Зачем нужно Министерство по делам сирот?

Инициативу по созданию нового министерства по делам сирот комментируют эксперты

Комитет Госдумы по делам семей, женщин и детей предложил создать министерство или федеральное агентство при Минобрнауки, которое будет заниматься проблемами детей-сирот.

Уполномоченный по правам детей Павел Астахов поддержал идею профильного комитета и предложил администрации президента и правительству рассмотреть ее. «Всякого рода комитеты и советы не смогут решить существующих проблем. Есть предложение от профильного комитета создать федеральное агентство, которое будет заниматься именно в направлении сиротства и оперативно решать проблемы», — заявил омбудсмен корреспонденту газеты «Известия», добавив, что подобные ведомства существуют в европейских странах. Мы попросили экспертов в области решения проблем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, прокомментировать данную инициативу.

Мы задали следующий вопросы: «Как Вам кажется, нужно ли отдельное министерство или агентство по делам сирот? Не будет ли это очередным вложением денег непонятно во что или это — возможность действительно начать реально решать проблемы?»

Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»:

— Нет такой отдельной проблемы как «сироты», по делам которых предполагается создать агентство. Сиротство — это результат социальных проблем семейного неблагополучия, отсутствия государственной семейной политики, отсутствия гарантий реализации прав детей. Их проблемы — это когда вместо мер поддержки семьи происходит отобрание, когда в деревнях повальный алкоголизм и безработица, когда у нас провозглашается приоритетной одна из форм устройства ребенка в семью, вместо того, чтобы пытаться устроить каждого ребенка в семью, и, прежде всего, в родную, исходя из его личной и конкретной ситуации. Проблема сирот в нашем обществе в целом связана с нетерпимостью по отношению к людям, которые выглядят и ведут себя иначе.

У нас отсутствует инфраструктура для того, чтобы ребенок с особенностями мог свободно реализовать свой человеческий потенциал в обществе. У нас врачи часто уговаривают маму отказаться от ребенка с ДЦП или синдромом Дауна. У нас выплачивают смешные пособия на детей кровным семьям, на которые этих детей невозможно прокормить. Я сомневаюсь, что все эти проблемы в состоянии решить еще один бюрократический аппарат, но очень важно решить проблему отсутствия коммуникации между разными ведомствами.

У нас ребенок-сирота воспринимается отдельно, что даже в названии предполагаемого агентства говорится, от того же самого ребенка, пока он в семье — и меры поддержки разные, и задачи на сохранения ребенка в кровной семье не стоит. А как только он становится сиротой, с ним работают уже совсем в другом направлении — льготы, деньги, медицина, жилье — все мигом появляется. Где были все эти блага, пока он жил в своей семье?

Мне кажется, самое важное сейчас — научить все эти ведомства не терять ребенка по дороге, это один и тот же ребенок, и работа по помощи ему не может быть настолько разной на разных этапах. И вот это взаимодействие, правила, регламент, комиссия постоянная — это то, что очень нужно, и неважно, на базе чего и кого. Но нужен ли при этом новый бюрократический аппарат – не знаю, пока не уверена.

Александр Гезалов, эксперт общественной палаты РФ, эксперт Всероссийского конкурса «Города без сирот» (2012):

— Я против того, чтобы в России появилось министерство по сиротам. Почему? Я слишком хорошо знаю эту систему — не будет это новое министерство или агентство иметь принципиально иной качественный подход к проблеме брошенных детей, чем все те институты, которые сейчас занимаются этим, так как для этого нужен совсем иной подход к сиротству. Стандарты обучения сирот, подготовки их к жизни и т.д., эти проблемы лежат глубоко в плоскости низкого качества подготовки сотрудников и стандартов жизни сирот. Нужна межсекторная работа, а у нас опять создается система над системой, а в том, что есть, уже все заложено, нужно это грамотно отстроить, а иначе получается — надзор за худой системой!

Александра Аракелова, руководитель Свято-Димитриевского детского дома:

— Нужно разобраться, в чем будут функции этого предполагаемого агентства и полномочия. Сейчас пока трудно сказать о пользе или вреде такой инициативы. С одной стороны, это, конечно, показная реакция государства на возмущение в обществе принятым законом. С другой стороны, нет худа без добра – может быть, реально что-то сдвинется по проблемам детей-сирот. Все зависит от того, кто и что будет делать в этом федеральном агентстве. Любая добрая инициатива может быть обращена во вред, как известно. Важно, думаю, чтобы в качестве экспертов туда вошли люди, которые непосредственно занимаются сиротами, чтобы это были не только чиновники, иначе опять будет по принципу «хотели как лучше, получилось как всегда». Не знаю, возможно ли такое сотрудничество с фондами и теми, кто непосредственно участвует в жизни сирот, для федерального ведомства?

Ольга Резюкова, заместитель руководителя социального проекта ВГТРК «Детский вопрос»:

— Да, такое министерство или агентство нужно, даже необходимо! В настоящее время эта система работает по принципу «У семи нянек…» Да, собственно, и системы никакой нет – «лебедь, рак и щука» — Министерство образования, Минздрав и Минсоцзащиты, причем в каждом регионе есть еще и свои «тараканы». Так что вертикаль власти в этом вопросе ох как нужна! Ну, а что касается денег. От коррупции в нашей стране никто не застрахован, увы. Во всяком случае, хуже не будет — это точно!

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.