добровольческой (волонтерской) помощи.

Также примером непроработанности законопроекта служит ст. 10, в соответствии с которой координатор назначается из числа членов добровольческой (волонтерской) организации. Законодательством России предусмотрены формы НКО, имеющие членство и не имеющие членства и, соответственно, членов. При этом они широко организуют добровольческую помощь, и их много – это, например, религиозные организации, т.е. любой приход Русской Православной Церкви или управляющие организации Церкви, включая Отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

3. Организатор добровольческой деятельности. В законопроекте организатором добровольческой (волонтерской) деятельности в первую очередь являются органы государственной власти, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, организационные комитеты и другие организации, привлекающие для реализации своих функций добровольцев, а положение добровольческих организации вторично по отношению к этим организаторам.

Например, если ДДИ для реализации своих функций привлекает добровольцев, заключивших договор с добровольческой организацией, то ДДИ – организатор добровольческой деятельности, а добровольческая организация – просто поставщик людей?

Кроме того, важно понимать, что государственные и муниципальные учреждения (например: социальные, медицинские, образовательные) зачастую являются получателями добровольческой помощи, и представляется некорректным совмещение в них этого статуса со статусом организатора добровольческой деятельности.

Кроме того, сомнительна формулировка ст. 9 законопроекта: добровольческая (волонтерская) организация может осуществлять программы и проекты в первую очередь совместно с организатором, и лишь во вторую самостоятельно.

4. Вообще, в законопроекте сказано, что добровольческая деятельность может осуществляться без регистрации, однако, в законопроекте есть положения, противоречащие этому принципу, и при формальном толковании закона эти положения могут стать инструментами, фактически заставляющими добровольцев регистрироваться.

Организатор добровольческой (волонтерской) деятельности в случае самостоятельного привлечения добровольцев вносит записи в личную книжку. Добровольческая (волонтерская) организация, в случае привлечения добровольцев – тоже вносит записи в личную книжку.

В такой формулировке предполагается обязательный порядок, так как не сказано «при наличии личной книжки», а «при привлечении добровольцев». А это может значить, что практически незарегистрированных добровольцев привлекать будет нельзя. Такие противоречия в законопроекте совершенно неприемлемы, его нормы должны соответствовать принципам свободы осуществления добровольческой деятельности.

Некоторые трактуют законопроект так, что при отсутствии личной книжки можно привлекать добровольца, однако в сочетании с другими нормами законопроекта и духом законопроекта волонтерская деятельность скорее видится его авторам подконтрольной и окологосударственной, а не свободной самоорганизацией гражданского общества. Поэтому, по какому пути пойдет правоприменительная практика – пока сложно предположить.

Личная книжка – документ, который может быть полезен добровольцу, например, он мог бы подтверждать свое участие в определенной деятельности, опыт и достижения, подтверждать занятость или свою социальную ответственность. Но в законе выражено другое намерение авторов – личная книжка не помогает добровольцу подтвердить опыт и участие, получить какие-то бонусы, а служит «наряду с общероссийским реестром добровольцев (волонтеров)» для учета добровольцев.

Заведение личной книжки только после регистрации ущемляет права незарегистрированных добровольцев и может стать инструментом, принуждающим к регистрации. И лучше, если личную книжку добровольца будет выдавать организация, с которой сотрудничает доброволец, а не органы государственной власти субъектов.

5. «Привлекать добровольцев (волонтеров) к выполнению опасных видов работ имеет право только организатор добровольческой (волонтерской) деятельности, являющийся органом государственной власти».

Понятие «опасные виды работ» имеется только в специальном законодательстве, регулирующем труд отдельных категорий работников, от которых также требуется определенная квалификация.

Что будет признаваться опасными видами работ в целях этого законопроекта – вопрос. Эта норма может стать препятствием для участия добровольцев в ликвидации последствий ЧС и, пожалуй, во многих других сферах добровольчества.

6. Статья 17 законопроекта, посвященная полномочиям государственных органов, – статья формальная, но в ней есть опасный в контексте законопроекта пункт: «разработка рекомендаций для учреждений сферы здравоохранения, образования, социальной защиты, культуры, искусства и спорта по порядку привлечения добровольческих (волонтерских) организаций и добровольцев (волонтеров) к участию в осуществлении деятельности этих учреждений».

Чтобы ограничить деятельность добровольцев в рамках законопроекта достаточно дать учреждениям рекомендацию привлекать добровольцев только зарегистрированных – и путь в учреждения для незарегистрированных добровольцев будет закрыт. Так формально необязательная регистрация может стать практически необходимой.

7. Крайне сомнительно сформулированы задачи добровольческой деятельности. На первом месте авторы законопроекта поставили почему-то помощь государству в решении его социальных задач, и совершенно отсутствуют задачи именно общественные, связанные, например, с повышением качества жизни получателей добровольческой помощи (социально-незащищенных, пострадавших в ЧС, проживающих в детских домах и интернатах). Остальные упомянутые в законопроекте задачи касаются только внутренних потребностей добровольца (самореализация, приобретение навыков). Видимо, авторы и не предполагали, что добровольцы могут решать какие-то задачи, помимо государственных и личных.

8. То, что подается, как положительные моменты законопроекта – возможность заключения гражданско-правовых договоров, возможность компенсации расходов добровольца, возможность поддержки добровольческих организаций, все это возможно и сейчас, по действующему законодательству.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.