За кулисами Паралимпиады: впечатления волонтера

«Сочи во время Паралимпиады – это слом сознания. Я думала, что так не бывает», — говорит Татьяна Зальцман, зав. кафедрой социальной работы ПСТГУ. Татьяна две недели трудилась на Паралимпиаде волонтером

«Сочи во время Паралимпиады – это слом сознания. Я думала, что так не бывает», — говорит Татьяна Зальцман, зав. кафедрой социальной работы ПСТГУ. Татьяна две недели трудилась на Паралимпиаде волонтером.

Фото http://www.livekuban.ru

В другом мире, где человек человеку друг

Подготовка к Паралимпиаде продолжалась 700 дней. Почти два года для волонтеров проводились тренинги, презентации, их знакомили со спецификой работы с инвалидами, тестировали. Мне как специалисту все это было бы крайне полезно. Увы, осознала я это намного позже, уже в Сочи, увидев результаты двухлетней титанической работы волонтерских центров. А когда я уезжала из Москвы, было лишь беспокойство о том, что уезжаю на долгих две недели, пропускаю международную конференцию, и вообще, все эти массовые мероприятия больше для молодежи, чем для меня. Вот в таком скептическом настроении я и оказалась в Сочи.

Ссылка в закладки:

Как стать волонтером

Мое беспокойство бесследно пропало в первый же день, вернее в первый же час и больше не возвращалось. Зайдя в автобус, идущий из аэропорта в волонтерскую деревню, я подошла к единственному свободному месту. «Здесь не занято?» — спросила я сидевшего у окна мужчину. — «Нет, но вы садитесь лучше к окошку, – сказал он, уступая мне свое место. — Ведь вам за мной ничего видно не будет». И я подумала, что приехала совсем в другой мир, где человек человеку друг.

Так и оказалось. За две недели, которые мне довелось провести в Сочи, я не видела ни одного человека в плохом настроении. Может быть, они и были, но я не видела. Всем было радостно, потому что было интересное дело, все улыбались друг другу и всегда были готовы помочь. Мужчины открывали перед женщинами двери, люди знакомились на улицах и тут же затевали оживленные беседы, заканчивавшиеся дружескими объятиями и обменом телефонами, инвалиды братались с волонтерами.

А сколько добрых слов, оказывается, можно сказать друг другу, пока стоишь в очереди! Одно доброе слово, как эхо, рождало новые. И наоборот. Был случай, когда я повела себя неправильно — отнеслась к человеку не так доброжелательно, как должна была. И тут же остро ощутила неуместность моих сердитых слов.

8 тысяч волонтеров, и все довольны?

Я смотрела на Паралимпиаду глазами волонтера. То, что я видела, не имело ничего общего с той картиной, которую рисовали СМИ, которые мне попадались еще в Москве. О подготовке к Олимпиаде и Паралимпиаде писали и говорили много, но почему-то все больше с иронией, недоверием, усмешкой. Но здесь все было очень серьезно, каждый был готов к подвигу, но не на словах, слов таких, конечно же, никто не говорил, а на деле.

И еще – все внимание СМИ было приковано к самим соревнованиям, а вот что пережил город, кто и как обеспечивал праздник, как он был организован, — об этом почему-то не говорили совсем. И совершенно напрасно. Потому что успех любой Олимпиады и Паралимпиады в огромной степени зависит от работы волонтеров. И те, кто эту работу организовал и координировал, заслуживают не меньшего восхищения, чем сами участники игр.

Вы только представьте себе масштаб мероприятия. По официальным данным В 26 волонтерских центрах было подготовлено 25 тысяч волонтеров, а на Паралимпиаду приехало 8 тысяч! И всех надо было принять, направить на места работы, обеспечить жильем и питанием. Если бы волонтеры почувствовали, что их работу не ценят, если бы возникла какая-то фальшь, пренебрежение, равнодушие, непременно возникло бы напряжение и недовольство. А нас не покидало ощущение своей нужности, и мы были благодарны за возможность поделиться с другими своими силами, теплом и заботой.

Деятельность волонтеров была очень разумно организована. Перед каждым ставилась посильная, понятная задача. Работать приходилось много, но это была не та работа, после которой валишься с ног. Наоборот, она давала силы. Никакой нервозности, никакого страха перед единоличной ответственностью. Ты понимаешь, что если сейчас ошибешься, ничего страшного не случится. Ты не один. Есть некий механизм, который всю ситуацию держит на плаву. Тот, кто рядом, всегда придет на помощь, и вы вместе исправите ситуацию. Если вы не справитесь вдвоем, придут на помощь другие. Эта поддержка, которую мы ощущали со всех сторон, очень много значила. Очень.

Я была распределена в группу волонтеров, которые должны были работать со зрителями в горном комплексе для соревнований по лыжным гонкам и биатлону «Лаура». В наши функции входило управление зрительскими потоками, направлявшимися на соревнования, проверка билетов, работа в бюро находок и т.д. Заступали на смену в 6.30, заканчивали в 17.00. За две недели был и снег, и дождь, и туман, но нам надо было быть всегда на посту.

Как сделать так, чтобы просто толпа всегда была организованной очередью, а не превратилась в хаос – это очень интересный опыт. Наверное, со стороны кажется – что тут особенного, идут себе люди и идут. Но дело в том, что путь до стадиона мог занимать у зрителей больше часа. Несколько тысяч. И хотя во время Паралимпиады людей было меньше, но зато было больше людей с особенностями в передвижении. Надо было дойти/доехать от станции до пропускного пункта на «Лауру», пройти через него, сесть на фуникулер, потом пересесть на другой фуникулер, какую-то часть маршрута идти пешком… А волонтеры были всегда рядом с людьми, поддерживали, развлекали, успокаивали, кормили, одним словом делали все, чтобы у всех было хорошее настроение и хватило сил поболеть на соревнованиях.

На Красную поляну часто спускался туман, и это создавало дополнительные сложности. Туман сгущался неожиданно и стремительно. Были случаи, когда людей приходилось водить туда-сюда по несколько раз. Каждый день нас ставили на новое место. Красивее всего, конечно, было на самом верху. Приведя на эту точку, инструктор предупредила: «Приготовьтесь. Все, кто сюда приходит, как правило, говорят одно и то же «Ах, как красиво!», и кидаются фотографировать!». Ваша задача подсказать, что фотографировать можно не только около выхода с подъемника, а то затор образуется. Вот какой подход!

Безбарьерный Сочи: почти Лурд

Паралимпиада – это уникальный опыт по созданию безабарьерной среды. Конечно, можно найти, что покритиковать, но я этого делать не буду. Самое главное, на мой взгляд, было сделано: лед непонимания был сломан, как это и показали в церемонии открытия Паралимпиады. В городе ждали не только волонтеров и зрителей, но и людей с инвалидностью. И сделали все, чтобы они встретились. Мне это очень напомнило французский город Лурд , куда приезжают паломники-инвалиды, а волонтеры приезжают послужить им. И все стараются для других, не жалея потраченного отпуска.

Помню, как, приехав из Лурда, мне хотелось и у нас увидеть что-то подобное, и я очень рада, что увидела! Интересно, что многие олимпийские и паралимпийские объекты Сочи, как и Лурд, находятся в горной местности, что создает дополнительные трудности для инвалидов. Но их там ждали, и были готовы на все, чтобы создать людям праздник.

Мне кажется, Сочи — это в некоторой степени слом нашего сознания. По рассказам, многое владельцам зданий приходилось переоборудовать за свой счет. И не все понимали зачем делать то, что может быть не будет востребовано. «Зачем я буду делать пандус, если им никто не пользуется?» — такова была логика большинства. И на словах было очень сложно объяснить, что это замкнутый круг: пока не сделают пандус, им не будут пользоваться, а пока им не будут пользоваться, его не сделают.

Только потом те, кто сделал доступными входы в свои здания, удивлялись, что количество посетителей в их заведениях заметно увеличилось. Вложение оказалось не просто не бесполезным, а даже выгодным. Но на то, чтобы сломать стереотипы, думаю, и ушло больше всего времени. Хотелось бы, чтобы этот опыт повторили и другие города, тем более, что уже есть у кого поучиться.

Татьяна Зальцман

Радость гражданской ответственности
Большую часть волонтерского корпуса составляли студенты. Что я могу о них сказать? Я уже много лет работаю со студентами и среди них много очень хороших ребят, но вокруг говорили, что молодежь нынче не та, поэтому я думала, что нам просто везет, ребята, которые выбирают для себя профессию социальных работников, да еще и в православном вузе, не могут быть плохими, но в Сочи я убедилась, что так везет не только нам, всей нашей стране повезло.

Слухи о том, что российская молодежь испорчена, развращена и ничего не хочет, сильно преувеличены. Если бы это было так, откуда бы на Паралимпиаде взялось столько молодых энтузиастов, согласившихся в разгар учебного и рабочего года сорваться с места, из собственного кармана оплатить дорогу и примчаться за тридевять земель, чтобы бесплатно работать с утра до вечера в совсем не комфортных условиях?

Я жила в квартире с замечательными девушками из Минска, Волгограда, Москвы, Уфы и Коряжмы. Активные, инициативные, умные и добрые. Не пьют, не курят, бегают, катаются на лыжах. И только таких волонтеров я видела в нашей волонтерской деревне.

Мои соседки были спортивными волонтерами, то есть работали непосредственно со спортсменами. Не все из них хотели ехать именно на Паралимпиаду, но никто не пожалел. А те, кто раньше не встречался с инвалидами, постепенно меняли к ним свое отношение: чувство жалости уступало месту уважению и даже восхищению, ведь ребята приехали из того мира, где инвалид – это беспомощный человек, живущий какой-то своей непонятной жизнью. А тут – отчаянные сражения по следж-хоккею, лыжные гонки, керлинг, сноуборд… «Да какие ж они инвалиды, они настоящие спортсмены, без всяких скидок и поблажек».

Думаю, у всех волонтеров, работавших на Паралимпиаде, тоже произошел слом сознания. Они теперь знают, что обходить за версту человека в коляске, смотреть на него с жалостью – это не норма. А норма – это улыбки, это радость полноценного общения, где человек с инвалидностью – это тот с кого можно брать пример, учиться у него воле к победе, упорству, решимости, отзывчивости. Они услышали верную ноту и теперь смогут услышать фальшь и с ней бороться. Ребята уже вкусили радость настоящей гражданской ответственности и готовы к дальнейшим свершениям. Сейчас надо успеть подхватить этих ребят, не дать им погаснуть. Это готовые волонтеры для НКО, для государственных проектов. Если это произойдет, то это может быть началом больших изменений в нашей стране.

Не знаю, насколько в обычных условиях можно воссоздать атмосферу, царившую в Сочи, но хотя бы чуть-чуть приблизиться к этому идеалу стоит попробовать.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.